, обновлено — 26 февраля 2020 62 мин на прочтение

ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН #86 Маргарита Римек, CEO Pix Backpack. Hardware стартап. Как создать уникальные рюкзаки и продать на 1 000 000 $ в год?

В 86 выпуске с гостем подкаста ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН ты узнаешь, как придумали рюкзак с LED-экраном, как запустили производство и стали продавать больше чем ожидали.

  • Что умеет делать рюкзак Pix Backpack?
  • Как начинался этот проект?
  • Сколько ребят в команде и какая структура команды?
  • Какой общий оборот за последний год?
  • Как строили ценообразование?
  • Что будут делать дальше с рюкзаком, с софтом и вообще?
  • Как может быть полезен рюкзак с LED-экраном?
  • Сколько часов может проработать рюкзак?
  • Отдельный USB-выход для зарядки телефона?

Смотри видео!

Благодарности спонсорам

Предложение для стартапов от SendPulse
SendPulse — многоканальный сервис email, SMS, web push и Viber рассылок с лучшим на рынке редактором форм подписки и системой для создания цепочек триггерных писем.

Подписывайся на ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН на YouTube, SoundCloud и iTunes.
Ставь 5⭐️ на iTunes. Лайкай и комментируй выпуски на Youtube.

Знаешь интересного гостя? Заполни форму «предложить гостя».

О чем поговорили:

00:01:08 Что умеет делать рюкзак Pix Backpack? Для кого этот продукт?
00:01:38 Сколько собрали на Kickstarter и Indiegogo?
00:02:26 Как начинался этот проект?
00:07:24 Как у вас разделены роли среди 3-х сооснователей?
00:08:37 Когда вы выбирали место для производства, был ли выбор между Украиной и Китаем?
00:10:41 Как появляются китайские подделки
00:13:12 Помогают ли патенты?
00:17:10 Сколько ребят в команде и какая структура команды?
00:18:03 Какой общий оборот за последний год?
00:18:53 Вначале собрали деньги через краудфандинг, а потом уже полетели в Китай договариваться про производство?
00:20:48 Почему многие на Kickstarter ставят очень низкую планку
00:21:48 Не было страшно, что деньги Kickstarter переведет, а что-то пойдет там не так?
00:23:38 Выходили на Kickstarter сами или привлекали какое-то агентство?
00:24:51 Обзор рюкзака на YouTube-блоге Unbox Therapy
00:25:54 Топ-3 советов тем ребятам, которые будут выходить на Kickstarter?
00:28:27 Какой должен быть бюджет на рекламу?
00:29:42 Плюсы работы с агентствами, помогающие выводить проект на Kickstarter
00:32:03 Розыгрыш рюкзаков перед запуском Kickstarter
00:32:56 На Kickstarter важно в первый день показать как можно более высокую динамику
00:35:36 Во сколько обошелся в итоге подписчик?
00:35:50 Какая была средняя цена клика?
00:36:41 Как менялась цена на продукт?
00:38:07 Как строили ценообразование?
00:43:18 Какие планы? Что будете делать дальше с рюкзаком, с софтом и вообще?
00:45:56 Как может быть полезен рюкзак с LED-экраном?
00:50:04 Реклама на рюкзаке?
00:52:21 Сколько часов может проработать рюкзак?
00:54:10 Отдельный USB-выход для зарядки телефона?
00:55:19 Кто покупает рюкзак
00:57:10 QR-код на рюкзаке?
00:57:40 Рюкзак Pix Mini для детей
00:60:09 Светоотражающие жилеты со встроенным экраном
01:01:40 Digital Signage
01:05:05 Ощущение после перехода из наемного труда в CEO hardware-стартапа?
01:07:08 Не испытываешь перегрузки информации?
01:09:16 Где лучше всего перегружается? В каких местах?
01:10:27 Чем разительно отличается Калифорния
01:13:12 На сколько месяцев вперед план по разработке?

Бонус от Маргариты Римек, CEO Pix Backpack

  1. Розыгрыш рюкзака Pix Backpack. Для этого подпишись на канал, напиши комментарий под этим видео.
  2. Покупай рюкзак Pix Backpack по промо-коду со скидкой -20% (действителен до 24.03.2020): ROMAN

    Победителя розыгрыша выберем 25 марта 2020 года.

Расшифровка подкаста «Маргарита Римек, CEO Pix Backpack. Hardware стартап. Как создать уникальные рюкзаки и продать на 1 000 000 $ в год?»

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Всем привет. Это 86-й выпуск подкаста «ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН». И у меня в гостях Маргарита Римек (Facebook) с прикольными рюкзаками Pix Backpack.

МАРГАРИТА РИМЕК: Привет, Ром.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Расскажи вкратце, что умеет делать этот рюкзак, для кого этот продукт?

МАРГАРИТА РИМЕК: Я являюсь кофаундером и CEO проекта Pix. Мы были первые, кто соединил рюкзак с экраном и сделал его кастомизируемым для пользователя, т.е. раньше были попытки тоже соединять, но мы разработали приложение и в принципе предоставили человеку возможность быстро на ходу менять свой внешний вид и таким образом коммуницировать с окружающим миром в оффлайне.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И у вас было несколько запусков на Kickstarter и Indiegogo, в рамках которых вы собрали более полумиллиона долларов, если я не ошибаюсь?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, у нас… Вообще мы первый продукт, вот этот, который здесь, мы запустили в 2018 году. Мы достаточно долго готовились и запустили на Kickstarter и Indiegogo, собрали на первом продукте 340 тысяч предзаказов. И второй продукт мы выпустили через год после этого — это детский рюкзак, т.е. конкретно мы там увидели нишу и сделали более такую, скажем, упрощенную модель, тоже запустили через краудфандинг-платформы и собрали 200 тысяч.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть суммарно более полумиллиона долларов только краудфандинг?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, все верно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Прикольно. Скажи, как начинался этот проект? Вот, если вернуться туда назад в 2018, это hardware-проект, он берет за основу тренд персонализации, — но это я сейчас могу тебе сказать, — когда вы стартовали, какое было ощущение, какая была идея, какие были первые шаги, как вы проверяли, что вот это все работает?

МАРГАРИТА РИМЕК: У нас на самом деле… мы три основателя, это три студента «Киево-Могилянская академии», мы друзья, и мы всегда хотели что-то сделать такое вот физическое, что можно будет потом превратить в продукт и уже при этом продавать, вывести на рынок, условно.
И начинали мы вообще с ошейника для животных. Мы хотели сделать ошейник, который мог бы подавать сигнал звуковой и световой. Если вдруг теряется, например, твой там домашнее животное где-то, ты можешь его найти по, там, либо звуку, либо свету. Но мы очень долго это делали и мы это все делали part-time. У нас не было финансирования. И пока мы это делали, вышел такой же точно продукт на рынок, уже запакованный, красивый, готовый к продаже.
И мы начали пробовать, у нас были уже какие-то наработки с первого этого продукта, и мы начали пробовать, куда можно это дальше включить. Мы начали думать про рюкзак и в общем достаточно много было brainstorm, ну, т.е. брейншторма, идей, которые мы просто накидывали, и мы пришли к тому, что: «Окей, на самом деле есть 2 абсолютно простых продукта, — экран и рюкзак, — и никто никогда в жизни почему-то не совмещал это в единое какое-то удобное устройство», т.е. не было какого-то инструмента, который помогал бы людям моментально коммуницировать что-то с людьми вокруг.
И мы тогда попробовали: «Окей, можем попробовать как-то совместить рюкзак с экраном». Мы купили… Вообще первый прототип у нас получился за 32 часа, 30 с чем-то часов. Мы просто купили рюкзак, вырезали, значит, там дырочку, вставили самодельный экран. Все это было залито клеем каким-то.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Эпоксидкой какой-то, да?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, да. Такое все было супер, супер кустарный формат, но он как бы светился, он был рюкзаком с маленьким экраном и мы повезли его на Mini Maker Faire выставка была, чтобы показать людям, собрать фидбек. И он выглядел ужасно, это правда, но при этом народ говорил, что: «Интересно», «Класс», «Если можно было бы еще увеличить экран», «Давайте еще так», «Давайте, может, еще, там, о велосипедистах подумаете». В общем, оттуда мы начали разработку. И у нас 1.5 где-то ушло, part-time мы занимались, т.е. все работали на своих работах и part-time, на выходных, по вечерам, выделяли время проекту. И 1.5 года у нас ушло, чтобы сделать, прийти от того момента супер кустарного прототипа к уже финально запакованной красивой MVP-шке, которую мы дальше уже запустили в продакшн и в Kickstarter.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты сказала, что вы хотели сделать что-то физическое. Это потому что все втроем работали в, там, неосязаемой сфере, т.е. я видел, что ты очень много работала в сфере маркетинга, social media и так далее?

МАРГАРИТА РИМЕК: Ты знаешь, хороший вопрос, на самом деле просто было очень интересно сделать физический продукт, т.е. ребята, в целом мы никто не инженеры, т.е. мы никогда не имели дела с пайкой, например, или с пошивом каких-то вещей, или просто именно с конкретным физическим производством, и нам было супер интересно, как этот процесс вообще можно заменеджить. И мы такие все из маркетинга пришли, значит, и давай делать электронику, hardware, т.е. это было очень интересно. Мы попали в акселератор, который помогает экспертизой по электронике. Там тоже выцепляли каких-то инженеров и так далее. И вот по чуть-чуть, по чуть-чуть это все развивали.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Просто очень много ребят, которые работают в digital-е, они в итоге, им не хватает вот этого соприкосновения с реальным миром, с тем, что хочется делать что-то, что можно показать другому человеку и не на экране.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, 100%, мы как раз с друзьями недавно обсуждали, они в SaaS работают, и они тоже говорят: «Ну, SaaS, классно, классно, но это все очень такое все виртуальное, а вот физический продукт — это совсем другое ощущение». Что-то в этом есть. Это правда.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как у вас разделены роли, т.е. кто за что отвечает, вот из 3-х человек, сооснователей?

МАРГАРИТА РИМЕК: У нас 3 кофаундера. Я CEO. Я отвечаю за стратегию, за продажи и за PR-кампании бренда. CMO, Сергей Ездин, он отвечает за все промоушены, краудфандинговые платформы, маркетплейсы, сайт, E-commerce, все вот это вот. У есть Ваня Каунов. Он сейчас занимают позицию операционного директора. Он под себя забирает все процессы, оптимизацию всех, там, взаимодействий в команде, legal-вопросы, финансирование, все, что такое достаточно скрупулезное, объемное и рутинное.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А кто занимается производством?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, есть у нас и 4-й человек, который Head of Production, Андрей Глижинский. У нас производство в Китае. Он занимается именно менеджингом всех наших подрядчиков, т.е. он с ними ведет коммуникацию, следит за тем, чтобы все было сделано вовремя, расписывает все эти, там, карты производства, и так далее.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Когда вы выбирали место для производства, был ли выбор между тем выбирать, там, Украину или Китай? Потому что ребята из Ajax Systems, они выбрали производить все в Украине, т.е. я был у них в офисе, у них стоит там станок, офигенно дорогой, красивый, там, лента, все по ней ходит. Я просто там испытывал бурю чувств от вида, как это все происходит. И потом я посмотрел, как тут же перепрошивают это инженеры. Но есть куча hardware-стартапов, которые по-прежнему производят в Китае.

производство Ajax
производство Ajax

МАРГАРИТА РИМЕК: Я тебе скажу, что это вопрос, который мы обдумываем сейчас, т.е. мы выбрали Китай, потому что это было достаточно быстро и просто по сеттингу, т.е. тебе не нужно здесь, условно, делать research, снимать помещение, нанимать людей, покупать станки, арендовать что-то, т.е. в Китае есть достаточно настроенные в этом плане процессы. Ты можешь просто приехать как заказчик и сделать, да, условно. У нас там первая партия была чисто под Kickstarter. Ты приехал, у тебя есть «золотые прототипы», где-то штук 100 мы пошили в Украине. Мы его сделали, мы привезли туда, сказали: «Вот нам нужно такое», и дальше мы с ними работали. Мы там 2 месяца провели с ними, чтобы все четко наладить, как мы хотим. То есть это было проще на начальном этапе. Вполне возможно, что мы переведем производство, либо частично, либо полностью, со временем, но однозначно нам нужно немножко подрасти еще в этом плане.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это такой, более капиталоемкое?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, конечно, конечно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но это сразу снижает же и себестоимость штучки?

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, вот нужно высчитывать, нужно высчитывать. Сейчас в Китае у нас получается неплохая себестоимость. У нас получилось хорошо ее ужать. Возможно, да, возможно, если будет какое-то свое оборудование и люди здесь, которым ты платишь чисто, там, зарплату, возможно, при пересчете будет лучше и при большем количестве выработки.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи, вот с Китаем я сталкивался с тем, что ребята делают классный продукт, например, я покупал рюкзак тоже после Kickstarter, уже когда продукт отшипился на Kickstarter, уже бренд состоялся, есть отзывы, рюкзак, например, Korin Design.

Я его купил, заказал, они там с задержкой его прислали, извинялись, но потом я захожу здесь в Киеве в местную канцелярию и вижу ужасную копию моего рюкзака, но в 3 раза дешевле, и я понимаю, что китайцы либо предложили ребятам из Korin Design, что вот у нас такое есть и те допили под себя, сделали обертку, бренд, либо же ребята из Korin Design это сделали, китайцы это криво скопировали, сделали дешевле себестоимость, и очень похожий рюкзак можно сейчас найти в рознице в Украине.

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, слушай, это на самом деле достаточно известная, распространенная проблема и она у нас тоже есть. И это не то, что мы прям не ожидали, что у нас не будет копий. В плане hardware, особенно с какими-то уникальными продуктами, которых раньше не было, это прям случается постоянно. У нас первая копия вышла через 2 месяца после того, как мы презентовали на Kickstarter, т.е. мы даже еще не поехали в Китай настраивать производство или мы только поехали.
Как они делают? Они смотрят, например, Kickstarter, смотрят успешные проекты либо необычные какие-то решения, допустим, видят, что они пользуются успехом, и они в принципе достаточно быстро копируют.
Они скопировали концепт, т.е. не идеально там все, не то, что мы представляли, но они там, условно, взяли такой экранчик как в сигаретных ларьках клеят на витрину, прицепили его сверху на рюкзак, и в 2 раза дешевле начали продавать. И он очень быстро заполонил рынок и Украины, и России, и так далее, и Китая в том числе. Но нужно понимать, что в сравнении 2-х рюкзаков это очень большая разница. Там разница и в софте очень сильно большая, и в…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И в фурнитуре.

МАРГАРИТА РИМЕК: И вообще в продукте. Он, ну, достаточно, ну, видно, что он достаточно дешевый и он пахнет очень специфически.
В общем, в этом плане как бы такие моменты есть, но мы постоянно работаем над брендом, над качеством продукта. Мы там relaunch-им какие-то версии и как бы в принципе планируем оставаться №1 именно по качеству и по всем этим историям.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какие-то штуки типа патентов есть у вас, которые позволяет вам защищать это все?

МАРГАРИТА РИМЕК: У нас есть патенты в нескольких странах, т.е. в нескольких странах уже получены, в нескольких странах еще на моменте рассмотрения. Это очень долгий процесс, порядка 2-х лет, и причем тебе может прилететь отказ и ты должен будешь еще раз подаваться.
Оно в принципе помогает, но тут тоже нужно понять, какая у тебя стратегия. Ты можешь зарубиться, значит, в судебные процессы, тратить кучу денег, кучу времени, либо можешь, например, вкладывать в бренд, вкладывать в знания людей о том, что, например, наша компания была первая и мы не какая-то шарашкина контора из Китая, а мы предоставляем и гарантию, и общение, и коммуникацию ведем с клиентом, и так далее. То есть, ну, тут разные истории.
Плюс, опять же, очень сильно зависит, как быстро ты обновляешь продукцию, т.е. как быстро ты добавляешь новые технологические фичи туда и, там, тоже повышаешь качество и так далее. Это тоже влияет. И в принципе, если правильно выстроить бренд, то как, я не знаю, какой-нибудь, условно, GoPro и какой-то, там, не знаю, какая-нибудь копия, люди, которые хотят качественный продукт, будут покупать известный бренд, у которого есть какая-то уже репутация на рынке.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я почему спрашиваю, потому что если у тебя есть какая-то, там, защита в виде патента, то… понятно, что в розницу, вот как я увидел в плохой фурнитуре рюкзак, там, ужасную копию, тебе сложно будет это все отслеживать, защищать, но в онлайн-ритейле ты же можешь, там, запросто выбить какого-нибудь китайца с Amazon или ты можешь, там, запросто подать жалобу, там, я не знаю, в какой-нибудь App Store, что вот они копируют какие-то наши функциональные элементы или, там, наш патент, и выбить их именно из онлайн-каналов, таких структурированных онлайн-каналов продаж, т.е. на AliExpress или на Alibaba они все равно останутся, а в более таких, скажем, правильных каналах продаж или следующих правилам им будет сложнее.

МАРГАРИТА РИМЕК: 100%, да. Вот этот вот, кстати, момент, который хорошо работает. Если у тебя уже есть документы, уже получены на руках, ты можешь с большими маркетплейсами работать и таким образом убирать.
У нас была история, и не одна, когда выходят просто сайты, просто где-то они там хостятся где-то на просторах Интернета, они берут наш контент и продают какие-то рюкзаки условно в 10 раз дешевле, чем мы, но используют наши изображения и наш бренд. И даже был, по-моему, пару случаев было, когда нам клиенты писали, что: «Я заказал, вот, смотрите, ваш рюкзак, а там приходит вообще какой-то тканевый, ужасный, непонятно что», и тебе в итоге идет это минус к твоему бренду, т.е. думают, что заказывают у тебя, а приходит непонятно что. И ты тоже их блокируешь через доменные сервисы типа GoDaddy и так далее, но это тоже требует твоего времени, т.е. это реально прям full-time работа, которую тебе нужно делать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, да, сейчас вообще, я смотрю, конечно, в рекламе очень много мошеннических схем пролетает, даже в Facebook, который кажется вроде бы должен модерировать. Ты просто приезжаешь в другую страну и смотришь, там, скидка минус 90% на бренд, который никогда не делает такие скидки, и ты понимаешь, что этот сайт создан сегодня, они собрали предоплаты. В том случае, что ты описала, они, возможно, даже что-то отправили. Те схемы, которые я смотрю, они, скорее всего, или не отправляют ничего, или присылают кирпич, чтобы еще потянуть время, чтобы ты доказывал, что это был не кирпич.

МАРГАРИТА РИМЕК: К сожалению, да. К сожалению, да, и тебе нужно реально уделять этому много времени. Оно тебя отвлекает от каких-то твоих более интересных стратегических задач, которые ты делаешь. Вот это хардверная история.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, интересно. Скажи, сколько у вас сейчас ребят в команде и какая структура команды?

МАРГАРИТА РИМЕК: Нас сейчас 10 человек и мы еще ищем сейчас 3-х, но full-time 10. У нас есть софт-отдел, software-разработка, есть инженеры, которые занимаются именно железом и работой с микросхемами внутри продукта, есть маркетинг, производство, ну, head of производства, и фаундеры, фаундеры, которые курируют направления тоже.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, очень небольшая команда.

МАРГАРИТА РИМЕК: Небольшая.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Учитывая то, что я нашел, что у вас более полумиллиона продаж это только с площадок крауд…

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, это только, да, да, да. Да, ты знаешь, ну, вот сейчас мы чувствуем, что нас мало, т.е. у нас же не хватает рук, у нас очень много идей и проектов, которые мы уже сейчас, над которыми мы работаем, и сейчас будем расширяться. Я думаю, где-то до 15 человек к весне мы вырастим.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какой общий оборот за последний год у вас получился?

МАРГАРИТА РИМЕК: У нас 2019 год — это, скажем так, первый нормальный операционный год, т.е. до этого это был полу part-time, подготовка к Kickstarter, такое все, т.е. мы с января 2019-го уже имели первую партию в стоке и начали продавать. И у нас оборот за 2019 чуть больше $1,000,000 составил.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Ну, т.е. на 10 человек, понятно, что есть большая там себестоимость еще самого продукта, R&D, но на команду в 10 человек, там, знаешь, есть метрика такая, — оборот, деленный на количество сотрудников, — в продуктовом бизнесе.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, да. Ну, да, т.е. мы, там, как бы, у нас разные каналы задействованы. Это был и краудфандинг, и потом E-commerce подключился, оптовые продажи, и в принципе, в принципе, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи, по краудфандингу, правильно ли я понимаю, что вы вначале собрали деньги, а потом уже полетели в Китай финально договариваться про производство?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, конечно. Ну, на самом деле есть проекты, которые делают, например, вообще, то есть, допустим, у них нет MVP готового. Они, например, делают Kickstarter, собирают деньги, потом только едут вообще смотреть, можно ли это произвести. То есть у них есть концепт какой-то в голове, но они еще не производили. Это сложнее. Это обычно дольше времени занимает.
У нас получилось так, что мы сделали MVP в Киеве. Мы прям пошили этот рюкзак. Мы посмотрели, как он собирается. Мы очень долго, там, значит, внутри всю эту механику разрабатывали. Потом мы поняли, как это собирается. Мы поняли, какие нужны материалы. Мы примерно посчитали себестоимость, которая должна быть. Оттуда построили retail price и так далее. И потом, когда мы приехали в Китай, в принципе было проще, потому что ты уже сразу показываешь, т.е. им нужно просто повторить под твоим контролем, скажем так.
Да, т.е. мы собрали предзаказы, вообще краудфандинг очень классная история. Она тебе позволяет прям кучу всего протестировать, протестировать Market Fit, т.е. будут ли заказы вообще у тебя, собрать деньги, взять их себе, и поехать и сразу производить, т.е. тебе не нужно брать кредиты какие-то, производить, а потом, значит, уже пытаться продавать, не зная вообще, если ли спрос, нет спроса. И это очень классный инструмент для PR в том числе. У нас очень хороший был PR с Kickstarter, т.е. подхватили идею прям очень много зарубежных СМИ, и у нас оттуда еще, 1.5 года уже, тянется органика прям очень хорошая на сайт. То есть мы вообще не делаем рекламу на данный момент. У нас все в PR, все в выставки, вот эта история работает.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно.

МАРГАРИТА РИМЕК: И сарафанное радио.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И при этом вы же еще по-прежнему можете указывать, что вы планировали собрать на Kickstarter 35 тысяч долларов, собрали там в 10 раз больше, грубо?

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, да, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть очень многие это используют, ставя очень низкую планку, а потом говорят: «Мы собрали в n раз больше, чем планировали».

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, на самом деле тут немножко другая механика. Ты ставишь… Скажем так, на Kickstarter, если ты, например, заработаешь ниже своего таргета, ты не сможешь получить деньги, поэтому если ты поставишь 500 тысяч, а заработаешь 400, то ты не заберешь. Поэтому многие ставят какой-то низкий порог. Это может вообще даже никак не связываться с настоящей суммой, которая тебе нужна, потому что, скорее всего, тебе нужно намного больше. Но проходя этот порог, ты зато можешь забрать эту сумму.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Kickstarter выплатит тебе эту сумму.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, т.е. в этом основная фишка. Ну, и, конечно, да, это правда, медиа любит поговорить о том, что вот, там, x10 от цели и так далее.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: За первые столько-то часов.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, да, есть такое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Не было вот страшно, что деньги Kickstarter сейчас переведет или перевел уже на счета, а что-то пойдет там не так? Китайцы назовут другую себестоимость. Каждая единица получится дороже. Будет глючить софт. Будет глючить hardware. Кто-то неудачно попадет, там, не знаю, под дождь, под снег, это все закоротит, задымиться. И в общем, ты не сможешь выполнить вот эти обязательства куче народа.

МАРГАРИТА РИМЕК: Слушай, ну, конечно, конечно, страшно, но у нас такой был энтузиазм, мы прям, ну, у нас именно была четкая цель, мы прям… мы рвались в бой очень сильно. Поэтому мы получили деньги с Kickstarter, мы сразу купили билеты, и через, по-моему, там, неделю или две мы уже были в Китае. Мы в принципе сделали все в Украине. Мы почему-то очень самоуверенны были, были уверены в том, что мы сделаем. Но мы сделали в итоге. Значит, мы полетели в Китай, мы запустили кампанию в августе, и в январе мы уже отгрузили, за полгода получается.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Даже чуть меньше, 5 месяцев.

МАРГАРИТА РИМЕК: Хотя, конечно, проблем было море, и ты их решаешь и с китайцами, и с качеством, и с браком, и тебе нужно с ними коммуницировать. У нас, условно, у нас не один подрядчик, у нас 4 разные фабрики, которые поставляют 4 разные части рюкзака, и на последней все это собирается вместе. И у тебя коммуникация с каждой фабрикой, и тебе нужно их контролировать, тебе нужно проверять брак на каждом этапе. То есть как бы достаточно сложный процесс, но очень интересный и в принципе никто из нас раньше этого не делал, т.е. это был для нас такой новый опыт, но все получилось.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вы выходили на Kickstarter сами или привлекали какое-то агентство, которые сейчас появились специализированные по выводу на Kickstarter?

МАРГАРИТА РИМЕК: У нас вообще история Kickstarter началась с того, что мы попали в акселератор IoT Hub. Это киевский акселератор. Они акселерируют хардверные проекты, т.е. у них SolarGaps из известных был, Senstone, Feel VR. И они… в принципе у них достаточно такая простая схема. Они помогают собирать какой-то MPV продукта хардверного и дальше они запускают его на Kickstarter и у них есть неплохая экспертиза. И мы тоже к ним попали, мы были последним проектом в том наборе и у ребят уже была какая-то экспертиза в запуске Kickstarter и мы в принципе следовали этим шагам, да, т.е. как там делать видео, фото, как готовить медиаматериалы, отдизайнить страницу, как грамотно расставлять акценты, как формировать цену, все вот эти вещи.
И потом, когда мы вышли, мы привлекали агентство американское, которое занимается Kickstarter и Indiegogo. Они делают тебе весь PR. Они делают тебе все performance-маркетинг, т.е. рекламу и так далее. И работали с ними.
И самостоятельно тоже outreach-или. У нас, например, из наших личных достижений — это блогер Unbox Therapy, который сделал нам обзор. Там сейчас 4 миллиона просмотров. Это самый крупный в мире блогер по анбоксингу и причем он не берет денег вообще, т.е. мы ему написали, сказали: «Привет, у нас есть такой продукт. Может, ты хочешь сделать обзор?» Он говорит: «Да, давайте». Но фишка в том, что он не берет деньги, но он делает очень честный review, и, когда вышел обзор, мы боялись нажимать Play, потому что мы думали, там сейчас все поломалось, ничего не работает, будет полный разнос. В итоге он выпустил классный обзор и нам за сутки на Kickstarter упало порядка 45 тысяч предзаказов, на 45 тысяч долларов предзаказов, только с этого обзора. И это прямо было супер случайно, такое органическое видео.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А сколько просмотров было?

МАРГАРИТА РИМЕК: Тогда было… он очень быстро набрал 3 миллиона и вот сейчас спустя 1.5 года у него 4.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это оборот, там, грубо, с миллиона, с двух миллионов просмотров?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно. Скажи, там, топ-3 или топ-5 советов тем ребятам, которые будут выходить на Kickstarter? Что обязательно нужно не забыть сделать, использовать, чтобы получить максимум?

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, как бы, супер важно это иметь прототип, т.е. его хорошо сделать до Kickstarter, потому что я знаю проекты, которые недоработали в этом моменте и потом им пришлось тяжелее, т.е. они, например, там, дольше это делали, либо, например, у них не получилось сделать. То есть я бы сказала, что это важно, — уделять время разработке MVP, — чтобы ты просто знал потом, что у тебя есть продукт, который ты можешь размножить на масс-продакшне.
Очень важно… Не все это понимают, к сожалению, но достаточно важно, я бы сказала, очень обязательно важно иметь хорошее медиа, т.е. хорошие фотографии, lifestyle, product, хорошее видео, коротенькое, которое будет за минуту-полторы максимум тебе очень быстро описывать вообще, что за продукт, в чем основные функции, и подкупать внимание зрителя, да, т.е. тебе нужно достаточно грамотно… В целом просто человек, который заходит на Kickstarter, он смотрит в первую очередь визуально. Он не будет читать текст, пока ему не понравится картинка. Поэтому тебе нужно очень грамотно, красиво выставить это все на твоей страничке.
Еще важно просчитать калькулятор, т.е. мы это делали, мы заранее просчитывали пессимистичные, реалистичные, оптимистичные прогнозы. В пессимистичном у нас была супер высокая цена производства, какие-то там очень большие какие-то extra косты, которые вдруг должны были где-то вылезти, т.е. мы такие очень негативный сценарий прописывали, но у нас была цель, как бы, с учетом этих негативных вещей, которые могут случиться, все равно хотя бы выйти в 0, условно, да. И вот ты, когда просчитываешь, тебе становится понятно, сколько у тебя должна быть логистика максимум, сколько у тебя должно быть retail price, сколько ты можешь дать скидки, т.е. это важно делать для того, чтобы просто у тебя потом сошлась экономика.
Еще важно иметь какой-то маркетинговый бюджет, т.е. вот эта история, что все проекты, которые собрали очень много денег, это вирус, это в принципе выдумка, т.е. обычно за большими суммами стоят тоже большие маркетинговые бюджеты, т.е. не стоит рассчитывать, что твой проект сразу подхватят, его могут и медиа, и так далее, но обычно все это догоняется какой-то рекламой. Ты находишь свой супер секретный соус, находишь свою аудиторию и делаешь им эти продажи.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть какие-то удачные креативы с удачным видео, которые ты просто усиливаешь дальше рекламой?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какие это порядки бюджета? Это десятки, сотни тысяч долларов?

МАРГАРИТА РИМЕК: Все зависит от твоей цели. Я бы сказала, что где-то, наверное, ну, так стандартно, если брать, например, сумма сборов у проекта, в среднем где-то 30% от этой суммы было потрачено на маркетинг, на рекламу.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это только на рекламные инструменты или в том числе за счет агентства, которое это поддерживало, которое тоже иногда берет свой процент, насколько я знаю?

МАРГАРИТА РИМЕК: На рекламные инструменты. Например, если мы говорим про Facebook, то конкретно вот влито в Facebook. Это такой как бы средний. У кого-то круче. У кого-то ROI выше и прям получается намного больше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть, грубо, ты там в Customer Acquisition Cost должен 1/3 закладывать?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, где-то так.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На мировой рынок, на Америку, на высокую конкуренцию?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да. Ну, на Kickstarter в принципе аудитория, 80, по-моему, процентов у них американцы, и в основном мужчины, т.е. там именно такие взрослые дети сидят, которые любят себе покупать классные штуки. Поэтому, да, Kickstarter, ты тоже если крутишь рекламу, то это в основном Америка.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я знаю, что Kickstarter агентства еще иногда используют свои паблики в Facebook, которые с каждым размещением каждого следующего рекламодателя нарастают, нарастают, нарастают, там, паблик называется как-нибудь «Технические новинки на Kickstarter», и каждая следующая рекламная кампания использует наработки предыдущей, аудиторию предыдущей, те, кто кликнули в предыдущей кампании, те, кто интересовался похожими. Было ли что-то подобное в вашем случае?

МАРГАРИТА РИМЕК: Было и это кстати вот классный плюс вот этих агентств, которые там давно работают, с множеством проектов. У них есть, во-первых, эти паблики, и, во-вторых, у них есть имейл аудитории. Вот это работает лучшее всего, т.е. когда они делают рассылку по своей набитой базе бейкеров, особенно, если, например, она смежна с каким-то продуктом, по которым они уже бейкали, это классно работает, т.е. у нас были и паблики в Facebook, и такие рассылки, т.е. даже…
Кроме этих агентств есть еще разные такие, как сообщества типа BackerKit и так далее. Это именно сообщества внутри, например, Kickstarter и Indiegogo именно людей, которые там часто покупают какие-то вещи. И у них тоже есть база имейлов.
И там, условно, классно выбирать агентства, например, там, допустим, мы делали рюкзак, мы выбирали агентство, смотрели, какие проекты у них были. Если у них были смежные, у них тоже были какие-нибудь smart-рюкзаки, технические, вернее, технологические, мы такие: «Окей, классно, значит, у них есть гигантская аудитория», смотрим успешность проекта, допустим, собрали много, мы понимаем, что… ну, т.е. у них есть аудитория этих ребят и это, скорее всего, будет релевантно. Ну, т.е. вот такие вещи тоже можно на этом собирать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И вы после того, как закончилась кампания, вы контакты, имейлы бейкеров тоже агентству отдавали?

МАРГАРИТА РИМЕК: Нет, мы не отдавали.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А как они собирают имейлы?

МАРГАРИТА РИМЕК: У них, т.е. у нас, например, был такой лендинг, на который падали все имейлы, и эти имейлы проходили через… скажем, это люди, которые проявили интерес, но не купили еще. Эти имейлы проходили через базу их и они потом с нами делились. Все, например, наши покупатели — это чисто наши покупатели. Мы не обязаны никому отдавать и мы не отдавали.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть они делают какой-то прелендинг, который…

МАРГАРИТА РИМЕК: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Первым шагом он просит человека оставить или какая там механика? Или, там, «Подпишись, чтобы узнать, когда стартанет проект»?

МАРГАРИТА РИМЕК: У нас был, называется prelaunch, он длится 2 недели, у тебя есть лендинг, на котором идет розыгрыш рюкзаков, т.е. там, условно, «Подписывайтесь, делайте Share», там такая геймификация немножко включается.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Giveaway механика.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, да. Они там делают Share, приглашают людей, они получают за это баллы и потом первые три…
Sorry.
Ты можешь делать Share, можешь приглашать людей, можешь, там, т.е. разные механики по увеличению как бы outreach-а.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Своих билетов, там, да?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, и у тебя, получается, ты зарабатываешь баллы, потом первые 3 человека получают рюкзак бесплатно, и таким образом в общем мы набивали базу этих заинтересованных людей. Там, конечно, были призоловы. Конечно же, в таких историях часто они бывают.
Но зачем это делается? Ты собираешь базу из имейлов, мы собрали порядка 4 тысяч тогда, и потом, когда у тебя запускается кампания, ты берешь эту базу и делаешь рассылку: «Ребята, мы запустились. У нас 100 штучек по суперцене early bird, вообще самая низкая цена», и ожидается, что они должны сконвертить и у тебя сразу набирается сумма, которую ты там…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И все видят, что уже происходит какой-то набор?

МАРГАРИТА РИМЕК: Потому что в Kickstarter тебе важно в первый день показать как можно более высокую динамику.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Что через тебя проходит очень много денег?

МАРГАРИТА РИМЕК: Вообще считается, что нужно собрать цель как можно быстрее. Одни сутки — это вот лимит, потому что у Kickstarter тоже есть свои алгоритмы, которые видят: «Окей, он быстро набирает цель, значит, это какой-то популярный проект и он начинает выбрасывать тебя в топы», и оно потом дальше подхватывается. Поэтому те же агентства делают prelaunch, используют какие-то свои email-листы, активно запускают рекламу.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть у тебя все должно быть очень сжато, выстрелом, там, в сутки.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, медиа, например. Ты там тоже общаешься с медиа, высылаешь им семплы и ставишь Embargo Date, то есть, например, четко дату запуска, они не имеют права постить раньше. И соответственно у тебя все вместе срабатывает, реклама, email рассылки, все начинают постить, медиа ресурсы, и у тебя там трафик начинает литься, начинают продажи идти, и ты делаешь там цель. Ну, т.е. в общем очень много механики есть разной такой в запуске краудфандинга.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, а почему не использовали какую-то механику, что люди просто в зависимости от того, сколько они всего сделали, там, зашарил на Facebook, подписался на YouTube и так далее, они получают разное количество билетов, да, которые потом участвуют в розыгрыше? Ну, то есть, если ты сделал одно полезное действие, у тебя один билет из выданных 10 тысяч, если ты сделал 5 полезных действий для бизнеса, у тебя 8 билетов из 10 тысяч, т.е. что у тебя повышается шанс победы не призолова, а обычного пользователя, и соответственно обычные пользователи понимают, что у них шансы и не то, что в топ-3 попасть недостижимо, это надо пригласить 5 тысяч человек.

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, слушай, на самом деле примерно… там было, скажем так, смесь, т.е. ты мог, да, действительно, одно приглашение… все по баллам… стоил каких-то баллов, там, Share, например, на Facebook на своей страничке, Share в какой-то другой сети там тоже стоило, т.е. это просто, скажем так, стандартная механика, которая уже есть у нашего агентства, которой они пользовались постоянно с другими проектами. Ну, в принципе, вот они ее предложили, мы ее приняли и посмотрели, как это работает.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. Во сколько обошелся в итоге подписчик, если вы считали?

МАРГАРИТА РИМЕК: Я тебе уже не скажу, если честно. Я тебе не скажу, потому что я просто не помню даже порядка цифр, потому что это было 1.5 года назад.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Или, там, хорошо, цена клика средняя какая была?

МАРГАРИТА РИМЕК: Это было недорого. Это, наверное, я думаю, что где-то около $1 за человека…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: За подписчика.

МАРГАРИТА РИМЕК: …именно который уже отдал свой имейл нам.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Для мира это недорого.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что я очень часто сталкиваюсь, что ребята приходят с какими-то проектами на Запад без понимания, что CPC на Запад очень часто около $1 и это там еще не очень много.

МАРГАРИТА РИМЕК: В Америке вообще очень супер дорого.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И соответственно у них там юнит-экономика, там, у нас привлечение клиента должно стоить $5, а ты говоришь: «Как?»

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, да, ну, то есть, конечно, на какие-нибудь, там, рынки Азии это может сработать условно, а на Америку… Вот поэтому у нас очень там PR работает, в принципе он там не обходится нам каких-то бешеных денег, но органика оттуда идет хорошая.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как у вас в итоге по ценам? Вы сразу их выставили и в принципе таких придерживались или в процессе все-таки поднимали цены?

МАРГАРИТА РИМЕК: Мы выставили цену сразу на первый продукт $259 и она у нас до сих пор остается таковой. Но понятно, когда мы запускались, это была одна история, и мы в принципе учитывали 2 фактора тогда — это себестоимость и какой-то средний срез. Мы себя поставили в категорию smart-рюкзаков, т.е. это рюкзаки с какой-то дополнительной технологией. Это может быть технология зарядки или солнечная батарея или, например, экран, как у нас. И в среднем у них ценовая категория $250-300. Это сошлось с нашими cost of goods, то, что мы себе подсчитали, там, маржинальность, те, которые мы должны иметь, и вывели такую цену.
Сейчас, конечно, рынок немножко поменялся, потому что появились конкуренты, подделки и в принципе продукт уже не новый, ему уже 1.5 года, и мы сейчас вот будем немножко как бы ценообразование менять чуть-чуть, через пару месяцев.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В сторону повышения?

МАРГАРИТА РИМЕК: Нет, у нас будет выходить другой продукт, а те, которые есть сейчас, они будут понижаться в цене.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что они уже как бы прошлого поколения.

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, да, это как, не знаю, Apple выпускает новый iPhone и все старые падают, т.е. какой-то должен происходить прогресс.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, ты сказала, что вы сейчас очень много еще живете на органике. У вас заложено в эту цену цена привлечения клиента своим маркетингом или то, что вы работаете с крупными сетями типа, там, Walmart, Amazon, Best Buy и можете давать им хороший процент от маржи, чтобы они продвигали своими силами ваш продукт.

МАРГАРИТА РИМЕК: Имеешь в виду, заложена ли у в цену эта маржинальность?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, т.е. мы изначально строили так свою цену, чтобы потом иметь возможность работать с оптовыми сетями. Ну, т.е. тут нужно реально как бы биться над своим cost of goods.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Над себестоимостью.

МАРГАРИТА РИМЕК: Над себестоимостью, для того чтобы ты потом мог спокойно оптовикам условно отгружать какие-то партии, давать им хорошую скидку, потому что они просят достаточно высокую скидку, и им дальше тоже было у себя интересно на своей стороне продавать этот продукт, т.е. если у тебя маржа меньше, ты просто, в какой-то момент понимаешь, что у тебя кроме E-commerce, например, там, Amazon и сайта, больше не очень-то и выгодно с кем-то работать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, и то Amazon заберет 30 плюс процентов.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, но у оптовиков это выше, чем 30.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть тебе надо закладывать так, что даже если ты там делаешь, не знаю, минус 50 какую-то распродажу на розничных покупателей, то ты все равно еще где-то там около 0 или даже в небольшом плюсе.

МАРГАРИТА РИМЕК: Больше, больше, нужно закладывать больше. Вообще стандартная есть такая формула — где-то x4, x5 тебе нужно делать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть даже не x3.

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, x3 — это очень впритык.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: x3 — это для регулярного продукта, который и так постоянно покупается?

МАРГАРИТА РИМЕК: C x3 ты можешь продавать у себя на сайте и тебе будет хорошо. С x3 тебе будет очень туго продавать через оптовиков. Если еще, допустим, добавить туда operational расходы, добавить какие-то элементы брака при производстве, это же все туда, все равно все съедает это все, поэтому… поэтому… Ну, для начала. А потом, конечно, когда у тебя уже больше оборотных денег, ты уже можешь быстрее крутить объемы, тогда, да, ты можешь действительно ужать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, да, у тебя за счет объема размазываются вот эти фиксированные затраты.

МАРГАРИТА РИМЕК: То есть, в общем, короче, тут такие моменты, которыми можно играться.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну т.е. в итоге у тебя, вот, то, что мы возвращаешь, что 1/3 на customer acquisition, т.е. если у тебя продукт стоит на американском рынке $260, ты легко должна закладывать, что 80-85 у тебя может уходить на привлечение клиента или это будет сеть или это твой прямой маркетинг.

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, да, смотри, мы сейчас, например, мы сейчас рекламу не крутим, да, т.е. мы сейчас занимаемся оптимизацией наших каналов и поэтому нету там четкого ответа. Возможно, возможно, со временем, например, т.е. когда…
Опять же, да, Kickstarter — это все новые проекты. Тебе нужно обучить аудиторию, что это за продукт. Они обычно часто, когда это новый концепт, люди не знают, т.е. мы, например, у нас с нашей ценой, например, из рекламы в Facebook первым контактам очень сложно, очень сложно сделать продажу, потому что люди не понимают вообще о чем речь.
Поэтому через PR, какие-то обзоры, ты условно подогреваешь аудиторию, распространяешь знания и так далее. Возможно, со временем, когда уже бренд будет более известный, когда у тебя уже будут выкристаллизованные эти креативы, ты сможешь понизить, ты сможешь сделать больше ROI, от рекламы это будет не 30%. Поэтому… Ну, да, т.е. пока что мы не занимаемся, пока что чисто органика, которая поступает от прессы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, я почему спрашиваю, потому что, там, всегда есть обычная юнит-экономика. Если у тебя есть $80 или $85 на привлечение клиента, ты так думаешь. Так, хорошо, с конверсией 1%, если ты льешь не на Amazon, а на свой сайт, который еще неидеальный, там цена клика 80-85 центов. Можешь ли ты получить много кликов по 80-85? В принципе можешь, особенно, если ты сделаешь еще и какой-то вирусный креатив, ты можешь получить и дешевле, если это будет видео, но не все будут покупать, т.е. будут лайкать, share-ить, комментировать, тегать друга под розыгрыш, но далеко не все будут покупать. И в такой математике на рынок США, грубо, по моим подсчетам оно должно сходиться. Если ты придешь сейчас ко мне и скажешь, продай этот рюкзак за $30, или даже не рюкзак.

МАРГАРИТА РИМЕК: То это будет сложно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Пусть он стоит не $260, пусть он стоит $100, но продай за $30, тут дальше вопрос, т.е. у тебя должно быть какое-то нерыночное преимущество, или ты льешь на Amazon, или у тебя где-то очень дешевый трафик, ну, т.е. математика не сойдется, потому что на рынке США у тебя на B2C сегмент очень часто клик $1.

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, да, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: $30 — это каждый третий должен покупать и у тебя должен быть очень хороший сайт.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, да, это правда.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какие у вас планы? Что вы будете делать дальше с рюкзаком, и с софтом и вообще?

МАРГАРИТА РИМЕК: У нас на самом деле очень большие планы на этот год, прям такие достаточно масштабные, по обновлению продукта, по обновлению софта, т.е. мы первый год, полтора, мы работали над вот какой-то базовой, на рюкзаки, которые у нас есть сейчас, на софте, который есть сейчас, но у нас очень много идей, как это всю историю можно как бы развернуть. У нас уже много кастомеров, которые нам дают фидбек, т.е. мы делали и surveys, эти, как они называются, интервью.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Опросы.

МАРГАРИТА РИМЕК: Опросы. Мы делали глубинные интервью с нашими клиентами. Мы спрашивали, что им интересно. Мы понимали, кто эти люди. И как бы уже основываясь на этом, мы поняли, куда двигаться дальше. То есть у нас вообще… изначально у нас была кампания продукта, да, т.е. мы сделали продукт и вокруг этого построилась компания, команда и так далее. Но мы для себя сейчас как бы, скажем так, поняли, ну, вот, в какой нише мы хотим работать. Скажем, наш лозунг, наш слоган на английском звучит как Reform The Ordinary, то есть, скажем, «Посмотри по-другому на обычную вещь», т.е. мы взяли рюкзак, добавили технологию и сделали совершенно другой продукт. И вот мы хотим оставаться в этом спектре.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это выделяйся, выделяйся из толпы, будь нестандартным, вот эти вот смыслы?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, это часть на самом деле, т.е. это может быть вообще другой условно продукт, который просто, ты, там, мы возьмем, например, добавим технологию, и он будет чем-то другим, любой другой пассивный продукт. Мы сейчас как бы думаем в этом направлении.
Но следующий продукт, который мы делаем, это апгрейд этого рюкзака, который есть сейчас. Где-то, ну, в середине года будем уже анонсировать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Наверное, первая идея — это увеличить количество точек?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, да, это в любом случае будет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сейчас 16 на…

МАРГАРИТА РИМЕК: На 20.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На 20. Будет больше и соответственно ты можешь более сложную графику засунуть и анимацию.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, все верно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно. Соответственно, сейчас ты можешь добавить статичную картинку, можешь добавить анимированную картинку, можешь добавить бегущую строку. Как происходит вот это вот с велосипедами, показ поворотов, что для этого еще нужно?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, давай, наверное, я начну вообще с, как бы, purpose продукта, как бы, предназначения. Очень многие люди думают, что это просто fun-овая штука и не понимают, зачем это нужно.
На самом деле есть 3 аспекта, в которые подпадает продукт.
Первое, да, это fun, т.е. его действительно можно, там, ходить на фестивали, дискотеки, ходить на улице и просто менять внешний вид.
А второе — это safety, да, это безопасность. Если ты одеваешь рюкзак в темное время суток и ты едешь на велосипеде либо идешь вдоль дороги, ты максимально видим. Вообще в целом рюкзак очень сильно выделяет тебя, ну, в любом как бы пространстве.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, у него большая площадь, да.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, и это, там, тоже, это вторая часть, например, которая очень хорошо работает для детей, допустим. То есть у нас вот второй продукт Pix Mini, это более маленький рюкзак. Его родители покупают в основном, потому что дети могут кататься на велосипеде или ходить просто и их будет видно.
И третий аспект — это промоушн. То есть у нас есть клиенты, как компании такие обычные B2C, которые загружают на свой рюкзак логотипы или какие-то месседжи и, например, ездят на конференции или, там, на каком-то ивенте, и это очень тоже сильно их выделяет среди других людей.
То есть у нас 3 таких аспекта.
А вообще сейчас основной функционал в том, что ты можешь сам создать и загрузить на рюкзак, что угодно, может быть картинка, анимация. У тебя прям есть в приложении встроенный редактор. Ты там можешь все это сделать. У нас есть галерея, в которой есть сотни предсохраненных картинок, анимаций разных. Есть виджеты. Это как маленькие такие программки, которые ты можешь запускать. Например, время, или бросок кубиков, если ты играешь в настольную игру, или веловиджет, да, т.е. когда у тебя открыт телефон, приложение, и есть кнопки поворотов и стопов, и ты, например, едешь на велосипеде или идешь и показываешь, куда ты направляешься. Вот такие вещи.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть у тебя телефон выполняет роль вот этих вот кнопок на руле?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да. Вообще у нас в разработке, просто сейчас на hold-е стоит разработка именно девайса отдельного, в который будет внутри встроен акселерометр, т.е. тебе не нужно будет нажимать на стоп, если ты тормозишь, он сам понимает, и направление движения. Но этот проект пока что еще не в масс-проде, т.е. еще нужно нам какое-то время, чтобы его доделать, а пока что есть… со стороны софта открыто. И это третий, т.е. картинки, анимации и виджеты.
И четвертый — это игры. То есть у нас есть игры, в которые ты можешь играть на рюкзаке, используя свой смартфон, т.е. по факту управляешь просто олдскул восьмибитными играми на смартфоне.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть типа змейки условной?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, да, т.е. тоже такая fun-овая история. Мы, когда эту фичу показываем людям, прям все такие: «О, боже, ничего себе». Да, разные истории по кастомизации.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я видел просто вот это количество людей, которые играли в Pokémon Go, а до этого, по-моему, Ingress называлась гугловая игра, т.е. в принципе ты же можешь, там, у тебя есть рюкзак, у тебя есть геопозиция телефона, ты же можешь это объединить и сделать вообще какой-то там квест.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, тут на самом деле много чего можно делать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Чем ближе ты подошел к правильной точке, тем активней светится рюкзак, или что-то такое.

МАРГАРИТА РИМЕК: Тут много чего можно делать на самом деле и в этом тоже плюс продукта. Можно интегрировать кучу функций и в том числе обучение программированию и вот эти вещи, например, да, допустим.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Или ты можешь делать на спортивных мероприятиях вообще динамическое создание сцены, ну, то есть, когда множество людей, единственно, что им придется развернуться спиной, да, то есть множество людей там встанет и у них отсинхронизируется сотня рюкзаков и покажет какую-то там картинку любимой футбольной команды.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, это тоже интересная история. У нас сейчас, к сожалению, нет синхронизации, нельзя так засинхронизировать 5-10 рюкзаков, чтобы они понимали свое местоположение относительно друг друга, но мы об этом знаем и мы очень хотим это добавить. Я думаю, что в ближайших версиях мы сделаем такую штуку. Это можно будет очень хорошо на флешмобах использовать и так далее.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно. Мы уже с тобой обсуждали там за кадром, что в России появились компании, которые продают рекламоместо на рюкзаках, но там, насколько я понимаю, совсем другие экраны используются. Думали ли вы в ту сторону, когда мегаполисы становятся перегруженными, когда есть места, где у тебя реклама не разрешена или нету билбордов или они стоят космически дорого, когда человек выступает рекламоносителем, ну, кроме конференций и какой-то геймификации сейчас?

МАРГАРИТА РИМЕК: Ты знаешь, пока что… идея, конечно, такая была, но пока что мы ее не принимаем за бизнес-модель. Плюс, ко всему прочему, если именно говорить про рынок рекламы, для них очень важно разрешения. Мы сознательно отказываемся от того, чтобы как бы прикреплять планшет и телевизор на рюкзак.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что хрупкая становится, да, сразу?

МАРГАРИТА РИМЕК: Даже не совсем. То есть, во-первых, такие истории уже были, да, только раньше сумки, которые это использовали, они были с таким, знаешь, как электронная книга, как называется.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, E-ink, электронные чернила.

МАРГАРИТА РИМЕК: E-ink, да, вот были такие сумки с E-ink чернилами.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, это достаточно хрупкая технология.

МАРГАРИТА РИМЕК: Хрупкая технология. Но кроме этого у нас есть очень сильное преимущество в визуальном восприятии, т.е. у нас вот эта пиксельная история, она ассоциируется с брендом, ассоциируется с рюкзаком. Она намного ярче, потому что это индивидуальные LED.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И энергопотребление другое.

МАРГАРИТА РИМЕК: Энергопотребление может быть и одинаковое, но яркость экрана, у которых выше разрешение, намного ниже. Если ты сравнишь прям рядом эти 2 продукта, ты, условно, ты этот экран, который наклеен как телевизор, ты его издалека не увидишь, т.е. он будет просто как бы сливаться с какой-то окружающей текстурой. А наш пиксельный ряд, он достаточно яркий и он очень сильно визуально отличается, т.е. он, там, ну, прям выделяемый, выделяемый в толпе. Поэтому мы изначально сознательно отказались. Мы будем повышать разрешение, но это не будет прям сильно, сильно выше. Оно будет выше, оно будет давать возможность той же пиксельной графики делать больше, чем сейчас.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сейчас на пауэрбанке 20 тысяч миллиампер, сколько рюкзак может проработать?

МАРГАРИТА РИМЕК: На максимальной яркости где-то 12 часов, но яркость можно понижать. Вот сейчас, кстати, по-моему, там стоит 30% яркости, и соответственно в 3 раза больше по времени.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть грубо 4 часа плюс еще, наверное, в зависимости от цвета LED чуть-чуть это может разниться?

МАРГАРИТА РИМЕК: Конечно, очень сильно отличается. Белый — самый энергопотребляющий, т.е. у тебя прям вся белая анимация, то это будет чуть-чуть меньше по времени. Ну, и, соответственно, понятно, если какая-то супер простая анимация, занимает мало места, будет больше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что я тестировал свежие такие LED-панели, которые мы используем иногда при съемке, то у меня разница в энергопотреблении синего цвета и красного просто кардинальная, т.е. на красном он работает 2 часа вот как по паспорту, там, 2:20, по-моему, или, там, 2:40, а на синем он отработал часа 4, потому что, видать, LED синий менее потребляет, меньше греется, я не знаю.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, такое может быть. Ну, зависит от анимации, но я бы не сказала, что у нас конкретно сильно прям разительная разница.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть, грубо, тебе все равно раз в день, раз в 2 дня надо будет заряжать.

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, да, но…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Если ты активно используешь.

МАРГАРИТА РИМЕК: Если ты активно используешь, да, но на самом деле это же, там, у тебя условно не всегда твое окружение предполагает, там, например, на какой-нибудь лекции или в офисе, ты вряд ли будешь прям сильно гореть. То есть, скорее всего, когда ты будешь где-то в дороге, комьютить, и так далее. Ну, скажем так, стандартный пауэрбанк — это 10 тысяч, такая небольшая, вот, ее на день с головой хватает, даже если ты там прям активно используешь, шесть часов постоянного освещения на максимальной яркости.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: При этом выводили ли вы какие-то USB-выходы, чтобы еще от пауэрбанка параллельно заряжать свой телефон, или это пока вещь в себе?

МАРГАРИТА РИМЕК: Там внутри выход один USB, который ты включаешь в пауэрбанк и дальше, если у тебя есть 2 выхода пауэрбанка, ты можешь просто туда подключить, например, другой девайс, именно сам в пауэрбанк.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Именно как Korin Design вы не выводили, т.е. они сделали внутренний карманчик для пауэрбанка, туда подходит кабель и он выводится сбоку от рюкзака? Я тебе потом могу показать.

МАРГАРИТА РИМЕК: В этом продукте не делали, нет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В вашем случае еще надо будет этот слой, например, развести, может быть. или у пауэрбанка должно быть 2 входа.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, в этом продукте не делали. В этом продукте в принципе у нас такой core basis рюкзак, с организацией внутри, с карманом для пауэрбанка, с USB-проводом, и другого ничего нет. Но у нас очень много идей уже на следующие продукты и как это сделать все более эргономично, удобно. Опять же, есть куча инсайтов по использованию уже со временем.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Самый казусный вариант, ну, т.е. кто-то знакомился в Tinder, благодаря рюкзаку, или, там, девушка писала «Обними меня» на рюкзаке, знаешь, как с табличками стоят.

МАРГАРИТА РИМЕК: У нас было 2 смешных случая.
Первый случай, когда прям в Instagram нас отметил наш customer. Он, значит, идет видео, отельный номер, такая большая кровать с красным покрывалом, лепестки роз, свечи, и стоит рюкзак в центре и светится сердечко. Это было очень смешно.
Вторая ситуация была. Написал человек, говорит: «Мне обязательно, я, значит, какой-то там священник какой-то церкви«, где-то в Америке, какая-то супер кастомная религия, »и вот у меня есть такая вот эмблема моей церкви, мне нужно, чтобы вы мне нарисовали и выслали и я буду какое-то делать тут свой, значит, ивент и буду пропагандировать свою церковь», что-то такое было.
Ну, т.е. у народа прям куча историй, идей, как это использовать, в совершенно разных сферах, и это очень забавно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Прикольно.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, это же потом можно как бы, там, разделять фанатов разных команд.

МАРГАРИТА РИМЕК: Конечно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Учеников разных университетов.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, народа очень много. Кто-то, например, покупает чисто под конференции. Вот они для своего бизнеса едут, выводят там какой-то месседж своей компании и используют рюкзаки так. Очень много в Японии. У нас очень много любят рюкзаки в Азии — Япония, там, Гонконг, Южная Корея. Они, прям, вот у нас весь Twitter засыпан именно азиатскими историями. И там тоже у них куча разных форматов они используют, и при езде на велосипеде, и просто они любят красиво, стильно одеваться, японцы, корейцы, и они прям вот рюкзак match-ят под свою одежду, какие-то иероглифы пишут, послания друг другу.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Прикольно.

МАРГАРИТА РИМЕК: Так что, очень реально разные люди, кто-то был у нас кастомер, который вообще рэпер, и он на своем рюкзаке постоянно выводит то ли ссылку на SoundCloud свой, то ли что-то такое, т.е. именно вот промоутиться.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, а QR-код поместится туда или пока еще нет?

МАРГАРИТА РИМЕК: На этом нет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: С этим разрешением нет еще?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, QR нужен 21×21, у нас чуть не помешается, но на самом деле на будущем можно запросто делать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: QR-код, насколько я помню, единственно, у тебя все равно 3 точки должно быть, там не всегда у тебя полное распознание, там какой-то есть шлейф, там, перекрытие, но у тебя все равно должно быть 3 точки, это значит, что 2 стороны должны быть 21 на 21.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, да, в этот core нужно попасть именно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно. Думали по поводу того, чтобы уходить в формат больше или меньше? Сейчас у вас там 27 литров. То есть, не знаю, женская сумочка, след.

МАРГАРИТА РИМЕК: Думали, думали, но на самом деле не хочется сильно распыляться, т.е. мы реально, например, выпустили 2-й продукт детский, т.е. мы выпустили 1-й, потом мы поехали на выставку, мы ездим каждый год на CES в Лас-Вегас. Это самая крупная в мире выставка потребительской электроники. И там у тебя происходит просто 4 дня бурного общения с кастомерами, с оптовиками, ритейлерами и так далее. И получаем достаточно много инсайтов. И мы услышали очень сильный запрос, т.е. у нас, например, наша аудитория нынешняя, как бы это странно не звучало, но это в основном мужчины 25-35, т.е. это такие именно тех. энтузиасты, скажем, которые разбираются в технологии, и вот они в принципе любят всю эту историю.
Но есть и дети, которые очень тащатся от концепта светящегося рюкзака, от того, что можно что-то нарисовать. Но для них, например, эта сумма в $260 дорогая. И мы поэтому, мы подумали, как можно вообще упростить, что можно сделать, чтобы сделать более дешевый продукт, более affordable как бы для детей, для родителей и для детей, выпустили Pix Mini. Ну, он поменьше и в принципе… К чему это все говорила я? Я забыла. Ты спросил меня.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: К тому, что пробуете ли уйти в меньший размер или в больший размер?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, вот, собственно, да, ответ на этот вопрос. Pix Mini у нас меньше. Я вспомнила, к чему я это все говорила. Выпустили 2-й продукт и у нас соответственно фокус немножко разошелся, т.е. мы теперь уже должны менеджить 2 продукта, должны ставить их на ноги, там, полностью продумывать цепочку от производства, ассортимента до отгрузки и так далее.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У вас фрагментация растет, да?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, и вот тут такая история, что если мы, например, сейчас начнем закапываться в еще новые продукты на этом этапе развития компании, то будет достаточно сложно. То есть у нас 10 человек, нам нужно менеджить кучу операционных процессов, плюс 2 продукта. Потому мы приняли для себя решение на данный момент, поставить на ноги все продукты, уже там четко, скажем, выкристаллизовать каждый процесс продажи по каждому каналу. И когда это будет уже более-менее на какой-то устаканенной тропе, тогда можно добавлять новые продукты.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какие-то вот такие сегмент очень, например, профессиональные, да, то есть, по-прежнему люди одевают на трассе в Германии, выходя из машины, они одевают светоотражающий жилет, но одно дело, когда ты автомобилист и его в лучшем случае раз в год дел, а есть люди, которые постоянно ходят в светоотражающих жилетах. Я в вот в Германии видел, там, двухсторонняя куртка. Внутренняя сторона светоотражающая, внешняя сторона обычная, т.е. когда он уже не на работе, он вывернул куртку на изнанку и поехал, не привлекая столько внимания. Вот в этом направлении вы не думали? То есть что-то очень тонкое, легкое для людей, которым постоянно нужно быть заметными, светоотражающие жилеты, они работают где-то, там, на трассе, где-то обслуживают столбы, электрики и так далее, их должны видеть и не всегда есть достаточно света снаружи, спасатели, может быть.

МАРГАРИТА РИМЕК: Думали мы. Это точно такой же side project, да, точно так же тебе нужно фокусировать внимание на разработке. Это вообще очень интересно. Мы даже общались с Борисполем по поводу идей разработать жилеты с каким-то встроенным экраном, но удобным для того, чтобы люди, которые сопровождают самолет на взлетно-посадочных полосах в туман, были хорошо видны. То есть тут много чего можно делать на самом деле. Мы пока что эту историю не трогаем. Она у нас пока что на hold-е, но у нас есть, например, история. Мы делаем пилот с компанией по доставке еды. Мы интегрировали экраны тестово.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В их большие рюкзаки?

МАРГАРИТА РИМЕК: В большие рюкзаки. А дальше, что происходит? По факту компания владеет всеми этими курьерскими сумками и они могут через софт, который тоже мы предоставляем, они могут обновлять какой-то контент. Это может быть QR-кода, может быть просто какая-то привлекательная анимация, логотипы, предложения от ресторанов, т.е. вот эти вот вещи.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это такой Digital Signage, только перемещаемый.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, т.е. есть направление Digital Signage, когда ты покупаешь какую-то приблуду в гостинице, в музее, подключаешь их там к телевизорам, к экранам и можешь централизованно там отправлять какое-то там рекламное сообщение, обновлять, что у тебя в лифте показывается. Это отдельная ниша. А это еще и перемещаемый Digital Signage, потому что эти люди перемещаются.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, да. Ну, вот это side project, над которым мы работаем, т.е. он нам очень интересен, у нас уже есть там некоторое количество клиентов, которые ждут, когда мы им предоставим первые образцы. Но это очень интересная история, потому что по факту в этом сегменте Food Delivery, если твой курьер имеет экран, то он максимально повышает и awareness, т.е. его видно на дороге, люди его замечают, он может в принципе посредством этого какие-то там дополнительные офферы делать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Пока он стоит, ждет где-то в очереди, в ресторане забрать заказ.

МАРГАРИТА РИМЕК: Например, либо на дороге тоже. Ну, т.е. там много аспектов работы над Brand Loyalty и Brand Awareness, и рекламой, и так далее.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Интересный опыт. У нас есть подарок для тебя.

МАРГАРИТА РИМЕК: Ой, класс, спасибо большое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это чашка для кофе многоразового использования.

МАРГАРИТА РИМЕК: Класс, крутая, спасибо.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Мы с тобой обсуждали, что в США очень тяжело с качественным кофе.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, спасибо большое, очень круто. Я, кстати, думала купить. У меня вообще куча друзей перешли на какие-то неодноразовую посуду и мне кажется это классный тренд. Поэтому спасибо большое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И в этот момент я обычно спрашиваю, что мы разыграем, можем подарить нашим зрителям, слушателям?

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, на самом деле очень необычно будет от меня услышать, но как основатель хардверного стартапа я хотела бы подарить наш продукт одному из ваших подписчиков. Это, собственно, рюкзак, который вот тут в кадре, которым можно управлять и можно прям включать свою креативность на полную катушку и делать разные вещи.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: С помощью мобильного приложения выводить все что угодно.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, с помощью мобильного приложения.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, очень круто. Мне очень жаль, что мне и моим сотрудникам нельзя участвовать, потому что мои сотрудники уже по прошлым розыгрышам такие: «Может, мы напишем?» Я такой: «Не, ребята, нам нельзя».
Очень крутой подарок, ну, т.е. $260 его рекомендуемая цена. Надо будет написать комментарий на YouTube к этому выпуску и мы выберем одного из победителей или рандомно, или мы с Маргаритой сядем и выберем самый лучший комментарий. Может быть, напишите, кстати, какое вот нестандартное использование рюкзака вы видите.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, да, или, может быть, будут идеи какого-нибудь, там, не знаю, еще виджета или что-то такое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И чего не хватает, что бы хотелось вывести на экран.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, класс, идеи очень appreciated.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Как ты вот чувствуешь себя после перехода из наемного труда в CEO хардверного стартапа, когда все в новизну?

МАРГАРИТА РИМЕК: Ты знаешь, это очень-очень прикольное ощущение, прикольный experience. Во-первых, наверное, 70% моей работы, которая я сейчас занимаюсь, я никогда раньше не делала, да, т.е. я впервые очень сильно погрузилась в операционные штуки, в логистику, в настройку производства, в хайринг, в HR всей команды, в планирование спринтов, ну, т.е. очень много моментов, которые там были для меня новые.
И, конечно же, это сразу стресс, потому что ты… что-то тебе нужно делать для того, чтобы развивалась компания, ты это не умеешь, ты начинаешь быстро учиться, с кем-то общаешься, получаешь экспертизу, какие-то советы. Короче, это такой гигантский снежный ком.
Я точно могу сказать, что у меня скорость, я не знаю, операционная деятельность моего мозга увеличилась по сравнению с тем временем, когда я была простым сотрудником, в разы, т.е. намного больше успеваешь через себя пропускать, намного больше обучаешься. При этом, ну, т.е. это классная сторона.
Сторона, которая более напряженная, конечно же, в том, что на тебе теперь гигантская ответственность. У тебя есть команда, у тебя есть продукт, у тебя есть кастомеры, и не всегда все идет так, как ты хочешь, и это не такой, скажем, размеренный ритм жизни, когда ты просто приходишь на работу в 10:00, уходишь в 19:00.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Кто-то придумал, чем ты будешь заниматься.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, тебе нужно постоянно какие-то, там, факап случился, нужно быстро потушить пожар, решить, там, в общем, это очень интересно, это очень интересно, это очень как бы раздвигается твою зону комфорта, твои обычные какие-то привычные вещи, твои способности. Но мне такое нравится. Я прям с удовольствием ощутила себя в этой роли и как бы работаю над тем, чтобы дальше было все еще круче.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вот это вот количество информации, принимаемых решений, которое сильно скакнуло, ты пока не испытываешь перегрузки информации, там, необходимости где-то стать slow, где-то перегрузиться, отключить все каналы?

МАРГАРИТА РИМЕК: Конечно, конечно, испытываю. Оно еще и накопительно работает. Я не знаю, у тебя так или нет. У меня накопительное. Я в какой-то момент могу почувствовать, что я все, у меня просто батарейка на нуле. Особенно это происходит, если я начинаю сильно закапываться в какие-то операционные задачи. То есть как только начинаешь закапываться, раньше я это не понимала, а сейчас себя уже насильно вырываю. Там, например, я могу уехать на 3 дня куда-нибудь в Карпаты, все, сесть, ни с кем не разговаривать, и у меня в этот момент происходит перезагруз, зум-аут, я вижу все немножко дальше, какие-то начинают уже идеи, инсайты. Любые поездки так работают, т.е. все, что тебя вытаскивает из твоего стандартного.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И чуть-чуть отключает тебя от бытия на связи, да?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, вот это вот connection с рутиной — это самая важная история, которая, ну, по крайней мере, в моем случае, которая тормозит какую-то креативную работу мозга. Поэтому, да, я в какой-то момент, в какой-то момент я перестала ноутбук брать домой. Я оставляю его в офисе. Там, да, я могу уйти в 20:00, оставляю в офисе, но дома я не занимаюсь этим, дома я все, relax какой-нибудь, не знаю, там, книжка, YouTube, с кошкой посидеть и такое. И тогда утром ты как бы уже в новом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У тебя есть какая-то граница перезагрузки, что вот тут работа закончилась, начался отдых.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, потому что, ну, в противном случае, возможно, конечно, у других получается это по-другому, но, если я, например, постоянно в рабочем состоянии, то, скажем, я менее продуктивна в каких-то…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты двигаешься по каким-то тем же рельсам.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, очень тактически, у тебя нет какого-то ресурса, чтобы, знаешь, посмотреть на это…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Взглянуть со стороны.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да. Поэтому, да, поэтому я какое-то время назад поняла, что мне нужно себя вытаскивать, и я так и делаю, куда угодно, для того чтобы просто сделать, немножко так отстраниться и потом вернуться с полной энергией обратно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Где тебе лучше всего перегружается? В каких местах?

МАРГАРИТА РИМЕК: Ты знаешь, я очень… Вообще я обожаю природу, т.е. мне любые места, где можно как бы получить connection с природой, там, горы, какие-то походы, hiking-и, там, вот, мы были на CES, мы после CES взяли 4 дня, просто поехали по местным национальным паркам. Это сумасшедшая красота, очень невероятно красиво. И вот такие места, они как-то тебя вдохновляют, то есть, ну, у меня это прям работает безотказно всегда.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, и соответственно у тебя сейчас большая часть времени проходит в Киеве?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: С поездками на выставки в США?

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, у нас есть пара выставок, которые мы всегда посещаем. Еще периодически нас приглашают на какие-то конференции. Вот я только что была, вчера прилетела с Startup Grind. Нас отбирали 15 молодых украинских компаний представлять Украину на этой конференции в Калифорнии. То есть периодически там, но в основном, да, процентов, наверное, 85% нахожусь в Украине, в Киеве.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Что там самое разительное после возвращения из путешествия или наоборот по прилету в США? Что меняется?

МАРГАРИТА РИМЕК: Ну, конкретно, я очень люблю Калифорнию, но, как бы это объяснить, очень… т.е. там community состоит из людей, которые очень близки к сфере бизнеса, стартапов, каких-то проектов, т.е. там все очень намного быстрее вообще происходит, и я не знаю, как это объяснить, но это чувствуется, прям в воздухе летает. Ты общаешься с людьми, ты на пару каких-то митапов сходил, которые посвящены твоему, например, твоей отрасли, или бизнесу. Ты общаешься с этими людьми. У них совершенно другой mindset. То есть очень заряжаешься, вообще в целом просто от общения у тебя какое-то такое открывается вдохновение. И я очень люблю туда летать, чтобы просто вот почувствовать этот…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это другая толерантность к ошибкам или это другая скорость внедрения или это другая ширина картины мира? Что это?

МАРГАРИТА РИМЕК: И скорость, и ширина картины, и там в принципе Долина, наверное, самый насыщенный вообще регион по проектам, которые есть, по масштабности этих проектов, т.е. невероятно круто.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И Think Big.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, Think Big, 100%.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть там, условно, тебя купит Google или ты договоришься с PayPal и у тебя будут финансовые котировки выводиться.

МАРГАРИТА РИМЕК: Там это все намного проще, реально ты… Там люди намного проще к общению. Ты можешь чуть ли не какого-нибудь C-Level человека из какой-то крупной компании найти, написать ему в LinkedIn или познакомиться на конференции, договориться о кофе, и пойти с ним попить кофе в Starbucks на 10 минут. То есть это у них намного проще. Тебе не нужно, там, назначать встречу за 35 месяцев, ехать в офис.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, а ты научилась вот это вот распознавать, когда американцы говорят, что это awesome, но типа это просто все нормально, я не хочу критиковать, и когда это действительно ему очень нравится продукт?

МАРГАРИТА РИМЕК: Слушай, у нас вообще немножко выигрышная позиция в этом плане, потому что тебе даже не нужно питчить, реально. Я одеваю просто на себя рюкзак или ставлю его на витрину и ты дальше собираешь вокруг себя всех. То есть это не то, что ты такой завлек и слушаешь, значит, фидбек.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Просто американцы очень как бы мало дают тебе критики. У них все, если оно нормально, это уже awesome, если оно хорошее, это там уже фантастика.

МАРГАРИТА РИМЕК: Да, ты знаешь, у нас как-то такого не было. У нас все, кто к нам подходят, т.е. они заинтересованы в первую очередь, suggestion’ов дают, т.е. на CES народ там говорил: «Было бы прикольно, если бы вы сделали это», «А делаете ли вы это?» И мы такие: «Окей, окей», все позаписывали и потом себе там как-то это реализовали.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На сколько месяцев вперед уже ваш план по разработке?

МАРГАРИТА РИМЕК: У нас сейчас активный план на год вперед, вот то, что мы вот точно знаем, что мы будем делать, а дальше будем смотреть, потому что на самом деле все зависит от рынка, и меняются и предпочтения кастомеров, и их запросы, поэтому мы обычно, там, на год себе ставим какие-то цели и потом ближе к делу их пересматриваем, там, добавляем что-то новое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Слушай, спасибо, что поделилась опытом. Я думаю, что это будет безусловно полезно.

МАРГАРИТА РИМЕК: Спасибо за приглашение, большое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Спасибо, мой дорогой зритель и слушатель, что дослушал. Оставляй комментарий на YouTube, участвуй в розыгрыше рюкзака, ставь лайки, пиши комментарий, нажимай колокольчик, ставь 5 баллов в Apple Подкастах. В общем, продвигай наш подкаст в массы, делись им с мамой и друзьями. И до новых встреч. Пока, пока.

МАРГАРИТА РИМЕК: Пока.

Читай также:

Кто делает подкасты о бизнесе на русском языке и сколько они приносят

11 октября 2017 Секрет Фирмы

Как делать подкасты — опыт Романа Рыбальченко c кейсом «Продуктивный Роман»

15 декабря 2017 AIN.ua

Роман Рыбальченко о 7 факторах стресса и как с ними бороться

27 июля 2017 Лайфхакер

Кейс читателя: Почему мы потеряли клиента, несмотря на успешное продвижение его интернет-магазина

19 мая 2015 vc.ru

Подборка полезных подкастов: маркетинг и менеджмент

4 мая 2020 Kislorod.io
avatar
Вадим Ошкало
Руководитель intimo.com.ua

Cистемность — это «религия» Романа. Так что работая с Roman.ua Вам придётся её принять и получить все вытекающие бонусы.

Все отзывы 83

Мы помогли более 200 Клиентам. Слово «Клиент» мы всегда пишем с большой буквы.

  • Macphun
  • Intimo
  • Prom.ua
  • Autoportal.com
  • Київстар
  • Kingston
  • SemRush
  • Dobovo
Работаем удаленно и в офисе в Киеве.

Любим путешествовать и увеличиваем продажи Клиентам по всему миру.