Подпишись на рассылку, чтобы не пропустить интересные мероприятия.

Начни учиться уже завтра!
Онлайн-курсы в записи с домашними заданиями и контрольными работами  — по email маркетингу, веб-аналитике.

База знаний

ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН #8. Ярослав Баклан: Как перейти из наемного сотрудника в партнеры?

Восьмой выпуск подкаста ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН. В гостях — Ярослав Баклан, Chief Operating Officer в Boosta.

О чем поговорили в выпуске:

  • Как перейти из наемного сотрудника в партнеры и запустить свой сервис или свою компанию?
  • Как диверсифицируются доходы в компании? На каких рынках можно легко зарабатывать деньги?
  • Как найти драйв в скучном проекте?
  • Как поддерживаются огромное количество проектов внутри компании?
  • Инструменты, которые помогают зарабатывать больше и быть эффективнее.
  • Как правильно работать с партнерами?
  • Кейсы изменений в продукте, которые приводили к росту или падению прибыли.
  • Личная эффективность и работа out of the office.

Слушай выпуск!

Подписывайся на подкаст ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН на SoundCloud и iTunes.
Ставь 5⭐️  на iTunes. Оставляй комментарии.

Бонус-материалы от гостя

[emaillocker] Если вы хотите развиваться и вы не видите, как можете в рамках текущей компании какие-то новые проекты развивать, то пишите в Boosta, может быть, они окажутся той компанией, в которой это можно делать.
[/emaillocker]
Слева направо: Ярослав Баклан и Роман Рыбальченко.

Расшифровка подкаста

[emaillocker] РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Всем привет. Это уже восьмой выпуск подкаста «ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН» и у меня как обычно новый гость — это Ярослав Баклан, совладелец, Chief Operating Officer компании Boosta.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Привет, Рома.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Привет. Очень рад, что ты согласился, потому что у тебя очень много опыта работы на запад в высококонкурентных рынках. Boosta в первую очередь известна тем, что она занимается Academic Writing?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, всё верно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Для тех, кто не в теме, это написание учебных работ, консультация студентов…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, курсовые, рефераты, грубо говоря, на западный рынок, на англоязычных пользователей.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Отлично. Расскажи, сколько человек сейчас работает в Бусте и сколько зарабатываете в год?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Давай, наверное, чуть-чуть такой истории начальной, да, расскажу о том, как вообще появилась Boosta, т.е. я в целом в рынке Academic Writing уже… сколько, наверное… больше 5 лет, наверное, 6 уже даже, вот.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вот у меня указано, что ты в Devellar был Project Manager с 2010 года, потом был Head of R&D и Product Manager?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть получается лет 7 даже, да?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да, да, уже вот 7-ой пошел. Собственно, да, с Devellar всё началось, и потом так уж сложилось, что там были разногласия какие-то между партнерами и это длилось достаточно продолжительное время, т.е. там около года, и не получалось нормально работать, и мы решили с ребятами, с которыми мы собственно работали в Devellar, да, сделать отдельную компанию, и изначально это вообще не задумывалось как Academic Writing, да, мы… там был один из проектов, это аффилиатное направление, которое… доля в этом проекте была у нас больше, чем у владельцев компании, так сложилось как-то, потому что проект, по сути, пришел уже в готовую компанию, это была идея моего партнера Димы, вот, и как-то у нас доля была больше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Доля трафика или доля?..

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Просто доля в проекте.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ага.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: И в какой-то момент там начались очередные какие-то волнения между партнерами, они не могли с собой друг с другом договориться, там 2 партнера было по сути, и мы решили, что надо уходить и, наверное, что-то делать, да, т.е. не было конкретной мысли, что конкретно делать, но мы решили, собрались, наверное, первый раз мы у Димы на кухне и сделали компанию Boosta. Вот сейчас, значит, у нас почти 3 года компания существует и работает у нас 110, по-моему, человек, может, там, 112, что-то такое. Обороты у нас, ну, несколько миллионов в год.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто. Получается, что ты вначале пришел в Devellar как наемный сотрудник?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, как наемный сотрудник, и мы там делали разные проекты, разные направления, и в какой-то момент как бы это был такой, как промоушн, да, т.е. у меня появилась какая-то доля в одном из проектов, вот, и дальше она развивалась, да, т.е. по мере того, как развивался сам проект.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень интересно. Я уверен, что нас много людей слушает, которые сейчас сидят, пилят проекты. Как вот перейти из наемного сотрудника, хорошего, там, я не знаю, Product Owner’а, хорошего программиста, хорошего маркетолога в партнеры и запустить свой сервис или свою компанию?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: В первую очередь, да, вы можете, наверное, во многих компаниях реализоваться уже, стать каким-то партнером по каким-то проектам, да, как вот, по сути, было в Devellar, т.е. вы предлагаете какие-то идеи и если эти идеи стоящие, да, то я думаю, что руководство компании всегда согласится их реализовывать, и если вы там будете драйвером, то, конечно, вам как бы предложат какую-то долю, ну, это логично, чтобы развивать дальше этот проект. Вот это, наверное, такой самый простой и самый, наверное, важный шаг, т.е. не бояться заявить о том, что вы хотите чего-то запустить. Не обязательно, да, уходить с работы, на которой сейчас работаете, вы можете в рамках неё же, в рамках этой же компании запускать и рисковать, по сути, своим временем, да, но деньгами другой компании. А дальше решение вот именно создать компанию, оно у нас как бы его не было как такого, да, т.е. мы не думали о том, чтобы вот через какое-то время мы выделимся в отдельную, такого ничего не происходило, просто в какой-то момент случилось так и мы подумали: «А что же мы будем дальше делать? А давай делать компанию». Собрались вдвоем на кухне, подумали, чего мы будем делать, потом поняли, какие нам люди нужны и начали собственно их искать, набирать. Первый офис у нас был — это моя квартира, в которой я уже не жил на тот момент, да, я там как раз заканчивал ремонт, и как бы вот так появилась Boosta.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень вдохновляюще. И получается, что со стороны владельцев, если они нас слушают, надо не пропустить вот этот момент, когда сотрудник драйвит и готов делать проект внутри компании, так и со стороны людей, которые работают, воспользоваться этим шансом. Наверное, не во всех компаниях можно так прийти, т.е. это должна быть компания, в которой владелец уже, наверное, понимает, что он сам всё не может драйвить, что людей не хватает, ресурсов не хватает.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да, да, и как бы владелец должен быть готов к тому, что надо развиваться не только в одном бизнесе, потому что вот многие есть владельцы, которые зациклились на какой-то одной компании, да, на одном каком-то направлении и они не диверсифицируются никак, а поскольку вот эти ниши, в которых мы работаем, они все крайне, скажем так, нестабильны по источникам трафика, потому что AdWords в чистом виде всегда запрещен, по сути, есть только один канал, это SEO, да, откуда ты можешь получать какой-то трафик, и соответственно, если у тебя это будет один проект с одним SEO и потом пришел Google и накрыл тебя, все сайты аффилиатным фильтром, то у тебя всё, деньги закончились.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, это, кстати, болезнь не только продуктовых компаний, но и многих E-commerce проектов, мы видим по клиентам, что они, например, сидят плотно на SEO, но не хотят развивать другие каналы, там не такая рентабельность, PPC непонятно как работает, не сразу работает, не сразу показывает высокий возврат инвестиций, и им не хватает вот этих сил, и надо, чтобы какой-то петух клюнул, для некоторых наших клиентов это конкурент запустил PPC по нашему названию, и они такие «Да, действительно, может пора как минимум защищаться», а потом «Ну коль мы уже защищаемся, запустили PPC, может мы еще запустим на то, на что мы раньше не запускали», мы влазим и говорим: «А может вы еще там подключите трафик с прайс-агрегаторов или с других каналов?» и начинается заворачиваться вот эта новая история, а до этого бизнес работал как дойная корова, но с рисками. Есть SEO — хорошо. Нету SEO — приток новых людей падает.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. Обычно вот это именно «нету SEO», да, оно и является тем петухом, который должен клюнуть, чтобы люди начали как-то думать, а что еще дальше делать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Спасибо за это нашим поисковым системам. Скажи, как вы диверсифицируете для себя источники? Да, вы сильно завязаны на SEO. Что вы делаете для того, чтобы диверсифицировать доходы для компании Boosta?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Угу. У нас есть вот то, по сути, аффилиатное направление, да, т.е. это… мы получаем трафик в разных нишах и сливаем их на партнерские программы, да, это вот то, с чего, по сути, началась вся Boosta. Потом мы запустили, там, тот же Academic Writing, да, т.е. наша диверсификация — это вот разные, по сути, ниши, плюс мы пробуем в этих же нишах разные все таки источники, да, т.е. PPC, оно запрещено, но все равно его иногда можно запустить, есть медийные какие-то вещи, да, т.е. можно покупать баннерную рекламу на каких-то больших площадках, например, на тех же эдалтных сайтах, вот, и таким образом диверсифицируем, т.е. смотрим максимально, что мы еще можем из доступного инвентаря использовать, и смотрим, конечно, на ROAS, да, на Return On Advertising Spend, что нам как возвращается.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На возврат инвестиций, да?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Угу.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: С рекламы. И внутри SEO вы получается тоже диверсифицируетесь, да, вы запускаете разные вертикали и разные географические рынки?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да, т.е. разная география и разные, соответственно, вообще ниши в целом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты видел много ниш, много разных рынков, какие вот ты мог бы посоветовать нашим слушателям, где сейчас есть, не обязательно в конкуренцию вам, да, может быть ты просто видел какую-то нишу, которая сейчас пустая и там можно делать и легко зарабатывать деньги. Что по нишам сейчас не закрыто?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: На самом деле можно идти в любые какие-то, да, вот конкурентные, ну, не конкурентные, назовем их так, высокомаржинальные ниши, да, там, те же Payday Loans, казино, ну, эссе, наверное, не такой уже получается высокомаржинальный в этом кластере, фарма там у них, да, есть еще высокомаржинальная. Можно идти в Европу, т.е. все идут обычно на Штаты и все идут на английский язык, а если посмотреть на Европу, то там очень часто намного меньше конкуренции. Я вот рассказывал на каком-то из выступлений своих о нише с продажей софта и тоже вот, сколько не смотрю, особо никто не идет в Европу с этой продажей софта. Обычный софт, там, конверторы из одного формата в другой, аудио и всего чего угодно, вот, т.е. в Штатах, если загуглить, там очень много конкуренции идет и много партнерских программ, на Европу практически ничего нету, там буквально несколько сайтов, которые чего-то продают и это какие-то большие сайты, т.е. нету никакой истории с сателлитами, дорвейной какой-то истории, ничего такого.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты знаешь, мы занимались продажей софта на Запад, и в том числе на Европу. То, что я видел. В США, во-первых, сильно больше рынок.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Угу.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Он всегда самый большой.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Там, США, потом Канада, UK, Австралия.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Английский язык.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да. А потом уже идет, там, ну, есть Швейцария с высоким возвратом инвестиций, но трафика очень мало, да, есть Бенилюкс — Бельгия, Нидерланды, Люксембург. Что в Европе, вот, ну, а) Локализация. Если ты не перевел, например, сайт на итальянский язык или у тебя софт не переведен на итальянский, итальянцы очень плохо знаю английский, и вообще они, мне кажется, очень плохо склонны покупать софт, а более склонны его пиратить, итальянцы, испанцы по моему опыту. Потом, например, переводы площадок очень мало, именно местных, локальных, и они хотят очень большие ценники за пиар публикации, т.е. в США ты на порядок проще находишь площадку, где ты можешь договориться о публикации, с лучшим качеством трафика, с большими охватами, в Европе… вот, кстати, по контентным проектам тоже, наверное, это ниша, написать какой-нибудь сайт, который был посвящен Apple или Windows, но под рынок какой-нибудь Голландии.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, на французском каком-то или голландском.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да. Или под Францию. А так, да, рынок есть, конкуренция там сильно ниже, всё также работает AdWords, SEO, Facebook, партнерки. Может быть люди учатся на этих рынках и переключаются на US?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну, не вижу, чтобы учились, да, т.е. тут как бы такая, наверное, история срабатывает — что чем больше рынок, тем проще в нем получить какой-то первый доход. Но вот дальше, т.е. если мы мыслим, к примеру, рамками не одного человека, а кампании уже какой-то, да, либо группы людей, то конечно штаты намного вкусней, потому что там больше объем этих денег, которые ты можешь получить. Но если в рамках одного человека, то Европа прям отличный вариант. И даже вот так если по копирайтингу, все думают, что копирайт на французском или немецком будет дороже, чем копирайт на английском языке, то ничего подобного на самом деле, т.е. если посмотреть на востребованность, то на английском наоборот более востребованные люди и стоимость зарплаты там условного переводчика намного выше будет, чем менее востребованного француза, которому просто мало работы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, кстати, тоже интересный инсайд, но тут нужен еще кто-то, кто будет проверять этот копирайт, да?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да, да, т.е. надо изначально найти кого-то, в ком ты прям уверен, что он понимает нормально язык и знает. Мы по своей практике, да, мы ищем людей, которые либо жили там какое-то продолжительное время в этой стране, либо… получали тут диплом, конечно, такой спорный вопрос насчет знания языка, но в целом он больше работает, когда жили либо у них там родители есть какие-то, да, какие-то родственные связи, т.е. они тогда хорошо знают язык.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Именно такой разговорный, живой.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. А по Азии, что ты скажешь?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ой, по Азии прям какой-то мрак. Мы пробовали несколько раз разнообразные проекты на Азию, но, честно говоря, всё как-то очень тяжело идет, т.е. там, во-первых, совсем по другому выглядят вебсайты, т.е. посмотреть на любой какой-нибудь сайт на японском или на китайском, он вообще другой, т.е. он напоминает, не знаю, какую-то новогоднюю елку, там всё всегда мигает, и в этих иероглифах ничего абсолютно непонятно, даже не понимаешь, чего и как с этим делать, и где там вообще оффер написан, вот. Мы брали китайца и японка у нас еще была, т.е. разные проекты пробовали делать, и все равно как-то вот очень тяжело, т.е. там всё совершенно по другому. В Китае этот Baidu и в нем непонятно, как продвигаться и получать трафик. Мы пробовали несколько раз запускать рекламные кампании, но ни одна рекламная кампания так и не запустилась, там какая-то очень сложная история у них идет, т.е. ты сначала договариваешься с Baidu через какого-то менеджера, что ты хочешь там адвертайзиться, потом подписываешь каких-то пачку бумажек, но в итоге, когда доходит дело уже до того, что ты хочешь что-то рекламировать, они говорят: «Ой, а надо же, чтобы компания была зарегистрирована в Китае».

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Чтобы она была подтвержденная.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Что вы купили статус.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да. То есть много каких-то нюансов возникает, которые как бы тяжело удаленно и без вообще какого-либо опыта на этом рынке сделать. Ну и каких-то людей, которые делали бы компании на эти рынки, мы, честно говоря, не нашли. Может, наверное, не супер сильно искали, но так вот просто если взять человека, который просто говорит на китайском, да, то он не может в этом разобраться.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. А вот такая Азия, которая не Китай, не Япония, там, Тайланд, Индонезия, Индия? Был опыт, не было?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Наверное, не было опыта, да, т.е. с Индией у нас там были писатели, разве что для наших academic сервисов, но и то, в какой-то момент в Индии случились какие-то массовые улучшения качества жизни и им стало невыгодно писать работы, т.е. они хотя, в принципе, все знают хорошо английский. Ну вот Филиппины еще, они еще хороши в плане колл-центров, чего-то такого, но так, чтобы там прям зарабатывать деньги, то нет, наверное, нет такого опыта.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что я, когда путешествовал по Азии, то я видел там определенный недостаток и маркетплейсов, и качественных сайтов, и вообще сайтов для бизнеса, притом, что население там огромное, да, ну, пусть у них не у всех хороший компьютер, у многим там старый телефон, но у них WhatsApp, у них пиццу нельзя заказать, если ты не позвонил, да, т.е. если они не перевели сайт на английский, даже в туристических регионах. Плюс я видел пару Travel проектов, которые работают конкретно на рынок Азии, там, покупка билетов.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да, есть у того же Aviasales, есть там целое азиатское подразделение большое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, в том числе.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Т.е. они хорошо работают. Я тоже видел, тоже был в Азии как бы, видел, что у них не всегда хватает таких подобных сервисов, но как-то, честно говоря, никогда мы не приходили к тому, чтобы что-то прям такое сделать. Из таких более экзотических стран у нас были несколько проектов на Бразилию. Там у них есть свои особенности с оплатами и есть свои особенности с выведением денег из Бразилии, но на самом деле вот рынок очень интересный, т.е. он растет семимильными шагами. Я специально подписался на один сайт, значит, он называется Картао онлайн или как-то так. В общем, суть сайта в том, что это сравнение разнообразных онлайн сервисов, но в первую очередь там финансовые, т.е. там сравнение кредитных карточек, которые ты можешь получить в банке, сравнение страховок разных форматов, там, жизни, автомобиля, еще чего-то, да, там, квартиры. И он прям очень развивается, т.е. я всё время на него смотрю и у меня всё время не хватает на него каких-то сил и ресурсов, чтобы что-то попробовать сделать там, но вот те несколько проектов, которые у нас получались в Бразилии, да, там были какие-то слезы трафика, но при этом было всегда нормально дохода.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы возвращаемся снова в студию. По Бразилии, если нас кто-то слушает, кто готов подрайвить этот проект, то можно Ярославу будет потом написать, да? Я думаю, что вы постоянно заинтересованы в новых людях.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да, в людях, которые еще и приходят со своими идеями, очень заинтересованы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И готовы инвестировать в это время и ресурсы компании, и деньги. Скажи, как вы обычно определяете, что продукт хорошо приносит, плохо? Какие основные метрики вы определяете для себя для того, чтобы понимать, особенно, когда у вас много разных вариантов, что хорошо, что плохо?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Метрик, наверное, не так и много, да, т.е. мы сделали не так давно миссию компании, и она звучит так — People. Perfection. Profit, т.е. если по-русски, то это «Люди», «Совершенство» и «Прибыль». И вот, наверное, к успешным проектам мы определяем в первую очередь прибыль. Значит, как мы ее считаем. У нас есть достаточно большая доля расходов, которые упадут на любой проект, т.е. это, скажем так, основные административные расходы компании, там, типа, аренда офиса, всякие там печеньки, плюшки и прочая история.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Столы, компьютеры.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да. То есть это то, что упадет на любой проект, и то, что нам надо этим проектом, соответственно, минимум перекрывать, т.е. даже не считая оплату труда сотрудников, которые работают. Для себя мы сейчас на данном этапе определили, что для нас проект хороший, это тот, который генерирует дохода где-то 20-30 тысяч долларов в месяц, вот. Это хороший проект, которые вполне можно дальше активно развивать. А на начальном этапе просто, наверное, больше смотрим на человека, который принес эту идею, и на то, насколько он ею увлечен, насколько он там чего-то понимает и готов как бы в нее погружаться, потому что есть много проектов, о которых я и мои партнеры постоянно думаем и говорим, но поскольку нету какого-то драйвера, да, то они вот так и остаются в разговорах, а если человек чем-то горит, то это у него, скорее всего, с большей вероятностью у него получится это сделать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это очень правильно, потому что маркетологи или product owner’ы, если они не выступают драйверами, то это либо должен брать на себя собственник, либо это вялотекущее в существующем бизнесе, в существующих объемах, но ничего сверхъестественного.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. Невозможно как бы рассказать и донести идею человеку, которого ты просто взял с рынка, рассказать ему и поглотить его этой идеей, чтобы он ее начал развивать как свою, т.е. это вот практически нереально. Если он не увлечен этим сам, то как бы так такого достичь невозможно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Чтобы он и на выходных об этом думал…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: …и сам пробовал какие-то чужие сервисы и за границей находясь обращал внимание, да, т.е. … ну, чтобы он жил.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, чтобы он им прям жил и развивал его.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В общем, product owner’ы, а для product owner’ов, это значительная часть, ради кого мы пишем этот подкаст, мотайте себе на ус — если проект вас не драйвит, надо думать, может быть, или менять проект, или менять свой подход к нему, чтобы он начал драйвить, выдумывать себе какие-нибудь игры, соревнования внутренние.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, ну есть как бы, часто… Например, вот у меня есть несколько друзей программистов, с которыми я учился, и они говорят всегда в какой бы они проект не пошли в этих крупных оутсорсинговых компаниях, что проект говно. Им никогда не нравится проект этот, и… ну как бы я понимаю, что соответственно, и что они там могут сделать? Ровно вот по таску, да, сколько ТЗ написано, вот столько и сделают.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты знаешь, если 5 раз проект говно, то либо компания говно, либо ты.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да. Объективно как бы, да, у оутсорсеров, там у них не бывает супер каких-то интересных проектов. Там ты пишешь какую-то часть от проекта, которую писало уже миллион человек по всему миру, и core team сидит вообще непонятно где, а ты делаешь какой-то саппорт, грубо говоря.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, безусловно, бывает так, что этот проект заказали 5 лет назад, уже никто не помнит зачем, его но почему-то тянут, такое бывает, но тут мне нравится, я не знаю, читаешь ты или нет, у студии Арт. Лебедева Людвига, арт-директора, вот он рассказывает о том, как арт-директору находить новые фишки, как дизайнеру находить новые фишки и находить даже в скучном проекте себе что-то новое, интересное и то, что тебя будет драйвить.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, это важная штука вообще для мотивации каждого, наверное, сотрудника, да, чтобы давать ему то, с чем ему будет интересно работать, находить вот какие-то такие вещи, которые ты даешь человеку и он в них погружается, ну, т.е. то, что его именно интересует.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А какие вот из твоего опыта были может быть фишки, когда вот сотрудник: «Да, ну, проект не нравится, так себе», а получалось поменять вот это вот на драйв?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Наверное, вот свой пример расскажу. Когда я пришел в Devellar, я пришел на вот это вот партнерское направление, и у нас было 8 сайтов, у которых трафика было суммарно 200 человек в день, т.е. это вот для человека с опытом, да, это вообще какие-то слезы, ты смотришь и ты даже не понимаешь, что там можно сделать, ну и как бы ты не продвигаешь этот проект, да, ты просто вот Project Manager, да, что сделать? 200 человек в день. Что на них можно протестировать? Ничего. Ты не увидишь разницу статистически значимую какую-то. Но когда я увидел доходы от этих сайтов и то, какая там конверсия происходит, то вот тут сразу началось всё самое интересное, т.е. вот эти сайты, они генерировали… я вот пришел, еще как бы не было никакого дохода, да, но буквально за первый месяц я увидел, что они начали генерировать какие-то тысячи долларов, и вот это вот уже очень сильно подкупает, т.е. ты видишь, что там какое-то малейшее изменение, да, даже на вот этих 200 человеках, тебе дает какую-то сильную отдачу в деньгах, и, соответственно, тебе хочется вообще погружаться в это, да, понимать, как это так, тут я перед этим работал в интернет магазине, у меня было десятки тысяч трафика и какие-то конверсии, а тут 200 человек на 8 сайтах суммарно и вот такие вот продажи идут. Ты начинаешь как бы вникать в это, смотреть, а почему, откуда они, а что это вообще за трафик, а с каких он ключей идет и что вообще люди ожидают в выдаче по этим ключам, и начинаешь уже дальше с этим развиваться и работать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это тоже очень часто я замечал, когда люди оценивают проекты по внешнему лоску, т.е. у нас бывает так: «Да, это маленький магазин, я был на самовывозе, там маленький офис» или «Я о них ничего не слышал, а вот Google или Facebook — это круто», а потом ты… мы очень часто клиентам влазим в прибыль, мы знаем, клиенты делятся с нами данными о прибыли, об эффективности этого всего, и есть множество проектов, которые кажутся маленькими для тех, кто не в теме, которые не всегда высокопосещаемые, но ты залазишь внутрь и они приносят чистой прибыли или прибыли больше чем те, о которых трубят СМИ.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да. Это прям очень интересная история, особенно, вот это стартапы, которые сейчас так популярны и которые направлены на Запад, там может команда из 8-10 человек генерировать прибыль сопоставимую с компанией, в которой 100-150-200 человек.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Или с каким-нибудь интернет магазином, который пиарится во всех СМИ и размещается на бордах.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Угу. Просто разница, по сути, рынков.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень, очень клево. Скажи, как вы живете вот сейчас, когда очень многое завязано на SEO и многое скрывают от нас поисковые системы, да, т.е. вот я читал где-то у тебя в блоге, который ты время от времени ведешь на baklan.org.ua…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Возникает, да, иногда такая история, но давно уже не веду.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: …что реально понять, с чего продажи на проекте с 5-6 тысяч страниц и семантическим ядром на 20 тысяч будет очень сложно.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да. Как мы это понимаем? Ну на самом деле всегда есть какие-то ключи, которые как бы самые денежные, и это можно оценить, наверное, потому насколько много людей туда пытается пробиться, т.е. в первую очередь это по конкуренции. Дальше есть собственно сайты, назовем их так, одностраничники, которые сосредоточены только под какой-то конкретный keyword и, соответственно, по ним можно понять какую-то долю этих продаж, плюс по лендингам тоже самое, т.е. лендинг вылазит обычно не по группе запросов, но она всегда очень связана с одним запросом каким-то главным, вот. Вот таким образом отслеживаем, как это все работает. И есть наработки, которым уже 7 лет и по которым мы понимаем, чего и как. Но рынок все равно меняется, т.е. раньше были одни запросы, сейчас мы видим, что по тем запросам, во-первых, трафик сильно упал, во-вторых, просто по ним нету продаж, т.е. поменялось, ну, если про Academic Writing говорить, то поменялся немножко подход к заданиям, которые дают студентам в институтах, и, соответственно, поменялось немного то, что они заказывают, т.е. раньше это было больше какие-то 5-6 страниц работы, там, Term Papers, да, например, были какие-то. Сейчас Term Papers вообще практически нет, т.е. их никто не заказывает и их соответственно…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Не ищут.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Не ищут, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Получается, ну, вы отслеживаете по конкуренции, по сайтам одностраничникам, созданию кучи сателлитов, дорвеев или, если есть возможность, запуск PPC-кампаний именно конкретно по этим ключам и по тому, что люди покупают?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как выдерживать вот это огромное количество разных проектов? Как у вас устроена разработки внутри? Ну, что у вас много доменов, много вертикали, много гео.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, очень сложно всё устроено на самом деле. У нас, значит, внутренняя организация следующим образом построена. У нас есть несколько… ну, вообще всё пляшет от маркетинга, да, потому что если с маркетингом всё плохо, то все остальное не нужно абсолютно, соответственно, у нас есть несколько сеошников, мы их называем тим-лидами. У них у каждого есть своя команда, которая работает над какой-то группой сайтов, и у каждого обычно ну плюс-минус 2 направления идет, вот, 2 может там чуть больше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Почему два? Чтобы они переключались или потому что в одном направлении нету столько объемов?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, чтобы они переключались, плюс, когда ты берешь человека на работу, то непонятно в чем у него больше получится результат, т.е. вот мы для себя сейчас заметили по рынкам, в которых мы работаем, что когда ты берешь человека на работу, сеошника, то первый какой-то ощутимый результат ты от него получаешь через 8 месяцев, соответственно, это такие долгосрочные инвестиции и плюс ты вот все эти 8 месяцев ты платишь ему зарплату, платишь за ссылки, да, ну за всё вот это продвижение.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: За контент.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: За контент.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И плюс он генерирует задачи еще другим отделам.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да. Ну то есть как бы 8 месяцев он генерирует очень приличный расход и через 8 месяцев ты только видишь, а получается ли вообще чего-то или нет. Ну, конечно, промежуточно ты там видишь позиции двигаются, не двигаются, но доход какой-то начинается уже спустя 8 месяцев, не меньше. Соответственно, вот пляшем мы всё от сеошников, да, т.е. мы берем вот таких-то звезд, т.е. мы находим, наверное, одного в полгода.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сколько на нем сайтов висит?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Очень по разному. Есть люди, у которых висит, ну я беру такие, да, основные сайты, т.е. всю эту сателлитную историю, какие-то PBN и прочую штуку не беру, есть люди, у которых там их 2, а есть люди, у которых их там 22, да, или 40, вот. Очень зависит от стратегии, по которой работает человек. Кто-то делает большой сайт, красивый, весь его вылизывает, а кто-то делает кучу маленьких и они у него тоже вылазят и как бы работают, вот. Соответственно, есть вот эти сеошники, они генерируют какой-то объем задач для всех остальных, т.е. это там контент, верстка, поднятие сайтов, там, сисадмины, какие-то программисты, да, разработчики, плюс там у нас есть маркетинговые tools, соответственно, у них есть тоже какие-то запросы, вот. Они это всё генерируют и мы меряем, сколько у нас есть вот таких вот входящих задач. Соответственно, дальше под них уже набираем уже остальные команды. Ну и по Academic Writing, да, и может еще по каким-то проектам у нас есть вот такой core team, который делает именно все улучшения по проекту, там в нем есть project manager’ы, которые следят за конверсией, следят за возвратом клиентов, повторными заказами и всем остальным. И мы сейчас стараемся чуть дальше еще пойти, потому что сайтов становится очень много и распределять уже больше… т.е. раньше у нас были project manager за конкретное направление, там, вот ты отвечаешь за конверсию, ты за повторные заказы, ты за еще за что-то. Сейчас мы начинаем еще брать больше project manager’ов и раздавать им уже просто какую-ту группу сайтов, вот эти, скажем, 5 сайтов ты за ними следишь и вот ты в них отвечаешь за вот эти вот какие-то показатели. Ну вот как-то так.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И они могут тоже, соответственно, вносить изменения на 2 сайта, смотреть, как они отражаются…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: …размножать на оставшиеся 3 или откатываться.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да. Тут на самом деле такая практически полная свобода действий. Мы часто генерируем еще какие-то задачи со стороны менеджмента, которые мы считаем приоритетными и на которые стоит обратить внимание, но в целом мы всегда ждем, что человек, что этот project manager сам будет генерировать себе задачи, делать их и показывать нам хорошие результаты.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как вы понимаете, что конверсия подросла? Вы делаете A/B тесты, сравниваете разные периоды просто без классического A/B теста? Есть опыт, что обычно в этой тематике такая должна быть конверсия, что-то поменяли, вроде выше, значит, стало лучше.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Смотрим в первую очередь, наверное, с другими сайтами, которые по плюс-минус тем же ключам стоят и получают плюс-минус такой же трафик, да, как, ну там, на одном сайте вылили, на втором не вылили и вот смотрим разницу. Потом делаем… да, A/B у нас есть тестирование и на что мы еще такое смотрим, ну чаще, наверное, даже не A/B, а просто выкатываем на какой-то сегмент пользователей и смотрим, как он себя ведет дальше, т.е. это такой, не A/B в классическом понимании.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну это A/B внутри базы уже получается.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да. A/B в CRM, грубо говоря.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но это уже для повторных продаж?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да. Ну либо для первых тоже самое, да, мы выкатили чего-то для первых и посмотрели, как он поменялся по сравнению с прошлым периодом. И периоды тоже, поскольку как бы есть всегда сезонность и есть еще вот эти вот волнообразные, скажем так, апдейты гугла, когда у тебя сайт то в топе, то он не в топе, то, соответственно, стараемся сравнивать с каким-то периодом похожим на вот этот, который мы делаем эксперимент.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То он с картинками в мобильной выдаче, то без, да? CTR разный…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: CTR разный. То…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Картинка формирует разные ожидания.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: С Новым Годом нельзя сравнить, там, условно Academic Writing сезон — это ноябрь-декабрь, и весенний — это апрель-май, да, т.е. соответственно, вот эти месяцы мы можем друг с другом сравнивать, а если мы чего-то делаем в январе, то тут уже непонятно с чем сравнивать, наверное, с августом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, тоже интересный вопрос = с чем сравнивать январь?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы возвращаемся, поговорили про A/B тестирование. Скажи, какие инструменты вы используете, которые помогают вам зарабатывать больше, быть эффективнее, добиваться вот этого совершенства?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Инструменты, наверное, ты имеешь в виду всякие сервисы, да? Все что угодно?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Может быть вы ежедневные отчеты используете, может быть Slack, может быть…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Может быть, как это, у меня есть лом и пироги.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, у тебя есть видео с Витей SeoProfy про лом и пироги.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да. Ну, так, что у нас такое из инструментов. Значит, у нас Google Apps на всех сотрудников компании, это в первую очередь Gmail, потому что он самый удобный. Мы вначале решили попробовать Yandex, но какой-то он такой грустный, что мы буквально даже неделю не продержались на нем и поняли, что надо покупать Google Apps. Там же вся, по сути, гугл аналитика, Google Drive, ну, короче, вся история, да, все опросники по офису у нас отправляются через гугл формы, вот.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У вас есть списки рассылки внутри компании.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да. Есть рассылки, внутри компании сделаны. Так, что у нас еще такого из других инструментов. Мы используем все, наверное, сеошные инструменты, которые… Я так, наверное, могу даже вспомнить и даже, наверное, больше, чем я могу вспомнить, потому что я уже так туда не сильно заглядываю, т.е. это всякие Ahrefs, SEMrush, Similarweb, там, даже не знаю, и десктопные какие-то решения, которые есть. То есть в принципе сеошники используют всё, что есть. Плюс у нас есть большой свой, мы его называем маркетинг фреймворк, в котором есть позиции, изменения, динамика, продажи в нем подтягиваются. Там ты можешь зайти и сразу увидеть, чего вообще и как происходит с сайтом, ссылки, которые были проставлены, которые живые, умерли, ну прям куча всяких данных. Наверное, все сеошники… практически все на маках. Как-то нам больше нравится эта техника, чем…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Безопаснее?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Не могу сказать, что безопаснее, скажем, она работает лучше и быстрее, чем аналогичные какие-то вещи на Windows.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Нагрузка на IT меньше, да?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да, и в целом как-то повеселей, т.е. никто… меньше жалуются на Mac, чем на какие-то штуки на Windows.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А то, что часть софта доступна только на Windows, вы виртуалкой решаете на компьютере пользователя или на сервере?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Скорее удаленным сервером.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Удаленный сервер, да?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, удаленным сервером решаем это, потому что если она привязывается еще и к железу, то каждому человеку его покупать, а он там будет использовать его час времени в день, не очень оптимальный вариант, поэтому удаленный сервер и все имеют доступ. Когда пользуются сами они между собой договариваются. Вот. Что у нас еще такое есть…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Когда вы пишите свои сервисы вместо того, чтобы использовать конкурентов? Я вот очень часто тоже сталкиваюсь с таким майндсетом, когда компания, там, я не знаю, есть решение по сбору конкурентной аналитики или сервис аналитики, но этот сервис написала другая компания, да, или сервис локализации, «Ой, зачем мы будем им платить деньги, давайте напишем свое».

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Вот это да, самая такая распространенная, наверное, ошибка среди всех. Значит, я всегда всем говорю, что, если что-то можно купить, лучше его купить, чем не купить, чем что-то разрабатывать свое, потому что в то что-то вложили уже кучу денег и времени, и они знают, как оно должно работать, и они знают это на большинстве юзеров, и плюс у них есть фишки, даже которые вы сейчас не будете использовать, но которые вполне возможно будете использовать в будущем и вам они будут интересны. Принимаем решение о том, что писать свое, когда… ну вот, наверное, этот наш маркетинг фреймворк, он, по сути, агрегатор кучи разных сервисов, т.е. когда нам не хватает одного сервиса, даже не одного, наверное, нескольких сервисов, данные о которых надо собирать в какую-то одну кучу. В этот момент мы принимаем решение, что надо что-то свое делать. Либо когда нету подходящих аналогов на рынке или они какие-то очень не под наши нужды заточенные.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть, например, там какая-нибудь CRM, вам нужны совсем свои бизнес процессы, ты такое имеешь в виду?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да. Ну вот CRM, когда у нас своя-своя и мы это понимали изначально, что она должна быть своя, и мы ее, по сути, на старте и разрабатывали полностью с нуля, потому что… ну нету, сейчас мы продаем нашу эссейную платформу, мы ее продаем уже как SaaS, т.е. человек может взять, подключить ее и работать на ней, но как бы такого готового решения, другого я вообще не видел и не находил.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты имеешь в виду, что человек может даже не как там White Label, а полностью заплатить вам за движок эссейного сайта?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, т.е. мы это делаем… ну вот да, реально как SaaS, т.е. есть там Setup Fee какой-то определенный и есть, что вы получаете в рамках этого Setup Fee. Остальные все штуки, они идут либо кастомные доработки, да, мы их там тарифицируем почасово, либо вы пользуетесь тем, что есть и…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И просите, что бы хотелось еще, и вы смотрите…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да. Ну в backlog’ы…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: …если вам это тоже надо, то внедряете. Слушай, интересно. Я вот от тебя вижу то, чего не хватает очень многим клиентам — они боятся работать с конкурентами. Когда у тебя это поменялось и с чем это связано, что ты не боишься, чтобы рядом были конкуренты, там, отдавать свой движок SaaS’ом?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Появилось это, наверное, в тот момент, когда мы понимали, что SEO, как канал привлечения, не может быть одним, соответственно, вот такие вот какие-то дополнительные источники доходов, да, т.е. работа с конкурентами. Что такое работа с конкурентами? Они просто сидят и точно также долбятся в это SEO, в котором долбимся мы, и рынок достаточно большой, что каждому хватит какого-то кусочка, т.е. нету у нас таких возможностей, что, там, мы себе захватили 40% рынка, а они сейчас придут, откусят у нас 5%. Такого нет. Рынок большой и там всем хватит места. И в этом плане проще, т.е. людям не надо разрабатывать большую какую-то систему для того, чтобы запуститься, т.е. мы даем как бы легкий старт, а при этом мы тоже получаем какой-то там, к примеру, процент либо какие-то выплаты с этих же денег, которые они зарабатывают, и это просто диверсификация.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Супер, супер. Очень у многих есть вот это — как я буду делиться данными с конкурентами? Как…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Как они увидят, какие у меня там фишки внутри разработаны, да, там, как всё у меня устроено. Да как? Оно у всех на самом деле плюс-минус одинаково устроено. Все смотрят друг на друга. Все разрабатывают свои истории. В Devellar у нас было 20 программистов, которые работали, и это без тестировщиков, это просто вот developer’ов, у которых, сами понимаете, какие зарплаты. И вот они писали эту гигантскую CRM 10 лет. Уже не было никого, по-моему, может, только 1 человек был, кто стоял у истоков, и никто там до конца не знает вообще, что и как работает. И в этом как бы… т.е. любая доработка, она тянет на себя очень огромные ресурсы и денежные в том числе.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Разобраться, кто когда что писал.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Расскажи, как правильно работать с партнерами? Как вы работаете с партнерами? По каким моделям? Как вы их привлекаете? Где находите? Сколько процентов, я не знаю, оборота дохода могут генерировать партнеры вам?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Пока на самом деле я с конца начну, да, по оборотам, пока это маленький крайне процент, потому что всех, наверное, партнеров, кого мы подключили, это был прошлый год. Как я говорил, до первых результатов SEO это 8 месяцев минимум и, соответственно, мы как бы ждем от них каких-то результатов. Как находим? Вообще как бы вот идея платформы у меня родилась в прошлом году и я собственно говоря драйвер этого всего дела, т.е. я выступил на какой-то из конференций, рассказал об этом, потом мы добавили в нашу партнерскую программу обычную, там где всякие White Label и промо штуки, мы добавили, что есть у нас собственно вот такая вот история, и несколько человек таким образом к нам пришли. Тут, наверное… ну, пока я не могу сказать, что это какой-то канал или еще что-то такое, да, это больше какие-то случайные вещи, когда люди искали что-то подобное, задумывались об этом бизнесе, узнавали, разговаривали с людьми, которые разбираются в этом рынке, и каким-то образом нашли меня. Пока у меня нет какой-то четкой модели, как нам находить партнеров.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Повторяемой такой, да?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. Тем более, что…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А вот те, которые был до этого в партнерку подключены?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Те, которые были до этого, им в большинстве своем неинтересно, т.е. это, скажем так, те, которые приходят на вот эту SaaS платформу, это больше какие-то уже бизнесы, т.е. это люди, которые строят бизнес, а те, которые приходят на обычную эссейную партнерку, это просто одиночки, которым, наверное, не очень интересно даже вникать во что-то большое, они знают, как получить трафик, как его тут слить и получить с него деньги какие-то, всё.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как вы с ними работаете? Есть какие-то фишки, которые помогают построить вот такую вот партнерскую программу, скажем, есть бизнес, вы начали строить бизнес партнерскую программу, а есть арбитражная партнерская программа. Какие там фишки?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: В арбитражной какие фишки, да?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, да.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: В арбитражной, наверное, больше общения, ну и в бизнесе, да, везде одинаковая система — больше общения. Чем больше ты общаешься с людьми конкретными, которые какие-то результаты показывают и пробуют что-то, тем, наверное, успешнее и результаты вашего сотрудничества, потому что если человек чего-то пробует и у него какие-то хотя бы маленькие результаты есть, то, скорее всего, вы можете с ним поговорить и узнать, а что же он делает и понять собственно, почему у него какие-то маленькие результаты, как их можно улучшить. Вот таким образом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть у вас Affiliate-менеджеры, которые, там, в скайпе общаются?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. По процентам выплат, он всегда одинаковый или он зависит от того, насколько партнер много приносит?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, есть как бы там топовые партнеры, которым мы даем сделку выше стандартной, и это по сути, когда у них уже большие обороты, объемы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это в ручном режиме, без какой-то… ?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, без градации.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Без градации. Я понял.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Еще у нас с партнеркой такая смешная история. Значит, мы получается до того, как сделали свою эту эссейку, мы лили на все, наверное, партнерки, которые есть на рынке, и в момент, когда мы вылили свою, у нас прям сильно увеличилось количество денег, и когда мы делали после этого партнерскую программу, то наш Product Manager настроил трекинг таким образом, что мы даже сами к нему пришли и сказали, что как-то уж очень он честно считает, т.е. там реально юзеры относились к аффилиату в момент, когда он просто зашел на сайт, т.е. ему ставилась кука и он сразу привязывался к этому аффилиату, не по последнему, да, а типа по первому interaction, т.е. я помню, когда-то была подобная история…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Или даже по любому, да, наверное, и не клик получается.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. С Амазоном была подобная история когда-то, когда просто люди ставили прокладки какие-то и переливали трафик, чтобы просто он попал в партнерскую программу и были начисления.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, если как-то он там сядет на ремаркетинг или на твой трафик по названию, то any click, конечно, сработает вам в минус.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А если пользователь пришел от одного партнера, а потом вернулся от другого?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Вот тут я, честно говоря, не помню. Там по последнему, да, если потом вернулся от другого, то там по последнему работает.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Перетирается, да?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И сколько кука живет?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ох, вот тут я так не силен.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Надо менеджеров спрашивать.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. Интересно. Потому что на самом деле, когда мы смотрим со стороны закупки рекламы то, во многом успех фейсбучного рекламного аккаунта именно как бизнеса он завязан на том, что они вышли из этой конкуренции внутри Google Analytics. Они предлагают — «повесь свой код конверсии, мы будем работать лучше», и их код конверсии начинает считать по другому, т.е. если Analytics считает последний непрямой переход, т.е. пользователь кликнул с рекламы, если вернулся напрямую на сайт, он всё еще относится, как кликнувший с рекламой. Если пришел по другому источнику, то всё, другой источник молодец, а Фейсбук решил что, а мы будем считать, если пользователь видел рекламу и в течение дня купил, то мы тоже молодцы, и если он кликнул, и там настраивается этот тоже период, но по умолчанию, если он кликнул в течение месяца…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, 30 дней, по-моему, что ли.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, 28, по-моему, если я не ошибаюсь, то… и не важно, потом он пришел с 5 реклам, ты его 5 раз покупал, Фейсбук все равно считает, что он молодец и показывает тебе в отсчетах всё более привлекательно, чем оно есть.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну, они же работают, по сути, на рекламодателя, да. Чем лучше себя покажешь, тем, соответственно, больше людей вернется.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, но как бы часто рекламодатель внутри Фейсбука видит, что там стоимость какой-то конверсии, например, 5 долларов, и он сравнивает ее со стоимостью конверсии в Analytics для AdWords, а они же совсем по разному подсчитанные, понятно, что по Фейсбуку с такой логикой будет казаться как дешевле.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И это вот их ментальная такая ловушка, одна из них. Вторая — это когда любой собственник может забустить пост и увидеть кучу лайков, кучу кликов и порадоваться, и не воспринимать это как для подсчета ROI.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да. Но вот в целом я могу сказать по нашим всем экспериментам, вот как-то у нас Фейсбук вообще ни разу не заработал нормально, т.е. я не видел в нем какого-то, вроде как и трафик должен быть нормальный и целевой, но при этом я не видел, честно говоря, из него какого-то выхлопа такого, чтобы он был ощутимый.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно, потому что у нас на западные рынки Фейсбук иногда даже конвертил лучше чем AdWords. Чем SEO не могу сказать, это были не те рынки, где много SEO трафика, но лучше чем AdWords.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Для привлечения исполнителя он прям хорошо работает.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты имеешь в виду в Африке, в Эфиопии, в Нигерии?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да. Ну мы там вот еще копирайтеров искали в какой-то момент, там, нужны были копирайтеры на каком-то экзотическом языке, и мы запускали компанию, прям вообще отличный отклик. Ну это, да, для бедных стран, понятное дело, ты предлагаешь заработать денег как бы, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И где низкая цена клика в целом. Скажи, какие ты можешь сейчас вспомнить кейсы изменений в продукте не столько в трафике, в рекламе, а именно в продукте, которые приводили к росту или падению прибыли. Вот, один из кейсов ты сказал — это вы лили на чужие партнерки, запустили свой продукт и доход вырос, даже если подсчитать как будто вы себе как партнерка выплачивали?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, сильно прям вырос.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть у вас даже в чистом сравнении вырос Еarn Per Click, т.е. заработок на клике.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, и это при том, что как бы продукт на тот момент был вообще сырой, сырой, т.е. это там была первая бета, назовем ее, better than nothing.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Better than nothing, мне нравится. Что еще было вот такое? Когда вы что-то меняли и либо всё падало прям ужасно, либо наоборот всё начинало расти кратно?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну, наверное, еще хорошие изменения — это изменения с ценами, да, т.е. иногда можно увеличить цену и при этом на самом деле конверсия никак не упадет, ты просто начинаешь зарабатывать больше. Вот, как бы поменял цены для какого-то сегмента, для какого-то продукта и начал зарабатывать больше, и как бы все показатели остались те же. Потом что у нас еще такого. Ну вот маркетплейс, да, что у нас, по сути, ряд сайтов работает как фриланс модель, т.е. клиент сам приходит, может выбрать себе исполнителя, они договариваются о цене между собой, вот, вот эти вот штуки тоже хорошо влияют, т.е. когда мы показываем, что мы сервис, то мы как бы берем на себя больше ответственности, т.е. мы должны выдать клиенту потом хороший продукт. А если он пришел и выбрал сам, то как бы ответственность мы переложили, если там у них там какие-нибудь «факапы» друг с другом и они там их как-то не могут решить или потом даже, да, клиент получил заказ, пошел его сдал и увидел, что в нем какие-то проблемы, то он с большей вероятностью вернется, чем когда это просто сервис и он не удовлетворен работой.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: При этом минус еще ложится на исполнителя, а не на вас, как компанию, часто, да?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну, там, да, по разному работает, но бывает такое, что да, ложится на исполнителя. Еще что у нас такое революционное, да, это в этом же маркетплейсе, когда мы добавили галочку типа выбрать исполнителя за меня, т.е. мы вроде как и не сервис, но при этом мы подбираем для него типа лучшего какого-то исполнителя, и тут тоже хорошо повлияло на финансовый результат, потому что мы, во-первых, выбираем, скорее всего, более дорого писателя, потому что у него просто лучше показатели по выполнению работ, да, мы выбираем его из… что он опытный в той предметной области, в которой хочет клиент, еще и берем за эту какую-то дополнительную денежку, потому что как бы мы оказываем ему такую услугу, вот. Вот это тоже хорошо повлияло. Ну вот, наверное, такие основные какие-то штуки, которые могу сейчас вспомнить.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То, что я от тебя услышал, сводится к тому, чтобы не стесняться продавать дороже…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: …или пробовать хотя бы продавать дороже. Сюда же завязывается не стесняться пробовать снижать свою ответственность, переводя это в отношение…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: На клиента.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, в маркетплейс ты выбрал этого исполнителя, ты сам за это отвечаешь. И третье получается тоже оно туда же связано с… мне кажется не стесняться — это не стесняться попросить больше денег за то, что вам не стоит почти ничего, и тут же придумать какой-то value-added сервис, который позволит зарабатывать больше.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, так и есть, т.е. никогда не стоит стесняться просить больше денег. Когда вы видите, что у вас это как-то влияет на конверсию, то тоже еще можно подумать, оценить это в длительной перспективе, т.е. сделать прогноз и понять, насколько это влияет на прибыль, возможно, снижение конверсии в какие-нибудь полпункта не так существенны, как то, что вы получите больше прибыли.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Больше прибыли, там, на 5 процентов.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, абсолютно согласен, очень часто «У нас упала конверсия, всё отменяем», хотя чистая прибыль или заработок на пользователей или на сессию растет, а это как бы основной критерий для того, чтобы понять, ты будешь больше зарабатывать или меньше, а не то, как один из параметров поменялся, потому что меняется сразу и средний чек и маржинальность. Страховку вы еще не продаете? Страховку, там, что я хочу получить не ниже…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Не ниже какой-то оценки?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: B или A, или, там, если исполнитель не сдаст вовремя, мы срочно перепишем бесплатно силами другого.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Не, да, пока страховку не продаем, но у нас вот эти value-added сервисы, они постоянно в процессе разработок и тестирования, и как бы мы их оцениваем по доле в общем доходе проекта. Соответственно, как бы вот мы по такому показателю и смотрим насколько они у нас хорошо заходят или нет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В доле от общего дохода в плане, что это там до отнимания себестоимости затрат или доли в прибыли?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: До, да, до отнимания себестоимости затрат.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть какая у него доля в общем revenue, скажем так, да…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: …не в профите?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Вот с этих вот дополнительных сервисов какая доля в общем revenue.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Revenue, да. Ну т.е. если она уже значимая, то там и профит будет. Если она очень маржинальная, но не значимая в revenue, то вам это не так интересно.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да. И мы предлагаем, по сути, клиентам те вещи, которые с нашей точки зрения нам либо стоят очень мало либо, наверное, ничего не стоят, да, т.е. предложить какой-нибудь VIP саппорт, т.е. у тебя будет личный телефон менеджера, это нам в целом, наверное, ничего не стоит, потому что телефоны у саппортов всегда есть и всегда на них берут трубку, вот, поэтому, ну, там, просто дали другой номер.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Где вы берете идеи вот этих value-added сервисов? Конкуренты? С других рынков?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Конкуренты, да, другие рынки. То есть чем на самом деле больше ты смотришь вообще на другие какие-то направления и рынки, тем больше возникает идей вот таких вот сервисов всяческих разных.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы продолжаем. Мы поговорили про… частично коснулись вопроса идей. Скажи, какие сайты, какие исследования, за кем ты в общем следишь, чтобы находить новые идеи?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: За кем слежу… Ну, вообще, слежу, наверное, за какими-то глобальными штуками, глобальными стартапами, которые очень сильно о себе заявили и очень сильно растут, т.е. вот такие вот истории как Uber меня вообще очень впечатляют. По сути, у тебя тот же маркетплейс, в котором всё регулирование происходит за счет рейтингов, это прям, мне кажется, идеальная система, как должно работать любой какой-то… любые услуги какие-то, да, любое оказание, вот. Ну и я не могу сказать, что я как-то там сильно много чего-то читаю, т.е. я в какой-то момент перестал читать всякую бизнес литературу, может редко что-то у меня случается такое, просто смотрю на то, что сейчас хорошо развивается, о чем говорят, да, Лайфхакер могу какой-нибудь почитать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Наш или американский?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Наверное, и наш, и американский. Ну, наш как бы там больше какие-то не очень интересные вещи, да, там, о том, как заварить чай восемью способами, еще что-нибудь такое. Я думаю, да, наверное, больше какой-то американский, вот. Смотрю еще на всякие технологические штуки, которые выпускаются, т.е. именно технологические стартапы с физическим продуктом. У них сейчас в этом направлении очень много чего развивается и появляется. Смотрю на то, как работают всякие вот краудфандинговые платформы, чего там у них появляется. Там бывают интересные проекты, бывают даже во что-то делаете, как они там называются, не donations, а…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На Кикстартере ты имеешь в виду…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, типо бейкером становлюсь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, становлюсь бейкером, я не помню, как этот глагол называется у них, но я тоже участвовал в паре проектов или поддерживал. Сейчас, кстати, интересная такая тема — вокруг Кикстартера появляется еще целая экосистема людей, которые могут тебя продвинуть на Кикстартере, людей, которые договорятся с журналистами написать о том, что ты на Кикстартере.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ролик снимут тебе красивый.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ролик снимут, нальют трафика людей, которые уже были бейкерами в похожих проектах на Кикстартере. Я даже, мне кто-то из клиентов сбрасывал, есть сервисы, которые мониторят, кто как собирает деньги на Кикстартере, и ты можешь понять, выполняешь ты план, не выполняешь, кто как быстро собирал деньги, кто на какую сумму идет, какой тренд, в общем, целая аналитика внутри кикстартеровская.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Вот еще, кстати, на что смотрю — это на приложения, которые новые и быстрорастущие.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В топе сторов, да?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, в топе сторов. Там тоже всегда какие-то интересные сервисы появляются, потому что, по сути, сейчас, наверное, любой какой-нибудь уважающий себя сервис имеет приложение свое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, в принципе, да, особенно… или приложение, или запуск на Кикстартере, или в СМИ, где-то он да попадет на твои радары. Я Лайфхакер тоже читаю, и наш, и западный, с нашим я читаю просто топ и просматриваю 5 страниц — это вот мой лимит. Я там раз в неделю или раз в 2 недели, это обычно выходной день, я захожу, просматриваю 5 страниц топовых лучших публикаций, из которых открываю, там, не знаю, 10 ссылок и всё, и дальше не ковыряюсь вот в этих восьми способах заваривания чая.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. Вот сейчас еще на Medium многие публикуют интересные статьи, но я пока для себя не смог открыть, как там их находить так, чтобы по простому, какие-то вот реально интересные темы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вот, я тоже. Вот Medium для меня какая-то вещь в себе. Ты используешь какую-нибудь RSS читалку или…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да. У меня стоит этот Reeder, который подключен к аккаунту…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Feedly, наверное.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Feedly, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, да. Это проверенное решение.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Очень обидно, что закрылся Google Reader.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но с другой стороны появилось куча альтернатив и Reeder даже лучше чем Google Reader, приложение они сделали и под Mac, и под iOS, очень добротно. Feedly единственное что, я не знаю, мне хочется им заплатить денег, но они хотят как-то слишком много денег за непонятную ценность. Нету такого промежуточного тарифа, что ребята я вас поддерживаю, но не много.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Но не много, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вот. Но тут появляется как бы конкуренция по ним. Тут появляется, во-первых, Фейсбук лента, которая, конечно, играется с алгоритмами, ты видишь.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. Ну не знаю, в моей Фейсбук ленте, конечно, мало идет про какие-то проекты и стартапы, да, у меня там больше, ну, о чем у нас в Украине сейчас говорят, у нас там про войну, про какие-то веерные отключения электричества, еще там про что-то, т.е. …

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Она запела, все упали в обморок.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да. Там вот эти… видео сейчас миллион контента идет, и не знаю, я как-то себя не могу приучить к такому потреблению видеоконтента. Я вижу, там, да, какой-то клип или еще что-то такое, но как-то, не знаю, мне удобнее читать, наверное, чем смотреть видео.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Еще из такого, что более-менее я всё никак себя приручить не могу, это Pocket. Они как-то строят рекомендательную сеть на основе того, что ты закинул себе в Pocket, что твои друзья закинули и там иногда вылазят интересные подсказки, но по проценту интересных подсказок, я тебе скажу, что все-таки это обычно у меня лично это Reeder и это Telegram. Вот Telegram — это какой-то новый…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: На боты ты там на какие-то подписан?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На каналы, да. Мы свой канал для Roman.ua запустили — «ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН». Соответственно, там 700 или 800 человек сейчас подписаны, но там очень высокий процент прочтений, выше чем в имейле.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да, потому что у тебя уведомление сразу падает по сути.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да можно отключить эти уведомления, они все умеют, но смотри, ты туда заходишь чаще, чем на почту, т.е. тебе кто-то из друзей если написал в Telegram или в Viber, то это новая почта.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В Украине слово «новая почта» звучит двусмысленно. Нас слушают, я видел по статистике, Россия, Казахстан, Грузия, Германия, США. «Новая почта» — это еще один логистический оператор на Украине, который работает сильно лучше чем «Укрпочта», но мы говорим про новый email, т.е. вот эти Viber, Telegram чаты — это новый email какой-то, как мне кажется.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да, да, согласен, тем более, что я вижу, что многие люди даже их используют уже больше, чем email. Ну т.е. намного больше, там, для вот, как ты говоришь, да, для всяких этих каналов, для всего остального, т.е. не просто как обычный мессенджер. Но самое страшное для меня — это безумно популярный в Штатах…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Snapchat.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Snapchat, да. Вообще ничего непонятно, как люди живут в нем, это какая-то мистика, и мы пробовали там даже какую-то рекламу пытались чего-то сделать, но это тоже непонятно, у тебя нету никакой статистики, вообще ничего нету, т.е. ты… вообще какая-то, не знаю, своя экосистема, но при этом люди сидят там в Америке очень активно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я тоже услышал, что им пользуются, поставил, думаю, ну разберусь. Во-первых, у меня мало кто там из друзей есть. Во-вторых, я понял, что это какая-то история общаться с друзьями видеособщениями, и даже по профайлу тех людей, которые там сидят, то это люди, которые не любят публичными быть, любят более знаешь интровертами быть, не любят что-то публиковать про личную жизнь в соцсетях, и я не понял. В итоге она у меня стоит. Никто мне ни одного сообщения туда не отправил.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, а я так посмотрел и удалил, потому что я не понял вообще, как с этим работать и как там вообще кто-то что-то находит и смотрит, и живет с этим. Я подумал, что лучше будет у меня меньше приложений. Но вообще я, наверное, такой более, скажем так, закоренелый человек. Я не пользуюсь никакими Инстаграммами, ничем таким, да, т.е. максимум у меня есть, там, Фейсбук, и вот эта куча мессенджеров, которые разные люди в разные мессенджеры пишут.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это ужасно.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Угу.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это ужасно и хочется, чтобы оно всё сходилось в один канал, где ты можешь добавить кого-то в копию, форварднуть эту переписку, а Фейсбук этого не дает, Telegram тоже, ты как бы там можешь переслать сообщение, но ты не можешь прям вот в эту цепочку вклинить человека, чтобы не пересылать, и это прям целая боль.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Угу. Боль.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Что-то вы делали для мессенджеров? Какие-то приложения, тесты, налив CPA трафика?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Для мессенджеров, наверное, ничего не делали. Вот, я же говорю, пробовали с этим Snapchat’ом, что-то попробовали как-то с ним поиграться, но как-то непонятно совершенно, да, непонятно, как оценить эффективность, там нету ссылок, по-моему, обычно в классическом виде.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть он ближе к Инстаграмму по оценке эффективности?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. Для меня это загадка, если честно. И Инстаграмм я смотрю там у кого-то, у жены даже дома, там столько рекламы, что я даже не могу понять уже, как это продает. Там просто всё очень сильно уже заспамлено, но при этом все говорят: «Продает Инстаграмм, продает». Окей. Но там очень много уже какого-то лишнего контента.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Спама там очень много. Он просто до сих пор дешевый. И он действительно для малого бизнеса. Мы замечали, что Инстаграмм, вКонтакте группы по прежнему продают, но если бы они потратили свои усилия на хотя бы PPC, они бы получили кратный объем прибыли, доходов и масштабирования бизнеса. Другое дело, что там это все personal и люди часто не хотят масштабироваться, а реклама в Инстаграмме мы запускали — вообще непонятно, т.е. люди не привыкли там кликать по рекламе, они лайкают фотку, но не кликают, и объемов трафика там на рынках СНГ почти нету.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ты вот Siri пользуешься?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У меня сейчас же Google Pixel.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: А, Pixel, да. Но там в Гугле тоже же есть какая-то история?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да. Я Google Assistant’ом пользуюсь, он лучше, кстати, чем под Apple, и когда я за рулем велосипеда, я часто стараюсь использовать голосовой набор, он пока меня не удовлетворяет, т.е. мне бы хотелось бы, чтобы он понимал контекст, что, там, открой приложение Uber, в нем внеси… или открой приложение Заметки, создай заметку, я надиктовал заметку, теперь расшарь ее по почте. Вот таких вот стычек пока нету.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Я что-то Siri пробовал, но как-то у меня всё не получается приучить себя говорить то, что я хочу сделать. Вот это, мне кажется, самое сложное, т.е. я привык как бы там, да, зашел, поиском вот привык пользоваться, если какое-то приложение надо найти, но приучить себя говорить, это прям для меня какая-то непонятная история, точно также как снимать видео, да. Я вот специально купил камеру, чтобы дочку снимать, потому что мне друг посоветовал, говорит: «Вот, будешь снимать дочку, а потом будут вот такие старые записи и будете, там, пересматривать». Вот тут я уже более-менее понял для себя, мы там куда-то едем, я беру с собой GoPro и мы снимаем какое-то видео, и из него там легко с помощью приложения можно сделать какой-то монтажик, да. Но вот какие-то видео, которые люди постят прям в соцсети, типа чего-то снял, да, или ты увидел какое-то происшествие, все сразу достали телефоны, я вот как-то не понимаю этого, для меня это…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это вопрос, что для тебя важнее — проживание этого момента или лайки в соцсетях.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да. Я вот так, по сути, от фотоаппарата ушел. У меня была большая зеркалка. Ездили во все путешествия с большим рюкзаком. И я понял, что как бы смотреть на мир через объектив, это совсем не то, чем смотреть на него своими глазами. И после этого мы возим максимум это телефон для фотографий.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да это и удобнее, и ты быстро сфотографировал, пусть она не идеальная, но ты же помнишь, какой ты был в тот момент.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, и фотографируем мы только сейчас себя на фоне чего-то, потому что просто сфотографировать что-то, ты можешь также загуглить его и найти намного красивее фотографию.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А я вот наоборот. Я не люблю себя фотографировать, но мне нравится зафотографировать то, что мне показалось интересным именно мне, т.е. у меня есть, там, десятки фоток заката из квартиры, или из Бали, когда мы там зимовали. Просто вот фотки заката. Я их, понятное дело, редко пересматриваю, но мне нравится, что я помню тот закат, и меня на его фоне нет. Ну возможно это еще связано, что у тебя есть дети, соответственно, ты как бы… тебя надо запечатлеть, потому что они растут.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. Вот про детей могу сказать, что, наверное, это такой самый лучший инструмент для мотивации и для вот этого Getting Things Done, потому что когда не было ребенка, ты всё время такой думаешь: «Ай, завтра что-то сделаю или сегодня попозже, там, приду домой, еще что-то посмотрю», то, вот, когда появилась дочка, у меня всё очень сильно перестроилось. То есть я ухожу из дому, у меня там приходит няня в 10 утра, соответственно, я где-то в 10.30 уже на работе, вот я работаю ровно до 18.30 и в 19.00, когда я дома, всё как бы работа закончилась. Там, редкий случай, когда я что-то посмотрю, либо, там, вот что-то там запомню, мне там может что-то надо сделать, но это прям очень редко бывает, может максимум раз в 2 недели я что-то открываю дома ноутбук для какой-то рабочей цели, а так, всё я пришел домой, я всё время посвящаю семье, и точно также на выходных, да, т.е. там только если ребенок спит в какой-то момент, то тогда я там чего-то могу сделать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, я согласен с тобой, что, во-первых, мотивация. Я видел очень много своих знакомых, у которых, когда жена беременела или рождался ребенок, всё становилось сильно быстрее и больше, и это круто, что у мужчин включается такая программа сверх достижений. И про то, что это тебя дисциплинирует, пожалуй, тоже соглашусь, или у тебя спорт или ты сам, вот, я пришел к тому, что… Я иногда, конечно, по имейлу обещаю, что я в субботу-воскресенье гляну, но я уже понял, что я в субботу-воскресенье не смотрю туда, потому что… ну, не успел, ну, не успел, всё, строй продуктивно, отказывайся от чего-то.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Делегируй.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Делегируй, не отвечай, будь где-то не самим милым человеком, который отвечает на все имейлы.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Еще вот, если говорить про эффективность, да, то для меня хорошо работает куда-то поехать и поработать оттуда, потому что когда ты в офисе, вот, ты там недавно писал в Фейсбуке, да, как всё успеть, а я написал тебе сразу же, что тебе еще в кабинет никто не врывается. Вот реально много дней я так по себе замечал, что происходит в таком формате, что ты пришел на работу, там, утром чего-то успел поделать, пока все не пришли, потом это постоянно ты чего-то с кем-то обсуждаешь, какие-то решаешь текущие вопросы, которые, наверное, не столь даже могут быть важные, но просто вот, там, человека, ты шел в коридоре, встретил, тебе что-то там спросил, и ты уже должен ему ответить, вот. А вот когда ты куда-то уезжаешь, то ты видишь вот только то, что пишут куда-то, тебе никто не звонит, никто не забегает и никто не говорит, что надо что-то там сделать или спросить, узнать, еще что-то, и ты, соответственно, работаешь намного продуктивнее. Вот, например, в прошлом году так сложилось, что мы ездили на море, но как бы там надо было поработать и 2 недели мы работали из Турции, т.е. утром пошли на пляж, да, а в обед всё это время сидим работаем с женой. И я сделал за эти 2 недели, наверное, больше, чем я сделал за предыдущие 2 или 3 месяца, вот. Поэтому вот такие вот переключения и когда тебя никто не отвлекает, они прям очень хорошо работают над эффективностью.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Согласен. Согласен. Иногда по этому поводу сбегаю в какой-нибудь коворкинг или в ресторан, просто вот, я целый день в коворкинге или в ресторане. Понятно, что надо смотреть, чтобы там был хороший интернет, безопасное соединение.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Безопасное соединение, вот у меня, например, в компании решается тем, что у нас есть VPN, ты подключился и всё, у тебя…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, да. Мы тоже оплачиваем себе VPN, когда там надо по открытому Wi-Fi зайти или что-нибудь…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: У нас еще внутренние ресурсы доступны только с офисных IP, соответственно, только VPN.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну да, у вас это решено. И ты, соответственно, вроде бы и работаешь, вроде бы и не уехал, не считая отъезда, отъезды, зимовки тоже хорошо повышают, если это не какой-то расслабленный Тайланд или Бали, где ты просто понимаешь, что «а можно зарабатывать в 5 раз меньше», но до не давних пор, уже сейчас это, конечно, поменялось, но еще недавно там в Тайланде можно было зарабатывать очень, очень немного и жить сильно комфортней, и ты просто сваливаешь в коворкинг, весь день в коворкинге, тебя уже физически нет в офисе, out of office, тебя уже никто не отвлекает, надоело — пошел покушал, надоело — поменял кафешку.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я еще неплохо работаю в бизнес-лаунжах — это прям такое структурированное место, где ты покушал и сел поработать, в аэропортах, и ты знаешь, иногда в Убере работаю.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Пока едешь в такси?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Пока еду, расшариваю с телефона интернет, он медленный, это, кстати, тоже хорошо, потому что ты когда замедляешь интернет, то по факту ты начинаешь выбирать, что же важное сделать.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Что же сделать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, или, там, садишься, открываешь Google Docs и пишешь то, что давно надо было написать, или думаешь над задачей, и физически, конечно, там, порисовать в блокноте.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Угу, да, я тоже люблю чего-то записать. У меня всегда есть блокнот, в котором я записываю какие-то важные штуки. Еще из таких вещей у меня, что там стоит — второй монитор на работе стоит, на который я вывожу… вот, сейчас для себя понял, что самым оптимальным это туда выводить список задач, и он у тебя всегда в поле зрения, либо вывожу туда какие-то большие таблицы либо если что-то мне надо с одного места в другое заполнить, то, соответственно, я вывожу туда.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, второй монитор в этом плане помогает. Если туда выводишь чатик, то всё ужасно.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи, я слежу за твоей лентой на Фейсбуке, ты мне часто попадался раньше, когда я читал ленту. Сейчас у меня уже там 3000 друзей, и у меня уже алгоритмы ужасно работают… «зрада», «перемога», «и она запела, и все были в шоке». Ты в том числе интересовался еще тем, что делает студия Лебедева, тем, как можно улучшить жизнь в окружающем мире. Я видел, что ты очень часто делился какими-то, сейчас не буду говорить, может Агенти Змін, может быть, это были другие проекты. Что это тебе дает? Почему вы со своими доходами, со своим огромным бизнесом в куче вертикали, почему вы не уезжаете куда-то жить за границу?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: На самом деле, ну, как бы доходы я не могу сказать, что какие-то большие, но не уезжаем, потому что здесь дешево. Я, например, очень рад, что мы начали компанию Boosta в кризис и когда всё сильно подешевело, т.е. во-первых, сотрудники, те, кто в гривнах зарплата, она, соответственно, в долларах стало намного дешевле, во-вторых, аренда и прочие всякие услуги, да, там, тоже питание, какие-то простые вещи, они все в долларах стали сильно дешевле, потому что я вот не представляю, если бы нам сейчас надо было снимать офис под 30 долларов / метр, то как бы мы вообще существовали и как бы мы могли такое потянуть. Поэтому… ну, вот, наверное, из-за этого в большинстве своем, ну и плюс как бы специалисты, да, которые у нас тут есть, они более широкопрофильные, т.е. ты можешь прийти к человеку, который занимается эссеями и сказать ему: «А вот посмотри Payday Loans», и он такой раз, нормально тебе посмотрит и всё. Если ты подойдешь к западному специалисту с таким вопросом, он прям тебе скажет сразу, наверное, что это вообще он в этом не разбирается и лучше я, ну, типа, мне чтобы посмотреть надо месяц на это потратить, да, чтобы просто глянуть чего-то. То есть вот, наверное, вот эти такие основные критерии, почему мы строим бизнес тут, а не где-то на западе. И дальше если пойти, то с точки зрения налоговой системы в Украине очень много способов оптимизации налогов, и ты можешь платить меньше налоги и всё как бы у тебя будет легально, чем в любой, скажем, западной какой-то стране. Специалистов больше, предложений, ну я не говорю про программистов, да, у нас как бы программистов не так что супер много, у нас там больше маркетинг. Маркетинга недорогого и много там всяких Link Builder’ов, Junior-сеошников и прочих. Ты у нас, наверное, больше найдешь, чем где либо.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но при этом ты как бы путешествуешь, ты видишь, как можно жить там и возвращаешься сюда. Что при этом происходит?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Очень плохие чувства происходят, когда возвращаешься. Я, если честно, не знаю… я вот точно не хочу отдавать ребенка в школу в Украине. Вот точно не хочу. Я не вижу никакой школы, там, да, есть какие-то супершколы за миллион денег, но вот просто, когда ты смотришь какие люди туда ходят, дети чьих родителей, да, там не вот тот средний класс, которому я там себя могу причислить, который сам какими-то методами заработал эти деньги, а там в основном кто-то ближе к политике и это люди не с теми ценностями, с которыми мне как бы хотелось, чтобы я вообще пересекался. Соответственно, я все-таки теплюсь надеждой, что я когда-нибудь отсюда перееду, т.е. я не такой чтобы там суперпатриот этой страны.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Когда ребенок в школу пойдет, у тебя встанет этот вопрос, скорее всего, да?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да, да. Вот сейчас мы запланировали на лето еще поехать куда-то. Ну как бы я вот в плане образования вижу, что у нас тут всё достаточно плохо, т.е. если ты сам хочешь и сам чему-то стараешься научиться, то ты можешь, но на этапе, когда ты ребенок, то ты этому ничему никак не приучишь. Я вижу, там, на курсы ребенка сейчас водим на разные и… ну это там такие, самые детские, у меня ребенку 2 года вот скоро будет, и насколько они вот очень по разному организованы, да, т.е. есть… за одну и ту же стоимость. Есть там, где игрушки все какие-то самодельные и вообще непонятно, как сделаны, и преподаватель никогда не скажет другому ребенку, который выходит из себя, начинает скакать и орать, не сделает замечание, и мама его сидит точно также, никакого замечания не сделает, и есть противоположное, где там могут выставить за дверь и отправить. Но это очень сильно зависит от преподавателя, а не от учебного заведения, и как бы такого найти, чтобы всё было идеально и хорошо, я, честно говоря, не вижу. Плюс, наверное, ну, все патриоты не будут меня любить, но я не хочу, чтобы мой ребенок учил украинский язык, я не вижу от него ценности в дальнейшей жизни в мире, т.е. если на русском говорит еще достаточно, да, там, сколько, может 300 миллионов говорящего русскоязычного населения.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Наверное, да. Там только население России 160 миллионов плюс 46 миллионов населения Украины, которое его понимает, плюс Беларусь, плюс выехавшие, плюс русская часть Израиля.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, Казахстан там еще.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Казахстан, да, Грузия, Молдова.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: А украинский, его и на Украине мало. Из наших 46 миллионов украинский знает, ну, может, в лучшем случае половина говорит на нем, да, хоть как-то, вот. И это та же самая история, там, с польским языком, т.е. я не вижу ценности нагружать ребенку в голову языки, на которых говорит малое количество людей, т.е. английский, да, ок, но найти у нас какое-то нормальное что-то на английском, чтобы было преподавание, такого нету, всегда у нас и по программе есть украинский язык, его еще и так сильно сейчас популяризуют, хотя я не вижу почему, да, вот, ты сам говоришь, что русский язык — это 160 миллионов населения России, еще там столько же, грубо говоря, всех этих, т.е. я не считаю русский язык, что он принадлежит конкретно России, это прям целая большая славянский язык, на котором говорит большое количество людей.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И на котором тебя поймут, что в Минске, что в Алма-Аты, что в Израиле.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: В Австрии встанешь и закричишь что-то на русском, я думаю, что найдется человек, который тебя поймет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И в Турции тебя поймут на русском. В туристических местах да.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На самом деле меня тоже время от времени дергают, когда мы публикуем какой-то материал, готовим, там, мы готовили, например, подборку из 11 подкастов, на которые я рекомендую подписаться, и мы разместили ее на русском сайте. Но там его просто увидят большее количество людей, и тут не вопрос, что это язык принадлежит какой-то стране, тут вопрос, что мы работаем на людей, которые занимаются там бизнесом…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: …и которые понимают русский. Если они понимают еще украинский, там, белорусский или грузинский, это хорошо, но это один из языков, по которому есть пересечение.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. Даже если на сайты посмотреть, вот, у скольких сайтов украинских есть украинская версия?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты знаешь, у нас даже были кейсы, когда клиенты переводили сайты на украинский язык и это ничего не давало. В возврате инвестиций ничего. Вот эти все люди, которые ходили, и бегали, и говорили, что перевести сайт обязательно, сайт переводился, СМИ не всегда это даже брали, это недостаточный инфоповод, и потом… люди не гуглят на украинском, мы запускали на украинском сателлиты, люди не покупают на украинских версиях сайтов, украинская версия сайта не приводит к тому, чтобы это человек, который был за украинский язык принес бизнесу…

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Деньги.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Деньги. Да, т.е. если где-то будет дешевле, но на русском, он купит на русском сайте. Если будет где-то дешевле AliExpress на английском или на смеси английского с китайского он купит там.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Ну да. Ну и вот, возвращаясь к твоему вопросу изначально, да, там, о стране — почему в Украине? Наверное, в Украине я просто… ну, почему я хочу как бы, да, наверное, уехать еще отсюда, потому что я не вижу, что за какие-то ближайшие вменяемые сроки тут что-то может сильно поменяться. Даже так посмотреть, если мы говорим о любых, наверное, изменениях, да, они все крайне небыстрые, и если посмотреть на другие страны, у них у всех к этому шло очень большими, скажем так, временными затратами, как бы… ну я не вижу, да, чтобы мои дети застали даже тут какие-то хорошие изменения.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Посмотрим. Поживем, увидим, конечно, у вас продакшн здесь, да, можно сказать?

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну не считая там самих людей, которые пишут эту курсовые работы, но команда-то основная у вас здесь.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. Не, я же как бы не говорю. Бизнес — это бизнес и поэтому он тут будет существовать, но для себя я не хотел бы оставлять Украину как основным местом жительством.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял тебя. Ну вообще как бы, чтобы не заканчивать на такой грустной ноте, мне нравится концепция, конечно, это всё классно рассказывать пока ты еще сам не стал отцом, но мне нравится концепция какого-то японского писателя, который написал книгу «После трёх уже поздно», который вообще говорит о том, что основной базис ребенку закладывается до трех лет, а дальше там не важно, школы, вуз. Если базис хороший, то ребенок, вот знаешь, как растение, оно вырастет даже через асфальт.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, да. Вот мы на самом деле из-за этого и путешествуем много с ребенком, чтобы он видел как вообще, чего вокруг бывает, т.е. я, там, по себе могу сказать, что я, там, когда я был маленький, да, все путешествовали только по Союзу, да, и, соответственно, я видел только вот то, что мы видим сейчас вокруг себя, и там даже какого-то отличающегося по цвету кожи человека я первый раз увидел там, наверное, в кино, а в живую вообще даже сложно мне вспомнить в каком это было возрасте, но это было далеко не в год, не в два, и даже не в пять, и не в семь, и, соответственно, как бы у нас и такой же возникает к ним, как ко всем другим людям не таким как мы, да, возникает какое-то ощущение.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Неприятие.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да, неприятие. А тут ты как бы, когда человек, чем больше ты погружаешь его во все вообще… в мир, да, в то, какой он большой, сколько там всего интересного бывает и происходит, тем как бы лучше, мне кажется, дальше для ребенка, это ну т.е. он будет понимать, что мир не заканчивается вот этой квартирой или микрорайоном.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Согласен, согласен. Но с другой стороны это не помешало тебе стать совладельцем компании Boosta, построить кучу рабочих мест и делать продукты по всему миру.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Поэтому все, кто нас слушают, берите пример, делайте проекты, пробуйте, переходите, если вы сейчас в найме, находите варианты попробовать стать партнером, возможно, у вас получится, и подписывайтесь на подкаст. В этот раз, наверное, будет без бонуса. Я, по-моему, Ярика ничего такого не спросил, что можно приложить в бонус подкаста за оставленный имейл.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Да. Не знаю, да, что можно приложить. Я, наверное, могу сказать, что если вы хотите развиваться и вы не видите, как вы можете в рамках текущей компании какие-то новые проекты развивать, то пишите в Boosta, может быть, мы окажемся той компанией, в которой это можно делать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Отличный бонус, я думаю, для наших слушателей. Спасибо. Оставляйте отзывы, рекомендуйте подкаст друзьям, пишите на Фейсбуке, что вам понравилось, не понравилось. До новых встреч. Пока, пока.

ЯРОСЛАВ БАКЛАН: Пока.
[/emaillocker]

Подписывайся на подкаст ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН на SoundCloud и iTunes.
Ставь 5⭐️  на iTunes. Оставляй комментарии.
Понравился материал?
Будь в курсе! Подпишись и получай анонсы мероприятий, бесплатные материалы и полезные советы. 6 248 человек — уже подписались.
  • Имя
    Имя и Фамилия*
    Email*
    Телефон
    Компания
    Должность
    Комментарий
    Интерес
    GA Client-id
    IP
    first_utm_term
    first_utm_source
    first_utm_medium
    first_utm_content
    first_utm_campaign
    current_utm_term
    current_utm_source
    current_utm_medium
    current_utm_content
    current_utm_campaign
    User Details
    Акция