, обновлено — 30 ноября 2020 64 мин на прочтение

ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН #105 Евгений Курт, uCoz. 4 000 000 $ в год на конструкторе сайтов

uCoz — это первая платформа для создания сайтов в рунете. Уже через год с помощью конструктора было создано 100 000 сайтов. 

Спустя 15 лет на платформе работают 1,2 миллиона сайтов. В интервью Евгений Курт (Facebook) рассказал историю создания uCoz, провел экскурсию по офису и дал советы молодым предпринимателям.

Подписывайся на ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН на YouTube, SoundCloud и iTunes.
Ставь 5⭐️ на iTunes. Лайкай и комментируй выпуски на Youtube.

О чем говорили

00:01:44 – Экскурсия по первому офису uCoz
00:02:26 – Сколько людей работает в компании?
00:04:06 – Корпоративная культура uCoz
00:08:08 – В каких программах работают дизайнеры?
00:10:57 – Какой проект, если не uCoz?
00:12:43 – Стоимость привлечения пользователя
00:16:48 – Как правильно масштабировать бизнес?
00:21:53 – Почему сложно работать на рынке Бразилии?
00:25:30 – Какие сервера использует uCoz?
00:27:22 – Особенности управления it-командой
00:32:26 – Как мотивировать себя работать?
00:35:49 – Каково быть руководителем в 19 лет?
00:37:43 – Как появилась идея создания uCoz?
00:38:49 – Что такое большие заработки?
00:40:16 – uCoz — это большая компания?
00:42:02 – Про форум uCoz и его сторожил
00:45:56 – Как набирать команду?
00:47:10 – Как делегировать ответственность?
00:49:55 – Как научить сотрудников работать лучше?
00:52:45 – Как правильно воспитывать детей?
00:59:41 – Во что бы вложил 100 000 $?
01:00:34 – Советы начинающим диджитал-специалистам

Смотри также прошлые выпуски с гостями подкаста Продуктивный Роман:

Конкурс

  • Настольная головоломка
  • Годовой премиум на uCoz
  • Созвон с Евгением Куртом

Для участия подпишись на канал, напиши комментарий под видео.

Победителя выберем 17 декабря 2020 года.

О компании uCoz

Год основания2005
Ежегодный оборот4 000 000 $
Количество сотрудников120 +

Расшифровка подкаста

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Всем привет. Мы в городе Черкассы. Специально приехали сюда, чтобы записать интервью с ребятами из uCoz. Для меня это особенное интервью, потому что мой личный приход в интернет-маркетинг, в digital начинался с создания сайта на uCoz, и возможно в рамках интервью я буду несколько комплиментарным, но это неточно. Я постараюсь задать все вопросы, чтобы мы узнали, можно ли в 2020-м году зарабатывать на конструкторах сайта, как устроен этот бизнес и чему новому мы можем научиться у сооснователя этой компании Евгения Курта. Будет интересно. Не переключайся.

Евгений Курт, сооснователь uCoz

Экскурсия по первому офису uCoz

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Я говорю, что вот это вот просто историческое, историческое место. Первый офис у uCoz, он вот за той дверью был, а потом мы пошли вверх прям во всех смыслах, мне кажется. Там что-то показывают, говорят.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: А там была такая, ну, там кто-то другой живет, сейчас неудобно заходить, маски, все боятся коронавируса, поэтому… Была маленькая комната, там я еще помню, примерно сезон был вот ровно такой же и не было отопления, и было очень холодно, грелись от ноутбуков, но уже были ноутбуки, это прогресс.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И вы сидели в куртках?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, ребята, да. Я, поскольку такой, понаездами, я бегал по офису, и, видимо, меня грело начинания, все начинания, а ребята, да, в куртках в основном, конечно, сидели.

Сколько людей работает в компании?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сколько сейчас людей работает в этом офисе? У вас 4 офиса итого, да?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, на 3 города, да, по факту их получается так, что 4. В этом — порядка 25 человек, но сейчас их меньше в силу, собственно, карантинных всяких, кто хочет удаленно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сколько итого сейчас в группе компаний?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: 125-130, скажем. Есть удаленные ребята, есть там даже пара человек на полставки. Я даже знаю, почему сегодня цифра шифрована 128, но завтра может оказаться 127, а послезавтра 129, такая тема.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Привет, ребята.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Уже алкоголем или санитайзером пахнет. Ну, вот, тортик подготовили. Основные мероприятия не здесь, ну, чтобы и на кухне было.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Мышка с клавиатурой.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Там еще и клавиатура, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И полная WASD, да?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Надо программировать и за едой.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Кнопки еще не прожаты?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это, да, за 15 лет как-то еще нет. А здесь, кстати, из арт-объектов, вот тот на стене и где-то столик, — его, наверное, укатили, — это дизайнер. Она делала, ну, что-то вроде училась в институте, дипломную типа работу, и нужно было ей вот такой промышленный, скажем так, не знаю, как называется, вот, и до сих пор так и висит. Он включается, выключается. Я не знаю, если… Опа.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Мне кажется, это какая-то прошлая версия, да?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это 100%. Тут, видишь, тут собраны все логотипы. Это, во-первых, прошлая версия по оформлению и если мы там где-то еще флаги посмотрим, то они будут другие. А вот, смотри, это, видимо, сегодняшняя версия из ноликов и единичек, такая тоже есть, от руки.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Уделил времени, нарисовал.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, котики, тут, да, это котики.

Корпоративная культура uCoz

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, и советуют тут курс глинтвейна, я смотрю, чтобы легче перенести осень. Насколько часто ребята выпивают в компании?

Мы не осуждаем ни то, ни другое

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Они мне не докладывают, ты не поверишь. Слушай, честно говоря, традиция таких микрокорпоративов, она в принципе достаточно развита. Ну, это и от офиса зависит и это не всегда про выпивание — это, там, про посидеть. В ростовском офисе у нас есть возможность, там есть своя улица, там что-то пожарить в мангале. Там у ребят, ну, есть группа такая, эти про кальяны, эти действительно про выпить. Как-то так. Как во всех, знаешь, сейчас же модно, зожники, не пить, т.е. мы не осуждаем не то, не другое. Мы как-то толерантно.

Это просто уголок релаксации. Не скажу, что он супер востребованный, но можно…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Массажный стол. У вас приходит корпоративный массажист?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, приходит, да, массирует, ну, такой экспресс-массаж.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это преимущество того, что у тебя офис в регионе, да, что у тебя все дешевле, и аренда, и цена?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не могу похвалиться, что в Москве у нас есть массажный стол, как бы, нет, но там есть зато фитнес-центр на первом этаже и корпоративные типа карточки. Ну, это нормальная тема для сотрудников, ну, там, сильно недорогие для всех. А вот, собственно, в регионах скорее площади позволяют. И действительно массажиста взять — это недорогая будет, честно говоря, история.

Вот это, мне кажется, очень полезная штука, потому что мы работаем за компьютерами, вот эта вся тема, да, и, конечно, даже полчаса тебе дают, как бы, осанку потом дают. Добро-рыбки — это, видимо, по фанатским причинам. А это, знаешь, это из серии, мне кажется, часто вот такие массажные кресла — это просто глупая покупка. Она объективно во всех офисах никому не нужна и этому креслу, ну, ему не 15 лет, но лет до хрена.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Пульт управления, просто можно все, наверное, настроить под себя.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Нет, этого она не делает. Пойдемте дальше, посмотрим.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Поставим на выпуске 18+.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Здесь давай посмотрим. Это, ну, аля локально, там, что-то разработка.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Стойка, стоечка.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Стоечка, да, и сервер. Вот компьютер стоит, но там есть еще какое-то железо. По-моему, изначально это, кстати, вообще был гардероб, если мне память не изменяет.

А вот, кстати, видишь, айдентика. Это частый же вопрос, я не знаю, мы, конечно, с тобой не про политику, я надеюсь, но часто, да, как уживаются российско-украинские компании. Вот, видишь, у нас нормально, мне кажется, нету проблем.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: uCoz-евка один километр.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, но uCoz в этом плане, конечно, изначальный, ну, и основной, у нас не то, что там Черкассы — это чисто uCoz, да, там, а, не знаю, Ростов — это uKit. Есть ребята, которые какие-то задачи для uKit решают здесь, колл-центр в частности, а есть ребята в Ростове, которые там что-то обслуживают часть uCoz, но в основном поддержка uCoz здесь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И инкорпорированы вы преимущественно на Кипре?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, в общем, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, uCoz Ltd.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, у нас был долгий BVI. Ну, BVI история ушла. Сейчас мы трансформацию на Кипр полностью сделали. Ну, в общем, давно там есть инстанс как бы в этом плане, но это, конечно, физически мы в русскоязычной зоне, так назовем.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Показывай ребят, коллег.

Стена красивая

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Изначально дизайнерская. Я не скажу сейчас, что только дизайнеры сидят, но стена красивая.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Кто у вас рисует? Ну, вот эти все рисунки?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ребят, кто это рисует?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Бэнкси? Шэнкси?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это вот Ксюша, наш офис-менеджер, любит. А на стене кто помнит, кто рисовал?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень красиво.

МУЖСКОЙ ГОЛОС: Такое…

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Такое. Это ты скромно сказал: «Я», да?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И кто здесь сидит? Над чем ребята работают?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ты хочешь их пытать?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Тут разные функции. Вот Ярослав, он наш дизайнер. Здесь у нас больше за сисадминство. То есть тут такая микс по факту. Я думаю, ребята стали соединяться больше по любви друг к другу, так сложилось.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: По интересам.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Нет, есть, конечно, там есть кабинет, мы прочитаем, что на нем написано, и это правда про него. А в целом, ну, вот здесь микс. 

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Баннеры для рассылки в Illustrator’е.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Конечно, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вижу Sketch рядом открыт, Photoshop, Illustrator. Так много инструментария?

МУЖСКОЙ ГОЛОС: Ну, да, да, приходится сейчас.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Многостаночник.

В каких программах работают дизайнеры?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А что Figma не убила необходимость вот Photoshop, Sketch, Illustrator?

МУЖСКОЙ ГОЛОС: Я привык рисовать в Illustrator, потому как бы олдскул.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не, ну, Figma, она действительно не для вектора в любом случае. Слушай, ну, Ярослав, видимо, старовер, он решает какие-то свои задачки. В основном мы, конечно, в Figma работаем. Со Sketch мы переехали года 2 назад.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, Sketch просто Mac only, да?

Figma, конечно, победила этот рынок

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Как видишь, у него Mac. Это не в этом проблема была. Короче, проблема Sketch не в том, что он Mac only. Но Figma, конечно, победила этот рынок. Там коллаборация очень много дала. У Ярослава чаще выделенная задача, в смысле он не работает в команде дизайнеров, ну, так сложилось.

А вот, ну, как бы, в целом есть у нас фантазии что-то в uCoz по интерфейсам переделать, но он в общем статичен, будем честны, и там пользователь не любит, когда ему что-то меняют, не привык, он не любит, что ему меняют. Это именно та история и как бы не всегда надо трогать. А как бы история новых продуктов, там, конечно, ну, глупо это все. И, знаешь, перенос ради переноса и переезд с технологии на продукт…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: «Дарим бонус при пополнении рекламного модуля».

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это он для uKit рисует, вот то, что я сказал.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это уже какая-то смешанная модель, да? Ну, т.е. через вас клиент может пополнить…

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, мы же зарабатываем не только на продаже наших тарифов, да, есть разные апселлы, начиная, там, ну, самое понятное — это домен именно. Пойдемте пока, наверное, потихоньку дальше, не будем уж совсем отвлекать.

И это вот, ну, конкретно здесь, это вообще PromoPult ребята. PromoPult — это бывший, ну, не бывший, текущий, это SeoPult, достаточно известный. По сути, они делают такой, это даже не White Label, а скорее Co-brand, который у нас интегрирован. Мы тоже, ну, получаем вот эту комиссию от комиссии и…

Они, видимо, не любят разговаривать

Давай здесь колл-центр посмотрим. В колл-центре почему-то всегда тихо. Они, видимо, не любят разговаривать, но зато их идея понятна.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, очень много места. Обычно в колл-центрах на порядок меньше места.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, как видишь, вообще даже тут рабочие места все не заняты. Мы, честно скажу, мы не чемпионы. Это, скорее, они звонят, спрашивают, как… кто обращался в поддержку, контроль качества выполняют, т.е. у нас нету продаж, ну, каких-то, там, холодных, еще.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, я не вижу на доске сразу, знаешь, KPI по продажам.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, да, да, это другая история, он поэтому и небольшой.

Какой проект, если не uCoz?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У тебя есть ощущение, что ты продолжишь заниматься этим бизнесом, даже если рынок будет стагнировать, все будут говорить, что он умирает? Там, не знаю, сейчас соцсети очень большой кусок рынка откусили, и маркетплейсы откусывают, ну, т.е. часть бизнеса, ему уже не нужен сайт-визитка, он уже есть в Instagram, да.

Инструментами для созидания я бы хотел продолжать

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Я все понял. Смотри, первое, ну, во-первых, не, у меня нет никакого, что все, мое призвание заниматься инструментами для создания сайтов, там, не знаю, до конца своей жизни, она динамична, хотя инструментами для созидания я бы хотел продолжать, вот как-то так мне это сейчас кажется, может, через 10 лет это будет другой человек, который тебе что-то другое скажет, но рынок соцсети откусили лет так 10 назад и ушли вот эти домашние прекрасные странички с narod.ru в соцсети и там им место, и слава богу, и больше того я тебе скажу, что как пользователь я сам об этом мечтал, да, это первый момент.

А второй момент, именно конструкторы сайтов, там, вот 2019-й год — это первый год, когда мы, ну, весь рынок, все вместе, откусили от CMS типа WordPress и далее, да, наша доля в этом рынке выросла, т.е. сайтов в мире, ну, он не то, чтобы стагнировал, он видоизменяется, там другое сильно наполнение стало, да, так вот, как это, ну, концепция создания, она поменялась от условно вот таких движков как WordPress. Ну, он по-прежнему, там все у него хорошо и он тоже откусывает у других решений. Вообще все вместе мы отписываем от «написали на коленке», и это большое счастье, это прям счастье для всех, кто владеет этим, кому это потом, ну, там, новый пришел сотрудник управлять. Вот стандартизированное решение там, где они применимы, а они там в девяносто, не знаю, восьми процентах случаев точно применимы, это большая удача.

Стоимость привлечения пользователя

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Смотри, ты озвучивал стоимость привлечения пользователей порядка там 50-60 долларов на uKit. Если брать ваш средний пакет, хотя опять же ты называл, что у вас есть там люди, которые платят очень много денег в рамках uCoz, да, у кого выделенный сервер.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, это, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Если брать там средний пакет, я не знаю, возможно, по uKit это действительно и медианный одновременно с этим пакет, 12.5 долларов в месяц, да?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, не, это, конечно, не медианный. Слушай, у нас самый основной тариф и большая часть клиентов — это 5 долларов. То, что у нас самый дорогой тариф — 15, а самый дешевый — 5, медианным средний чек 10 не делает. Там, видимо, тоже где-то, ну, типа, я называл цифру 12.5 — это средний чек, но он складывается из периода оплат. Это просто как-то выдернуто из контекста: «Сколько средний чек? Средний чек — 12.5 долларов». Но это означает, что, ну, не ARPU так называемый, да, а это именно средний чек, который человек платит исходя, вот эта цифра оттуда.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это типа средний чек транзакции?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, средний чек транзакции.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Типа он продлил на квартал, там, в среднем на 12.5.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, на квартал со скидкой, без скидки.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что у меня был следующий вопрос. Если у тебя 12.5 долларов в месяц и 24 месяца срок жизни, то ты зарабатываешь на пользователе 300 долларов. И у меня вопрос: почему вы тратите только $50-60 на Customer Acquisition? Вы можете тратить $100.

Разные каналы имеют разную выживаемость

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, короче, ты понял. Не, мы можем, ну, во-первых, это же зависит тоже, это же среднее по больнице, средний — $60 — это означает, что кого-то мы покупаем за $10, ну, условно говоря, не могу сказать, что таких много, а кого-то на самом деле за $100, но это уже, ну, вот, на грани, да. Но, опять-таки, разные каналы имеют разную выживаемость, потому что аудитория более случайная живет меньше, это объективно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я просто к тому, что есть усредненное правило, что у тебя Customer Acquisition Cost — это 1/3 от LTV. Очень усредненное, потому что у тебя в зависимости, — ты захватываешь рынок, какой у тебя доступ к деньгам и так далее, — у тебя это соотношение может меняться.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Я думаю, у нас оно, к сожалению, даже выше, ну, там, типа вот 1/2, а не 1/3, т.е. мы ближе туда. И как бы тоже он же меняется, вот приходит, очень много игроков в этом рынке, да, и откуда у них деньги, это совершенно неважно, но периодически ставка, грубо говоря, в рекламных сетях повышается, да, и у тебя там меняется в этой связи картинка, ты можешь либо отступить, либо потерпеть, мы в общем поскольку давно, мы знаем, что иногда можно потерпеть немножко и эти отвалятся.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И дать им самим поиграться со своей юнит-экономикой, понять, что они отлили в минус, и они уйдут?

Не каждый бизнес может становиться публичным

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, но еще раз, вот Wix это не останавливает однозначно, абсолютно. И тоже это, ну, мне кажется, какая-то неправильная парадигма. Не каждый бизнес не только должен становиться, но и может становиться публично. Это определенный путь. Вот израильские компании, да, поэтому они второе место на NASDAQ после американских по количеству имеют, они это умеют делать, это отстроенное, ну, бизнес-машина выстроена условно.

Как правильно масштабировать бизнес?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты имеешь в виду, что они создают местные R&D центры и потом продаются условному Intel?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не, не, не, может, я как сам смешал много историй. Я говорю о том, что компании в Израиле, зачастую вот стартапы именно этот путь проходят и это для них естественная история. Значит, создались, раунд, там, пресид, сид, A, B, C, IPO, и они, их вся инфраструктура… Эта история про R&D центры — это другая, это тоже они умеют делать. Они вообще умеют не работать на свою как бы страну. Поэтому это 2 разные истории. Да, у них есть такой бизнес выстроенный, да, сякой. Почему здесь так много аутсорс-разработки? Вот научились строить такой бизнес, это позволяют ресурсы человеческие делать, еще что-то.

Смотри также: Адам Головенко, AI Helps. Как создать it-компанию без инвестиций и ежегодно увеличивать оборот в 2 раза

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Налоги.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, возможно, это тоже. Наверное, налоги позволяют не только здесь. Ну, как бы, складывается ряд факторов. Для конкретно меня и для той среды, в которой мы находимся, пока этих факторов, что мы имеем, что мы знаем, как это сделать, правильно, выгодно, этой экспертизы нет, вот поэтому таких и мыслей нет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть, ну, скорее ты рассматриваешь, там, стратега, чем IPO, для того чтобы стратег позволил тебе по-другому масштабироваться или ресурсы стратега ускорили твой рост?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Совершенно верно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как условно, там, «Яндекс», когда они купили, не помню, то ли «Мастер Еды» или что-то у них было с едой.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: «Едадил», наверное.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То ребята говорили, что у них просто за счет того, что добавился «Яндекс», да, в название, у них конверсия скакнула в несколько раз.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Совершенно верно. Вот такой сценарий, он выглядит куда реалистичней, и действительно эта работа в целом ведется. Не то, что я, там, есть план: все, через год это должно состояться и я знаю, кто это.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но сейчас непонятно, кто это.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Сейчас вообще, знаешь, так мир в этом году поменялся, что много чего…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, как вариант, были банки, но «Сбербанк», у них, — ты в интервью рассказывал, — есть свои White Label решения, «Тинькофф» озвучивал в интервью, что они ищут, но на самом деле выпустили свое, напилили. И кто еще в России может выступить таким стратегом?

Смотри также: Николай Щербина, ПриватБанк: как повысить Open Rate в 4 раза с помощью модели скоринга?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Смотри, со «Сбербанком» я сейчас рискую по тонкой грани, может, потом я тебя попрошу вырезать, но вроде никаких NDA не было. White Label мы как раз меняем и если успеем, у них окно релиза… Эксклюзив даю. Мы должны 27 ноября, если успеем, не факт, со «Сбербанком», ну и в принципе это не очень простой процесс, успеем. Если нет, то, видимо, это уже в следующем году. И при этом хотят ли конкретно «Сбербанк» выступать, покупать подобные бизнесы, это открытый для меня вопрос. Мы пока вот решаем задачу эту с ними работы так. У нас на сегодняшний день работаем White Label, например, для Mail.ru, тоже такая история. Хотя это тоже не потому, что Mail.ru может стать нашим стратегом, хотя, может быть, и мог бы, но, в общем, много вопросов.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вашим стратегом может стать банк, который работает с МСБ, да, активно?

Смотри также: Сергей Ревякин, Neufund, Kontist: как сделать mobile-only банк, который заменит бухгалтера?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Выглядит очень разумно, действительно, банковская, возможно, телеком-сфера, но у них чего-то у самих…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Для увеличения ARPU, там, как бы.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Они очень сильно туда идут, вот все, и мобильные, да, сотовые операторы, и…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, Video on Demand они пытаются делать.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: И я, честно говоря, мне кажется, эти компании делают что-то не так, ну, типа нету веры, вот, т.е. тут есть на что посмотреть, о чем задуматься.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, Google делает свой Google Sites и если будет покупать, то не факт, что местное решение.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не, Google вряд ли. У них, во-первых, больше. У них минимум 2 конструктора, не только Google Sites, есть. И они немножко по-другому к этому подходят. Но как видишь, да, например, поисковые гиганты тоже это делают. Ну, собственно, у «Яндекса» на сегодня тоже есть. Конструктор турбо-страниц он называется, ну, они так решили. Мы с ними обсуждали это. Они были типа делать самим, запартнериться или кого-то купить. И там у них что-то человек 10 пришло на это совещание, как бы, ну, в смысле, куда меня…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: С вами?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, с нами.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А вас сколько было?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: И нас — я. Ну, как-то я готов держать удар, там, 10 человек. Они просто разбирались. Они, наверное, может быть, и не сильно хотели покупать в тот момент или что-то другое делать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А хотели консалтинг?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, мне кажется. Ну, «Тинькофф» точно, я в свое время занимался. Может, для бизнеса это и правильно, подобные подходы. А «Яндекс» тоже, если там с корифеями Рунета поговоришь, все будут говорить: «Яндекс», такая была хорошая компания, вот они там… Потом в общем поменялось ДНК, на мой взгляд, у «Яндекса», они уже тоже больше компания…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Они вышли на IPO.

Мы же не в идеальном мире живем

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ты знаешь, я своими продуктами иногда, что называется, пользуюсь. Вот, к сожалению, в меньшей степени, ну, uKit, я не целевая его аудитория, а там uCoz я был в некотором роде одновременно его целевой аудиторией, ну, короче, пользовался сам. И, конечно же, я тоже много где боль, да, я понимаю, это надо переделать, но мы же не в идеальном мире живем, да, и у тебя, наверное, всегда есть, что улучшить.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не хватает, да, вот этих галочек захвата мира.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, пимпочек. Скажи, где, в каких странах или локациях у вас, не знаю, больше сотни, тысячи клиентов?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Любые, особенно конструктор сайтов, там, в какой-нибудь презентаций или на лендинге, пишут, там, в 187 странах, и это правда. Более того, даже платных клиентов мы наберем, ну, если не в 180, то в сотне стран, потому что там один есть и из Алжира, может, конечно, VPN, но… не, там реально в этом плане. Мы делали арабскую локализацию. Много чего у нас было.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но где в основном ваши клиенты сейчас?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это именно бывший Советский Союз, т.е. включая Грузию, которая говорит с нами, ну, как клиент говорит с нами по-английски, да, включая там вот все…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Грузия, Россия, Казахстан, да?

Восточная Европа — это самый честный ответ

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Все постсоветское, слушай, ну, вот так вот как-то обведем. Мы, кстати, долго был период, когда в Монголии по Alexa.com мы там были в топе, денег она не приносила и интернета, как и население, в Монголии очевидно мало. Из стран, которые вот не говорят по-русски, прям совсем, и не говорили раньше, это Румыния и, я думаю, Молдова, да, этой истории помогла, и до сих пор у нас румынские попытки, но там это не про популярность. Там, какая-нибудь Венгрия, вот эта вся история тоже была. Но именно Восточная Европа — это самый честный ответ. Вот история про Монголию, она такая, случайность.

Почему сложно работать на рынке Бразилии?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Бразилия вы пробовали.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, нормально денег туда всадили, экспертиза, мне кажется, у меня хорошая по Бразилии, пока больше туда не тянет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Экспертиза в плане минуса?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Нет, экспертиза в плане, ну, я действительно многое понял про этот рынок. И вот повторюсь, не тянет. Не только, многие вообще именно компании как бы считают, что российский рынок, но российский мы понимаем, да, он похож на Бразилию по структуре, экономика нефтезависимая, там режимник тоже.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И их относят в БРИК, там, Бразилия, Россия, Индия, Китай.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, и вот на самом деле это абсолютно другой рынок. Это то, что я могу сказать уверенно. И там другая ментальность потребителя. И вот это желание с отверткой где-нибудь под москвичом полежать, оно там отсутствуют. И они более того… Короче, они компьютерно не продвинутые абсолютно ребята.

А самое знаешь, что добило, когда… Там у них есть UOL — это типа, ну, наверное, я не знаю, «Укртелеком» такой местный, но только у них много и онлайн-сервисов типа наших WebMoney там что-то у них есть, почта своя, вот. И они смотрели нас как White Label и рассказывали, там, что как. И они рассказывали: «Ну, как бы, сначала, значит, мы человеку направляем письмо, типа у тебя закончилась оплата».

А у них есть история, это важно понимать, наверное, про Бразилию. У них, если ты акцептировал счет, точнее, тебе выставили, это такая акцепция, то ему надо платить. Тебе вот счет прислали на какую-то услугу, ты подумал: «Да, не, что-то я не хочу», и выкинул, и забыл. А у них: не заплатил — это грех. Ну, в смысле, грех для банка, для налоговой впоследствии. И у тебя возникает проблема. То есть там типа «Да, давайте счет» — это означает: ты заплатишь. То есть для нас это непонятно, да, у них там общая система Boleto, через которую это все проходит, и очень давно она существует.

Так вот они своему клиенту сначала, значит, пишут, потом звонят уже коллекторами, и реально надо заплатить, что ты сказал, что у тебя сайт, ну, галочку поставил.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это условно как с актом, да, там, если ты не дал мотивированный отказ в течение какого-то периода, услуги считаются выполненными?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Типа того.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Если ты не отказался от счета сразу же.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, и ты понимаешь, насколько это меняет правила ведения бизнеса? И как подтверждение, мы когда там летели в свое время на конференцию. Мы вылетаем и говорим: «Нахрен мы куда-то летим, мы не заплатили им ни копейки и у нас не будет ни стенда, ничего». А наш, значит, бразильский, он экспат, живет давно в России, сотрудник говорит: «Да не, вообще не парьтесь, все будет хорошо». Мы приезжаем, деньги еще, я знаю, что они их не могли видеть на счете. И ты приходишь, у тебя все застроено, заклеено, ну, т.е. и это как бы вот так работает.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Другое доверие внутри системы.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Я думаю, что доверия там никакого, особенно тебя как… Знаешь, ну, дело не в том, что у нас разный цвет кожи, у нас один цвет кожи, да, но белого человека там принято обманывать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Гринго.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, наверное, да, формулируют. И даже, когда был у нас Country Manager, который… он рассказывал: «Да не, я учился в Америке, я другой ментальности», все то же самое. Но это не только мой опыт по Бразилии.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Во сколько тебе обошелся этот эксперимент с выходом в Бразилию?

Сотни тысяч долларов

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Их было два. Он был и с uCoz, и с uKit. Ну, давай, так. Это сотни тысяч долларов. Это такой опыт. И, к сожалению, все, пока все.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, может, будет третий.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, может, может. Вот честно написано: «отдел конвертации багов в фичи». Там не только разработчики. Сегодня в связи с вот этим уходом сидят, можно глянуть.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Привет, ребята. Куча места, реально. Куча места. Куча графики на стенах. Today is a good day. Плакаты. «Хуяк-хуяк и в продакшн». Не знаю, насколько это видно.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это, да, это правильный подход, но опасный.

Какие сервера использует uCoz?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Самый нагрузочный проект, который помнишь в истории?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это uCoz однозначно у нас, ну, если ты про хайлоад говоришь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да. В целом админка, ты имеешь в виду, или вся группа сайтов?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Слушай, до сих пор uCoz — это, во-первых, 180+ серверов, да, и… ну, как это, маленькие сайты на uCoz и до сих пор. Самый крупные — это миллион уников в сутки.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это отдельное кэширование, это отдельные инстансы, да, для того чтобы держать такую нагрузку?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Кэширование понятно, оно вообще всегда и для всех, и, да, понятно, начиная от… Изначально это вообще было про FastCGI, это истории про, конечно, Nginx, который что-то тебе позволяет. Но, смотри, uKit уже в парадигме SSG существует, да, ну, т.е. это статика, отдающаяся как Gatsby, сейчас вот из тех, что на слуху, Gatsby vs Next.js. И в принципе тоже самое мы сейчас делаем в Graphite. Это тоже через Netlify. Ну, короче, сейчас Web работает так и это добро.

А у uCoz этой истории нет, он не отдает статику. Это, скорее, там, про оптимизацию… У нас там технический директор. Я знаю, кто должен рассказывать. Не я. Ваня, расскажи, расскажи.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Привет.

ВАНЯ: Привет.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Спрашивают, как держать тяжелые нагрузки.

ВАНЯ: Ну, для статики Nginx работает. Он кэширует отдачу статических файлов и отдает, собственно, всю статику он. Запросы, которые идут на скрипты уже непосредственно, они уже проксируются Nginx на Apache, который занимается FastCGI процессами.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Видишь, не обманывал. Ну, т.е. у ребят в других проектах немножко другие подходы.

ВАНЯ: Технологии, да, разные между uKit и uCoz.

Особенности управления it-командой

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Смотри, правильно ли я понимаю, что за счет того, что у вас офисы находятся в регионах и вы можете позволить себе большие площади, массажиста, чтобы кто-то чинил компьютеры, что люди у вас в целом, там, не знаю, условно, загружены на 80% и у них остается ресурс для каких-то pet-project’ов или роста в соседние ниши?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Наверное, это справедливо. Это не связано только с регионами. Я не понимаю, причем тут регион.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Дешевле аренда. Дешевле зарплаты.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да не, не, площади, конечно, отсюда, это все понятно, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ниже зарплаты.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Насчет вот, одна из самых таких компаний, где люди вообще могли заниматься вторым-пятым бизнесом, про это даже книжка написана Ашмановым, это Rambler, да, который в Москве. И это, ну, не связано.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, просто тогда это другие рынки, другие деньги, мне кажется.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Вообще не связано. Ну, короче, почему люди могут быть недозагружены, у этого может быть миллион причин в компании в любой. Так вот, возвращаясь к нам, у нас действительно вот Quarkly сейчас — это из pet-project’а выросший проект. Ну, он там вырос по такой логике. Ко мне пришел Саша и сказал, что: «Я больше не могу, я вот год делаю проект и у меня уже проблемы со здоровьем, потому что я работаю на работе, работаю после работы и работаю в выходной, да, я хочу делать его в контуре компании». Ну, типа, давай договариваться, ну, грубо говоря. И в целом, я единственно, у меня есть позиция вообще, знаешь, вот у Google вот это, про 20% времени.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, но они отказались.

В IT, если что-то умеют, фрилансят все

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, это вообще миф был, насколько я понимаю. У нас нету такого: «Так, все 20% времени занимаемся тем, чем хотим». Но в общем, если человек что-то делает, ему, кстати, надо профессионально расти, если он это не делает иcподтишка, «я тут фриланшу», да. По-честному, в IT, особенно, если человек что-то умеет, фрилансят все, в той или иной мере, ну, консалтят хотя бы. Я прямо ответственно заявляю. В том числе те, кто под строгими NDA работая над американцами, ну, прям, «Но только никому не говори». Вот это происходит. Если человек это делает, ну, как бы, условно, скрывая от коллектива, рано или поздно эти вещи выясняются. Это плохо на мой взгляд и с этим надо, ну, или с человек прощаться, или как-то бороться.

Смотри также: Где найти и как выбрать фрилансера? UpWork и другие биржи фрилансеров

Если его задачи выполнены, это нормально, особенно если это вырастет в тот project, который потом может, ну, какие-то вещи, мне иногда ребята подходили: «Вот у меня вот такая идея». Я говорю: «Слушай, ну, по-моему, идея твоя фигня. Может, я ошибаюсь. Ну, не, я не готов, как бы, да, и к нашему бизнесу отношение не имеет». Вот истории в этом плане разные.

Кто-то уходил делать свои какие-то проекты, не скажу, что там у нас есть, хотя у нас есть выходцы из компании, которые именно ушли в какой-то момент в свое и… Ну, они довольны, это не какие-то… не могу назвать, что кто-то свой Google создал, но в общем нормальные истории, вполне себе есть. Хотя истории наших пользователей, которые создали не менее значимый, наверное, даже, чем uCoz, для рынка продукт, то таких хватает, а начинали свою карьеру…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Есть у тебя амбиции начать, не знаю, венчурно инвестировать в n-проектов?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ой, это, короче, не мое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Может быть, внутри компании?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: А, не, внутри компании мы это регулярно делаем, по сути. Внутри компании это хорошая история.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как такая акселерация внутри существующих ресурсов.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, да, она существует, были и успехи, кстати, у этой истории. Ну, ты про конструктор калькуляторов сказал. Это во многом такая же где-то история. И, да, это не супер масштабно и это рынок маленький, но это profitable абсолютно проект, как бы там все хорошо в этом плане.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Он profitable, поскольку он в группе компаний, или если его выделить в отдельный юнит, то математика сойдется?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Если его выделить, то ничего не поменяется. Конечно, ухудшится, да, но она точно сойдется. Плюс вот у uCalc, у них как у продукта, у команды, у них 50/50 сейчас это русскоязычные пользователи и англоязычные, как бы, по выручке, по деньгам, и я думаю, что эта часть обгонит англоязычная.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть у вас появляется некая такая насмотренность, какие модели.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, это помогает посмотреть.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, во-первых, вы, по-моему, uCalc продаете в том числе life-time, если я не ошибаюсь.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, но это с этим не связано.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У вас появляется некая насмотренность, какие модели, как, где растут.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Экспериментировать, да, получать вот это знание. Вообще, ты знаешь, я последнее время об этом думаю. По-моему, даже конференции стали проводить еще там буквально пару лет назад. Я их не помню. Это история про вот это внутри компании и знания, как это, передача знания, как-то так это все выглядит. Поэтому в целом вообще возможности…

У нас проходят, как бы, уже сколько лет, ну, по-моему, лет 5, такая внутренняя конференция, именно конференция внутри компании, где мы читаем доклады. У нас есть практика митапчиков внутри, да, но это обычно кто-то про какую-то технологию в пятницу рассказал, мы видео записали, другие офисы, если хотят, могут посмотреть или подключиться в live. Но вот есть и формат конференций. Это прям видно, что от этого есть профит. На дистанции, конечно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Конференция. Вы все слетаетесь в какое-то одно место?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Нет, мы не слетаемся. Во-первых, нету такого, что у нас все, ну, условно, у всех, как это, бухгалтерия и слушать технические доклады, да, вот, мы теряли аудиторию только что, помнишь, по этой причине. Либо кто-то может прилететь из других офисов, если им это нужно и важно, да, или они иногда выступают даже спикерами, поскольку как раз передать знания отсюда туда — это хорошее идея. И не только техническая, конечно.

Как мотивировать себя работать?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи, по тому, что тебя мотивирует рано утром продолжать работать? Это интерес, драйв к этому делу? Или это там видение какое-то будущего, в рамках которого, ну, не знаю, что у тебя произойдет, ты купишь яхту, виллу?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Короче, да, я понял примерно, что ты пытаешься спросить. Если тебе надо, чтобы тебя каждый день что-то мотивировало, там, не знаю, чашка кофе, там, улыбка секретаря или какие-то такие вещи, то, наверно, у тебя проблемы. Ну, т.е. сначала надо выгореть, видимо, ну, вчера вечером, чтобы сегодня утром тебя там что-то должно было мотивировать. Конечно, как на любой работе у меня есть вещи, которые мне не хочется или неприятно заниматься по какой-то причине. Это нормальная ситуация. Там, не знаю, любой контакт с государством, например, меня не мотивирует в этой жизни, но я к этому давно отношусь… К этому я привык просто, да.

Смотри также: Как замотивировать людей стремиться улучшать показатели? KPI интернет-маркетинга.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Адаптировался.

Самое крутое — это всегда результат

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, адаптировался. А в остальном, ну, вот, чтобы так: «Что же меня сегодня утром мотивирует?», у меня не возникает такого, т.е. состояние выгорания, его, ну, не наступило, там, не знаю, кого-то кризиса среднего возраста, вот такие вещи, да, обычно спрашивают. То есть, ну, есть процесс. И вообще, конечно, самое крутое, что это всегда результат. И вот, зная, что у нас там launch продукта через неделю, ну, меня это прямо, ну, мне самому, я попкорном запасся, короче, интересно, как. Потому что он, ну, в любом случае как-то пройдет, да, хочу я этого или нет, но там будут какие-то результаты. И кто занимался SEO, это хорошо понимает. Ты каждый день, условно, встаешь и смотришь, что, как у тебя позиции, да, и это прям такая, ну, это азарт некий возникает.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вот ты говорил, что начинается с признания, а потом ты понял, что цифра — это является отражением.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это тоже признание, может быть, самое важное признание.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это вот результат в плане количества сотрудников, результат в плане оборота или это результат в плане, мы зарелизили крутую штуку, которая помогла 10 тысячам людей?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Смотри, говоря об мотивации в этой рутинной жизни, да, постоянной, вот эти вот результаты, ну, там, крутая штука, зарелизили, они, видимо, они меня драйвят, т.е. я повторюсь, я не ищу себе, что же меня замотивирует, что же сейчас такое в коллективе замутить.

Какие вещи мотивируют на длинной дистанции? Надо быть философом, видимо, чтобы рассуждать такими парадигмами. Ну, есть люди, которые ставят цель: «Я там к такому-то году, значит, завоюю, заработаю миллиард». Я как-то, может быть, по недоумию или по каким-то, я себе никогда так не ставил. У меня были периоды типа «Окей, я позанимаюсь этим 2 года и там посмотрю, может, что-то надо поменять». Вот так я себе периодически в жизни и говорил, но это какая-то ерунда каждый раз оказывалась.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Можно сказать, что тебя драйвит экспансия или доля рынка? Глобального рынка?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Был долгий период, когда я вот могу, сегодня день рождения у uCoz, да, и я помню тосты, наверное, это на какие-то еще давние дни рождения, когда, там, «И в следующем году мы будем, завоюем, завоевывать», вот как-то так это все звучало. И это тогда точно драйвило и казалось, что основной рост там. В целом, успешная экспансия, которая не получилась, да, по крайней мере на дальнее зарубежье, она, это крутая цель, которая у меня по-прежнему есть и с новыми продуктами я надеюсь и рассчитываю ее добиться.

Каково быть руководителем в 19 лет?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В 19 лет, цитирую тебя, «ты одел шапку директора». Это был уже старт uCoz на кухне или это был интернет-магазин?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это был интернет-магазин, да, а uCoz будет через, там, аж почти, типа, 5 лет, т.е. как бы интернет-предпринимательством, я, кстати, для меня до сих пор интернет-магазин, это знаешь, ты больше, ну, это факту или по крайней мере у всех, ты больше занимаешься оффлайном, чем онлайном на самом деле, хотя я, как бы, мои полномочия были типа в онлайне, преимущественно с партнером такое разделение было, но оффлайн все равно, там, курьеры.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Складские остатки, логистика.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это как раз, да, логистическая история и колл-центр занимает много, да, там, закупки все, да, проблемы с винтами, вот этим ты там занимаешься активно, ну, на земле потому что работаешь. Это такая история.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А чем вы тогда торговали?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: О, это было, это 2001-й по сути год и это были сотовые телефоны. Они тогда были именно сотовыми. Потом быстро стало конвертироваться в контракты история. Ты на самом деле зарабатывал тогда не на мобилке больше, а когда ты продавал контракт, потому что платили 60 баксов и вот. То есть эта была, ну, по магазину это была первая история.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И на магазине у тебя получилось заработать, чтобы стартовать uCoz? Или просто у тебя были идеи как бы…

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не, не, не связанные истории совершенно, вообще не связанные. И это вообще, этот магазин потом закончился, был продан как бизнес, потому что у меня пошли проблемы, ну не связанные, во-первых, большой ритейл пришел в этот бизнес, т.е. все, палаточная история умерла.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это была условная «Горбушка»?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, если так, да, можно сказать. А потом через где-то год уже был следующий интернет-магазин, следующий опыт уже с другим ассортиментом. Ну, вот до сих пор у моего бывшего партнера существует тот бизнес.

Как появилась идея создания uCoz?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как появилась идея uCoz?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Она, наверное, не появлялась как идея и там честная история про то, мне кажется, до сих пор эта модель у многих работает, и тогда это была хорошая история. Ты смотришь на, ну, конкретно на Запад, в общем, на зарубеж по факту, что там, но она была сильно трансформирована, во-первых, под хотелки, ну, что как хочется, под то как раз, типа, а как выглядят форумные движки, такие, сякие. Ну, вот из того, что подсматривали, это был тогда, он до сих пор, наверное, существует в каком-то виде, Bravenet и Freewebs, Freewebs давно называется Webs.com, но они сайт-билдером стали, но, короче, это какого-то там 10-го эшелона.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это был некий copycat, да, ну, переосмысленный?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Такой очень творческий, переосмысленный сильно, да, и в общем, ну, вот вдохновение было объективно там, но оно много у Андрея, одного из основателей, да, она история была про то, что как раз были сервисы, там, гостевая книга.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Такая портальная.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, да, такая история оттуда. И вот из нее, это, конечно, было тоже, ну, продолжением той линейки для него.

Что такое большие заработки?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В какой момент ты почувствовал, что ты зарабатываешь много?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не было. Всегда мало.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Всегда мало?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не то, что мне типа не хватает, да, вот что такое много-мало, но всегда есть желание расти и зарабатывать себе и кстати компании тоже, потому что у компании это возможность сделать более крутые штуки, как минимум. Для меня это лично интересно, да, делать, крутые штуки, даже как себе, но это про заработок если себе говорить, тоже самое. Ну, что значит. Чем больше у тебя есть, тем больше ты понимаешь, что можно, ну, как бы, да, реализовывать, если будет еще больше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Когда вы выплачивали дивидентами, ты называл 100 тысяч долларов в месяц. Это много, мало? Или это дивидентами — это…

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, это не мне лично 100 тысяч, чтобы было понятно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, конечно.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: И много, мало, много, да, я не знаю. Ну, это кому как. Это немного, вот. Но это какие-то деньги. Ну, в смысле это цифра, но это не 100 долларов, да, вот мы чувствуем разницу, да, но это, давай посмотрим…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну и плюс к тому моменту у тебя уже доля была меньше?

Это хорошая сумма, но не предел мечтаний

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это вообще с этим никак не связано. Какая доля, никакая доля. Я тебе просто пытаюсь сказать, даже если, ну, вот, мы цифру абстрактную возьмем, ты спрашиваешь: «Много ли для тебя 100 тысяч долларов?». Это хорошая сумма с одной стороны, но это не предел мечтаний. Я понимаю на сегодняшний день, что можно делать с такой суммой, с большей, с меньшей. Вот примерно так это выглядит.

uCoz — это большая компания?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А в какой момент и был ли вообще момент, когда ты почувствовал все, у нас большая компания?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Нет, не было. Во-первых, она до сих пор небольшая. Слушай, мы средняя, как максимум.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В количестве людей, в количестве подчиненных?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: В любой. В количестве людей, в количестве клиентов, как бы. Если вообще, если брать, то вот есть игроки первого эшелона, да, там, ну, если мы Рунет возьмем, понятно, да, это какие-то там от Mail до, не знаю, где первый эшелон заканчивается, ну, сложно взять критерий, но мы к нему не относимся.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Условная «Афиша», да, там, типа?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, наверное, хотя «Афиша» уже, если они там, нет, они в своем сегменте, а Meduza там как бизнес, наверное, как медиа, как охват, Meduza большая, да, а Meduza, как бизнес, нет, они не очень большие и это очевидно. А какой-нибудь CNN — это, наверное, ну, это империя, да. У нас медийные империи вот в виде одного, ну, не существует такого, по крайней мере в моих оценках. Наверное, какой-нибудь «ОРТ» — это, конечно, но это вообще какая-то государственная история, они там в другой парадигме живут ребята.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сколько у тебя было, не знаю, подчиненных, в 25 лет? Сколько стало в 30?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не помню. Если 25, это уже однозначно есть uCoz и там, наверное, нас было, ну, вообще вся команда, там, что-нибудь, 9-25, 10-20, да, что-нибудь вот в этом размере. Ну, скажем, смотри, у нас был пик по людям, не то, что мы потом типа стали меньше, ну, это как раз вот эти локализации, да, попытки выйти на рынок, это в общем про людей. В пике, наверное, здесь было суммарно, короче, больше 150, 160, может быть, человек, это вообще пик. Ну, и это все по вертикали, конечно, мои подчиненные были. Сейчас поменьше соответственно. Ну, это, как бы, скорее, правильно, чем нет.

Про форум uCoz и его сторожил

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, у вас были такие некие, не знаю, опять же, в 2006-2010 году мне казалось, что были некие старожилы форума, я сейчас боюсь соврать, но мне кажется, была такая девушка, Selena, по-моему, ник был на форуме. Она, конечно, помогала очень многим. При этом чувствовалось некая такая жесткость иногда в ответах и строгость. Какая ее судьба?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Тебя зацепила, прям чувствуется. Слушай, я не знаю. Во-первых, знаешь, вот как это вот это «девушка», это была женщина, это реально был достаточно взрослый по нашим тогда меркам человек.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понимаю.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: И это же был такой именно активист, модератор, администратор форума, если я не ошибаюсь, из Риги.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, где-то из Прибалтики.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: И сообщество uCoz — это прям, там много мемов, наверное, могло.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это был реальный человек, не виртуальный персонаж?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это был активист на добровольных началах? Он работал в компании?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Очень долго, да, а потом понимая, что человек очень много вроде как бы для нас делает, ну, это нельзя, наверное, было считать зарплатой, но в общем выплачивалась некая вот такая…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вознаграждение.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Вознаграждение, да. Но она не была в контуре компании, в каких-то процессах. А потом стало мне очевидно, наверное, с опозданием, что, к сожалению, конкретно этот человек и вообще атмосфера слишком токсичная, да, и поэтому… А это знаешь, есть такая история, когда люди, ну, знаешь, в газетах иногда шахматные задачки и люди их решают. И привели эксперимент, что людям стали, кто их решал, платить деньги за решение задачек.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И это перестало быть интересным.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, и когда им перестали платить, в тот момент, когда я сказал: «Слушай, понятно, что я тебя могу выгнать с форума, да, как такового, но платить мы перестаем, и, пожалуйста, короче, вот так вот больше не надо в любом случае». Ну, человек ушел полностью. Ну, как-то так. Ну, и плюс, ей, видимо, не важно. В общем, ушел.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Подарок для твоих путешествий, полетов, если они будут. Держит теплое, холодное.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Почему если?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Не знаю, пока небо открыто, а как будет дальше, поживем, увидим.

Конкурс. Что мы разыграем среди наших зрителей и слушателей за оставленный комментарий, подписку и лайк на YouTube.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это вопрос?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Вы всегда, да, так, без подготовки? А нам физическое лучше, как ты думаешь, или…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это может быть что угодно. Это может быть созвон с тобой, может быть книга, может быть купон.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, созвон не всем может быть интересен, но готов. Если человеку нужна такая опция зачем-то, да, тогда мы виртуализируем.

И годовой премиум в любом нашем продукте, если он ему нужен, раз вот так, да, такая история.

А если все-таки человеку приятно вот как кружку теплую и в руках, я думаю, что это будет какая-нибудь головоломка. Я вообще считаю, что всю жизнь надо учиться, развивать мозг. Физические головоломки не всех радуют, но и не кубик Рубика, это, кстати, вообще не совсем головоломка. Это я придумаю и вышлем.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Физическая головоломка, которую мы отправим по миру. А если человеку нужен годовой премиум…

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Если он хочет поговорить, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть мы можем выбрать несколько людей из комментариев.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, я думаю, что это радостно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И если тебе понравится какой-то из комментариев, где человек объяснит, почему ты должен с ним созвониться, обсудить что-то, то мы сможем выбрать.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: То он может не объяснять. У него может быть эта потребность. Это справедливо.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, ты же должен понимать, с каким запросом.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: А, если он задаст какой-то сумасшедший, да, не хотелось бы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У нас таких в комментариях нету, но кто знает.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не знаю, как у вас, но на YouTube я видел.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ребята, ставьте лайк под выпуском на YouTube, пишите комментарии, будьте подписаны на канал. Мы через месяц после выхода этого ролика выберем тех, кто выиграет призы, свяжемся с вами и вы их получите. У нас еще ни один приз не остался невыданным, шансы высоки, участвуйте.

Как набирать команду?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как ты набираешь команду? Как мотивируешь? Дай хоть 5 советов самых главных.

CEO — это, в первую очередь HR

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Как набираешь, как мотивируешь. Слушай, тут разные советы и нету рабочих от людей. Есть, там, знаешь, типа «лучший выбирает лучших», и я практикую, что собеседование, допустим, мы берем технического специалиста, значит, тот технический специалист с этим стеком или с чем-то еще, которому я доверяю и который доказал, что он молодец, вот его мнение мне тоже будет важно. Но вообще найм — это СEO — это в первую очередь HR, как про внутренние процессы, так и про найм, соответственно. Ну, это действительно, нету вот такой серебряной и волшебной пули никакой не существует. Во-первых, зависит от того, о каких позициях мы говорим. Но я отношусь… Короче, это крайне важный процесс. Он, наверное, номер один. Я очень много вроде продуктом занимаюсь и думаю, но это, скорее, мои какие-то качества, но в общем-то найм и дальнейшее как бы а) делегирование, б) сопровождение и мотивирование людей — это самое важное…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сколько процентов набранных людей, не знаю, за год прошло через тебя?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Не считал, но больше, наверное, проходит, чем не проходит. Не все далеко проходят, как бы, не всех я интервьюирую, но достаточно большой процент.

Как делегировать ответственность?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как ты им делегируешь ответственность?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Как ты делегируешь ответственность? Как это, есть выступление мое на эту тему как, да, но в общем я это делаю. Это, наверное, главное, что надо сказать. Тут самое, наверное, важное, что ты делегируешь не столько, ну, как бы, это двухсторонняя история, да, про делегирование. Человек должен быть готов ее принять и не ты ему рассказываешь, как делать, а он тебе рассказывает, как он будет делать, и если ты понимаешь, что мыслишь ОК, и потом нужны чекпойнты, когда ты сверяешься, не в смысле делегировал все и забыл. У меня было несколько историй, когда: «Окей, ты главный в этой команде, там, не знаю, продакт, и типа увидимся через год, когда будет готово». Это не работает абсолютно. Даже с теми людьми, много лет есть люди, которые работают в компании очень долго и которым я полностью доверяю, ну, в определенных по меньшей мере вопросах, но все равно вот это типа все, я закрыл на это глаза и забыли.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть все равно синхронизация, координирование, промежуточный контроль.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Обязательно. Это может быть необязательно со мной. Да, промежуточный… не всегда контроль, но чаще, ты прав, контроль, он необходим, и это всем полезно. Ну, короче, это и есть работа команды. Если ты один или вас там мало, как бы. там по-другому этот процесс идет. Когда вас относительно много, все меняется.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, ну, если у тебя A-Players, то, да, они, ты не чувствуешь себя самым умным человек в комнате. Если у тебя не A-Players, а сотрудник, ты спрашиваешь его, как он будет что-то решать, он тебе предлагает решение, которое тебе откровенно говоря кажется слабым.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ты ему так и говоришь. В чем проблема?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, т.е. для тебя это ОК. Ты все равно продолжишь этому человеку делегировать ответственность?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Смотри, нет, он может быть, ну, вот ты как говоришь, не A-Players, ты же не делегируешь, там, не знаю, офис-менеджеру, да, он у тебя просто выполняет какие-то задачи. Это как бы норм и это не только про офис-менеджера, а про много еще кого. И при этом я действительно… Ну, вот эта история, как ты это будешь делать и человек рассказывает тебе что-то, хотя ты, может быть, быстрее мог бы рассказать. Но так он начинает об этом думать, гуглить и еще что-то, и ты ему говоришь: «Не, это плохо, иди вот про это узнай, или это плохо потому, а как правильно, иди читай, там, или иди думай».

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть ты не даешь полный ответ?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Иногда, конечно, даешь, потому что иногда у нас срочная ситуация и надо это делать здесь и сейчас. Но я считаю, что только так обучаются люди эффективно. Это очень не любят. Это, знаешь, это еще из детства, когда младшая сестра, ну, типа, помоги с уроками. Вот, конечно, легко решить и отвязаться. Это же вредная история для нее же будет. Так и для сотрудника. Можно примерно рассказать, ну, типа, куда мыслить, и все, и на этом все, а сделать за него — это, в общем, потом сам будешь страдать.

Как научить сотрудников работать лучше?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Три самых, не знаю, частых вопроса, когда ты возвращаешь задачи на доработку? Ты как формулируешь вопросы, чтобы человека заставить, мотивировать, стимулировать подумать и прийти к тому решению, которое, возможно, у тебя уже давно тебе известно?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Слушай, нету вот этого топового вопроса. Наверное, самый частый: «Давай, мы подумаем». Вот просто он так и звучит. Ну, когда вот прям полная хрень, да, типа, ну, давай задумайся, по сути. И иногда матом. Ну, в том смысле, я не сторонник подобного, но если уже совсем хрень, то так.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Типа, что за хрень, только матом?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, да, по сути, ну, как-то. Я, наверное, так. У меня есть такая склонность, не уверен, что хорошая, такое ковыряние. Ты человеку показываешь, «Слушай, чувак», а еще же мы же в чатиках все общаемся, да, типа, «Ну, блин, как так можно, тебе должно быть стыдно, что ты так сделал», это, кстати, не над матом, ну, просто, да, сам факт. Такое некое тыкание, чтобы человек в следующий раз не приносил хрень. У меня частое ощущение, что, ну, блин, ты же сам понимаешь, что это хрень, и как-то попытаться отвадить, вот халтурой не заниматься. Халтура — это очень плохо, пользователь страдает, компания страдает, коллеги страдают очень серьезно. Вот в этом районе. Это достаточно частый подход.

А в остальном, ну, самые болезненные ошибки — это вот в районе UX, да. Слушай, вот ты сделал, условно, кнопку регистрации, которая… ну, это для издевательства над пользователем. Ну, иди зарегайся сам, покажи мне, как ты это делаешь. Ну, как ты это мог сделать? Тебе было удобно? Хотя есть люди, которые иногда пытаются оправдать свою ошибку: «Да, не…»

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Защитить ее.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, это плохая черта. Либо человек это перебарывает, либо надо прощаться.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть, если он, когда ты говоришь: «Было ли тебе удобно?», он начинает защищать свое прошлое решение, а не заниматься самоосмыслением.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, если он один-два раза так попробовал, ну, как бы, ну, ок, да, а если это постоянная история, ну, значит, слушай, может, ему где-то в другом месте будет комфортно. Наверное, в крупных госструктурах это хороший скилл, надо уметь защищаться, а как бы нам это не надо.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Сказали, пора прощаться.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Твои коллеги сказали, что мы надоели уже, заняли пол-офиса?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, мы уже, видишь, все, вышли в окно с тобой в этой связи. Хорошо, когда есть варианты, да, можно в дверь и можно в окно. Я вашей команде на прощание, раз вы, подарить решил. Тут написано Better Together. Я уверен, что это так.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Это шоколадки, да?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, да, это шоколадки за вредность вашего онлайн-производства. Очень, мне кажется, вы стараетесь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Оффлайн, оффлайн.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Онлайн-продакшн.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, спасибо. Для меня, ну, как бы, uCoz — это такая точка, с которой я начинал свое становление в Digital Marketing и в интернет-маркетинге. Тогда и слова Digital-то не было в 2006 году. И в целом, благодаря вашему продукту я пришел в Интернет и понял, как там можно зарабатывать, что делать.

Как правильно воспитывать детей?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи, у тебя есть дети, да? Сколько?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Двое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Двое. Мальчик, девочка?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Мальчик, девочка.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Мальчик и девочка. Вот твой сын, он будет смотреть, например, интервью через, сколько, 5 лет, 10?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Слушай, я не думаю, что, во-первых, ему… Ну, он каждый день со мной интервью из серии, да, может посмотреть живое и это вряд ли будет интересно и актуально сейчас.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Что бы ты ему посоветовал бы вот ему будущему?

Я хочу величия

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ты ребенка воспитываешь как бы day-by-day, да, ежедневно, и каждый день ему советую. У меня есть всегда ему совет: надо знать, чего ты хочешь, и чего-то хотеть, куда-то двигаться. Потому что люди, которые либо очень эфемерно, в облаках, типа, ну, я хочу величие, и непонимание, что я хочу вот прямо сегодня, там, шоколадку, ну, я не знаю, это какая-то плохая история.

Вот я это рассказываю сейчас и потом это будет, а что он хочет, не то, что я хочу, не то, что хочет общество или еще кто-то от него, вот это важная вещь: понять, что ты хочешь, они от тебя хотят. Ну, в жизни, это не про работу, ну, и про работу тоже на самом-то деле.

И этот совет такой как бы, да, надо что-то делать в принципе, поскольку под лежачий камень вода не течет, и этот совет не меняется, и надо учиться, развиваться, свой мозг, он всегда должен быть, ну, как мышцы мы тренируем, мозг точно так же надо тренировать. Вот образование, не типа пойти в институт, а типа чему-то всегда учиться и вот стремление, просто жизненные устремления — это самые важные, так и работает.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какой институт ты вот сейчас бы выбрал для своего ребенка?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Без понятия. Это он должен выбирать, а не я, это раз. А во-вторых, не факт, сейчас вообще вопрос этого классического образования, это прям большой вопрос. Когда ему пора будет в институт, да, что-то поменяется в этом мире. Мир меняется достаточно быстро. И это, кстати, наша отрасль показывает. То есть вот это вот каличное образование в области как раз программистов, да, что они там учат и что надо делать в реальной жизни, т.е. ребята, вот это совет сегодня, если ты там на условном 3-м курсе еще ничего не написал, то ты походу программистом ну каким-то таким себе станешь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты отстаешь, хуже.

Вот я хочу стать интернет-маркетологом

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ты выйдешь и будешь удивляться, почему троешник и у тебя там красный диплом, да, а почему твои троешники-однокурсники в 2 раза больше по рынку стоят. Это действительно вообще только про самообучение и самообразование. Наверное, классическое образование, может быть, не всем, но кому-то что-то может дать. Ну, и что-то дает, и вузы разные. Но в основном это что ты сам. У разработчиков, у людей, которые становятся продактами, дизайнерами и маркетологами. Вот твоя же история и огромного количества людей, я этих историй видел, ну, действительно тысячи. И спасиб, и не спасиб, всякое, да. Но ты берешь, там, не знаю, многие вот: «Я хочу стать интернет-маркетологом». Ну, бери, вон у тебя Facebook, учись SMM, тебе не нужны никакие деньги, пробуй, и это твое лучшее образование.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И сейчас это доступней. Когда я стартовал в 2006, это надо было между строк читать. Сейчас учебники, курсы.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: А сейчас контента бесконечное количество, и по разработке, и по дизайну, ну, по всему.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты рассматриваешь для своего ребенка или детей образование, например, в России? Вот, исходя из той мысли, что ты сказал, чего ты хочешь. Не кажется ли тебе, что в этих широтах тебя не учат, чего ты хочешь, а учат ходить строем.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Есть конкурирующая модель, вот история. Один мой киевский знакомый сказал: «Ну, ты же вот продолжаешь здесь жить. А почему ты своему ребенку, и ты тут учился, хочешь не того, что ты получил для себя и хочешь для себя?». Это первый момент.

А второй, ну, у него там английский очень свободный уже сейчас и, наверное, это прицел к тому, чтобы он мог выбирать где угодно. Мне бы, так, в фантазиях, ну, здорово, когда «человек — мир» и он не привязан к чему-то, да. И вообще сейчас, понятно, он маленький, он фантазирует, придумывает телепорт. Меня тоже в жизни много мучило, да, там, заняться какой-то квантовой механикой и всей этой историей. Ну, здорово, если мы действительно отвяжемся от вот этого, вот это мое, да, хата с краю желательно и здесь нету какого-то образования в стране в современном мире, да, есть мир и люди, которые нормально относятся к другим культурам и все остальное. Это очень важно. Это тоже, кстати, вещь, которая воспитываю. Если он сможет хорошо жить везде, где ему, или, там, в самолете, это здорово. Если ему будет уютней в конкретно взятом городе, стране, ну, класс, тоже.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В России сейчас, и не только Россия, но она не открыта к инакомыслию.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Это фантазии извне. Мое окружение открыто к инакомыслию.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Айтишники?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да нет. Ну, там, мое окружение не только из айтишников, но преимущественно, ты совершенно прав.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Люди, которые путешествуют. Ну, хорошо, скажем так.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да не, нет, нет. Ребят, это не так выглядит. Мы опять уходим в какие-то дебри. Просто моя оценка. Количество людей с шорами, их очень много, и я не знаю, ну, это не только проблема, там, очевидно, России, и это вообще проблема в целом. Вот если взять какие-нибудь страны, значит, тоталитаризма, желательно религиозного, да, там, конечно, совсем с этим беда. В России ты можешь говорить, что угодно, где угодно, ну, там, надо, я не знаю, что сделать, и за сорванный плакат с Путиным тебе ничего не будет. Ну, как бы, вряд ли тебя прям по головке погладят. Ну, скажут, что же вы гражданин делаете. Вот это стало.

И, конечно, свободы в 90-е, ну, это среда, которая меня по годам воспитала, было сильно больше. Сейчас это так кажется, что, значит, что-то происходит. И в основном это история самоограничения, самоцензуры. Опять же, есть Россия, может быть, и есть Москва. Но я очень много по России езжу и региональные офисы опять же. В Москве ты этого не чувствуешь абсолютно. Другое дело, что как это потом все посчитали. Ну, это другой разговор, да, вот это выражение, я имею в виду, мысли.

А по факту, у молодежи, и это, там, знаешь, типа, я не знаю, от 15 до 40, это такая у нас большая молодежь, это вполне современные люди. То, что вектор может пойти куда-то вот в сторону, в которую я бы, например, не хотел, ну, может. А вообще, свобода мысли в рамках разумного, границы должны быть, иначе мы в экстремизм начинаем впадать, они нужны. Я не вижу колоссальной проблемы. Да, тренд, он вот какой-то такой, типа, да, вопросы есть.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, тренд на заборы, на отгораживание от окружающего мира.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Сейчас это есть, но насколько он в головах людей, это вопрос другой. То, что он в головах государственных мужей, ну, это достаточно очевидная картинка. Но ты знаешь, плюс-минус, это, к сожалению или к счастью, другой вопрос, он совпадает с общественным настроением. Люди часто консервативны и им вот типа, ну, комфортно так, да, жить. Кому-то так, кому-то не комфортно. Но меня, короче, чего-то никто не ущемляет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, и сейчас, выражая свою мысль, не переживаю, вот, посмотрят, скажут.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Да, нету, такого нету. Это надуманно.

Во что бы вложил 100 000 $?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи еще. Последний такой вопрос. Если бы у тебя сейчас было 50, 100 тысяч долларов и не было бы бизнеса uCoz, uKit, uCalc, во что бы ты вкладывал?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Ну, это в онлайне, давай так сформулирую, т.е. точно онлайн, не пошел бы там бананами торговать или еще чем-то. А что конкретно… Ну, скорее всего, если мы там какие-нибудь non-compete не возьмем, которые мне, скорее всего, этого в реальности не позволят, все-таки вот это для созидания, создания чего-то, да, поскольку я этим больше всего занимался. Ну, в этой ситуации, ты говоришь, у тебя, раз, ну, видимо, эта история, и у тебя перестало быть то, чем ты занимаешься, но типа есть какой-то свободный капитал, да, которым ты можешь легко распорядиться. А надо делать то, что ты умеешь. Я умею это. Но по факту, да, с non-compete, видимо, мне придется искать другую в такой ситуации.

Советы начинающим диджитал-специалистам

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Молодым ребятам, что бы ты посоветовал?

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Вот тоже, ну, ты слово Digital произнес. Я его не очень не люблю, как, может быть, новомодный, но я, ну, не существует, сейчас нету разделения. Любой оффлайн-бизнес, да, там, не надо про Airbnb и что-нибудь такое рассказывать. Оно вот так уже все соединилось и нужно заниматься. Часто приходят на собеседование и говорят: «Вот я считаю, что Интернет — это будущее». Ребята, Интернет — это уже не то, что настоящее, а это прошлое, ребят. Ну, там, мобайл — это уже настоящее. Вот, может быть, ну, там история, если мы говорим про яйцеголовых людей, действительно AI — это то направление, которым бы я позанимался. Там не нужно много денег. Там нужно много мозгов и, может быть, у тебя получится, может быть, нет. Вот так бы посоветовал. А так, слушай, кто-то не к этому склонен, кто-то, ему арбитраж хорош. Это такой почти gambling для меня, поэтому не советовал бы, если честно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Спасибо за интервью.

ЕВГЕНИЙ КУРТ: Взаимно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Спасибо, что поделился опытом. Спасибо, мой дорогой зритель и слушатель, что досмотрел, дослушал до конца. Подписывайся, ставь лайки, оставляй отзывы на Apple Подкастах и до новых встреч. Пока, пока.

Подпишись, чтобы не пропустить свежие материалы.

Новые статьи, видео, подкасты о performance-маркетинге, интернет-бизнесе и продуктивности 3-4 раза в месяц. Уже 7716 подписчиков.

Читай также:

Кто делает подкасты о бизнесе на русском языке и сколько они приносят

11 октября 2017 Секрет Фирмы

Как делать подкасты — опыт Романа Рыбальченко c кейсом «Продуктивный Роман»

15 декабря 2017 AIN.ua

Роман Рыбальченко о 7 факторах стресса и как с ними бороться

27 июля 2017 Лайфхакер

Кейс читателя: Почему мы потеряли клиента, несмотря на успешное продвижение его интернет-магазина

19 мая 2015 vc.ru

18 подкастов о работе и саморазвитии

30 ноября 2020 Просто работа
avatar
Вадим Ошкало
Руководитель intimo.com.ua

Cистемность — это «религия» Романа. Так что работая с Roman.ua Вам придётся её принять и получить все вытекающие бонусы.

Все отзывы 83

Мы помогли более 200 Клиентам. Слово «Клиент» мы всегда пишем с большой буквы.

  • Macphun
  • Intimo
  • Prom.ua
  • Autoportal.com
  • Київстар
  • Kingston
  • SemRush
  • Dobovo
Работаем удаленно и в офисе в Киеве.

Любим путешествовать и увеличиваем продажи Клиентам по всему миру.