, обновлено — 19 июля 2019 45 мин на прочтение

ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН #70 Константин Загайнов, Head of Product Kreditech: Онлайн-продукт для выдачи кредитов

70 выпуск подкаста ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН. В гостях — Константин Загайнов (facebook), Head of Product Kreditech (немецкая компания, работающая в сфере финансовых услуг).
Поговорили о:

  • Как сделать максимально простой для пользователя FinTech-продукт? Технология скоринга на основе машинного обучения.
  • Онлайн-продукт для выдачи кредитов, cash credit. Продукты, которые финансируют покупки на Ecommerce.
  • Что отличает хорошего продуктовика от плохого?
  • Кейс: улучшение конверсии в 2 раза за несколько месяцев.
  • И о жизни в Берлине.

Благодарности спонсорам

Бесплатные push уведомления от SendPulse. 
SendPulse — многоканальный сервис email, SMS, web push и Viber рассылок с лучшим на рынке редактором форм подписки и системой для создания цепочек триггерных писем.

Преимущества Mastercard для путешественников.

Подписывайся на ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН на YouTube, SoundCloud и iTunes.
Ставь 5⭐️ на iTunes. Лайкай и комментируй выпуски на Youtube.

О чем поговорили

00:02:10 Чем занимается Kreditech?
00:07:11 Платежная директива Евросоюза по удаленной идентификации клиента.
00:11:29 Верификация клиента при крупных займах.
00:13:37 Насколько большой это бизнес сейчас?
00:14:08 Офис разработки в Тайланде.
00:17:14 Сотрудничество с PayU в рамках eCommerce.
00:21:36 Рабочий день Head of Product?
00:26:51 Что отличает хорошего продуктовика от плохого?
00:35:36 Насколько подробным должно быть техническое задание?
00:39:00 Кейс: увеличение конверсии в 2 раза.
00:45:04 Mobile First vs Desktop First?
00:48:45 Как происходит тестирование продукта?
00:51:42 Как оно жить в Берлине?
00:57:08 Жизнь в Финляндии.
01:02:13 E-commerce и M-commerce.
01:04:49 Как отдыхаешь, живя в Берлине?

Расшифровка подкаста «Константин Загайнов, Head of Product Kreditech: Онлайн-продукт для выдачи кредитов»

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Всем привет. Это новый выпуск подкаста «ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН». Мы в Берлине. У меня в гостях Константин Загайнов, Head of Product в Kreditech.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Доброе утро. Очень приятно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто, что получилось провести эту встречу. Скажи, чем занимается Kreditech. Расскажи нашим зрителям, в чем заключается ваш бизнес.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Kreditech был основан 7 лет назад, т.е. как FinTech, который предоставлял технологию скоринга на основе машинного обучения. И мы… то есть, по сути, мы Consumer Lending Company, т.е. мы выдаем кредиты, — от краткосрочных кредитов до, можно сказать, многогодовых, многомесячных, — для разной категории пользователей, т.е. в данный момент мы фокусируемся больше на, так сказать, near-prime категории. И у нас есть несколько типов продуктов. Один из них — это просто прямая выдача кредитов, собственно, cash credit, онлайн. И также у нас есть продукты, которые финансируют покупки на Ecommerce.

Компания в данный момент фокусируется на 4-х рынках, т.е. это Польша, Испания, Россия и Индия. В разных странах у нас есть разный набор продуктов. И так сложилось, что компания была основана в Германии, но на немецком рынке мы не работаем.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Head Office в Ганновере, правильно?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: В Гамбурге.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В Гамбурге. Но ты при этом работаешь удаленно из Берлина?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: У меня много путешествий, т.е. я до сих пор живу в Берлине, но я очень часто бываю в Гамбурге, просто почти каждую неделю. И также мне приходится путешествовать и в другие места, где у нас есть офисы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: По кредитным продуктам, это получается Payday Loans?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: У нас есть один продукт Payday Loans, но мы в общем-то давно уже больше сфокусировались на более near-prime категории, sub-prime.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Можешь объяснить, что это такое?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, т.е. по сути у нас есть вот продукт, который… это 30-дневный кредит, т.е. это один, как бы, по-английски, installment. Один раз ты его получаешь и выплачиваешь. Пользователь также может его продлить. Но основные продукты у нас — это кредиты от 3-х месяцев до примерно 36 месяцев.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это рассрочка?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Рассрочка, да, по-русски это рассрочка.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть, там, это обычно покупка какой-то бытовой техники, электроники?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Это если на Ecommerce, да, или просто это получение, собственно, кеша через онлайн, то есть… ну, USP кампании всегда было это полностью онлайн-продукт, да, т.е. мы всегда на любом рынке мы стараемся… т.е. наша цель — это сделать абсолютно полностью онлайн-продукт. Иногда, как бы, легальная база в странах, например, в России или в Индии, не позволяет полностью сделать онлайн, т.е. необходимо делать оффлайн KYC, т.е. проверка личности пользователя.

Но наша инновация состоит в том, чтобы находить пути, сделать получение кредита как можно проще для пользователя, т.е. наша воронка, наш application, он самый быстрый, самый короткий на рынке. То есть, например, если сравнивать нас в Польше с другими конкурентами, то у нас буквально меньше 15 полей, которые пользователь должен заполнить, залогиниться в свой банк и в принципе можно буквально за несколько минут получить кредит. На Ecommerce наша цель — это сделать это еще быстрее, т.е. можно получить разрешение на рассрочку буквально за 2 минуты, т.е. такого не предлагает никто в Польше и также я с уверенностью могу сказать на других европейских рынках.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто, т.е. вы берете где-то еще какие-то данные скоринга для модели, которые позволяют вам принимать решение очень быстро?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Откуда эти данные? Какие это основные источники данных?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Конечно же, мы не всегда… т.е. мы просим пользователя залогиниться в свой банк, т.е. мы смотрим, конечно же, какой образ, собственно, какие транзакции происходят, да, и наша модель уже натренирована на некоторых, скажем так, паттернах, когда люди… как доверить человеку, что кредит будет выплачен или нет. Также мы, конечно же, подключаемся к некоторым другим источникам в данной стране, которые могут нам дать информацию о кредитоспособности человека, в частности, специфическим кредитным бюро.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Бюро кредитных историй, если мы говорим про Украину, наверное, доступ у всех игроков есть к нему, да?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, но мы стараемся все-таки, допустим, в Польше мы не пользуемся таким большим кредитным бюро, которым, например, обязательно должны пользоваться банки. Мы более там, скажем так, нишевыми пользуемся.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть их несколько?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Их несколько, да, и как бы мы можем тасовать данные с разных источников. И, конечно же, по сути, наша цель — это, естественно, получить доступ к некоторым данным, абсолютно легальным способом, но мы постоянно ищем эти источники, чтобы возможно, ну, и естественно, как можно точнее оценить человека с помощью машинного обучения.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я так понимаю, что то, что человек привязывает свой онлайн-банкинг, дает вам доступ к нему, очень сильно упрощает вам жизнь, и это была европейская директива, специальная, которая позволяет это делать, правильно?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, которая, собственно, довольно новая, т.е. PSD2 — это… по сути только в конце прошлого года банки получили обязательство предоставлять свой API. Это все равно еще в процессе. Но мы с самого начала мы пользовались, сотрудничали с компанией, которая называется Kontomatik, которая еще до PSD2, собственно, разработала такой способ подсоединяться, залогиниться к разным банкам и получать информацию. В странах, в которых мы работаем, т.е. так получилось, что Kreditech несколько лет назад купил эту компанию, т.е. это сейчас полностью наше ноу-хау.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть, по сути, пользователь вводит свой логин, пароль так, как если бы он авторизовался через соцсети, а вы получаете доступ к счетам, транзакциям?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Там какие-то есть галочки или пользователь вам дает доступ сразу ко всему?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Естественно, там есть… т.е. тот пользователь должен, скажем так, согласиться, принять. Мы не храним эти данные. В смысле, мы не храним данные пользователя, логин/пароль, естественно, т.е. мы только процессим, это данные для принятия решения. И чтобы уточнить, по сути, это, опять же, не все пользователи обязаны залогиниться в свой банк, то есть, например, на Ecommerce партнерах мы не требуем этого, т.е. у нас есть там специальные тоже алгоритмы оценки риска человека, который приходит к нам.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Прикольно. Эти же данные частично и партнер предоставляет, что этот человек смотрел такие товары, покупал это, то, да?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Это наша цель также и да, конечно же.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Прикольно. Получается, что этот PSD2 очень сильно упростил игрокам рынка доступ к банковским данным или есть какие-то сложности?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Можно так сказать, да, конечно, да. Но как я уже описал, этот процесс еще продолжается, т.е. там есть несколько фаз, в которых, как бы, финансовые организации должны, скажем так, предоставлять то, что они должны предоставлять, и этот процесс еще продолжается.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Получается, из таких вещей, которые где-то мешают росту, наверное, это вот регуляции, которые требуют личной встречи, да, при верификации клиента? 

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, т.е. в Европейском союзе этого не требуется, а в странах, как Россия, Индия, да, это требуется для более крупных займов. Например, в России это займы больше 15 тысяч рублей, т.е. это больше 220 евро. В Индии это 6000 рупий, например, да. До этого барьера это полностью можно сделать онлайн. В Европе есть множество… в принципе, все равно законодательство различается от страны к стране. Например, в Польше это по-другому, не так, как в Испании, не так, как в Германии. Например, в Германии довольно популярно сейчас — это видеозвонок. Например, есть компания IDnow, которая работает с множеством банков и так далее. У них есть штат сотрудников, которые верифицируют.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Когда ты просто готовишь с собой документы и за 15 секунд показываешь документы, показываешь себя в кадре.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, то есть, например, в Польше мы не пользуемся таким способом. У нас там другие способы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А как вы в этих юрисдикциях, Индия, Россия, где нужна личная встреча? У вас свои курьеры? У вас партнеры, которые проводят верификацию?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: У нас нет своих курьеров, да, там есть уже настроенная сеть партнеров от… Собственно, это довольно как бы распространенный способ на рынке. Например, в России это принято, что если хочешь открыть счет в банке или получить кредитную карточку, есть специальные компании, которые, по сути, предоставляют эти услуги. Они выезжают прям на дом и делают полностью онлайн верификацию. Я думаю, в Украине это тоже есть. 

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У нас появился банк нового поколения, полностью без отделений, мобильный, Monobank, и там, по сути, приезжает курьер, фотографирует твои документы, выдает тебе пластик и в этот момент тебя верифицирует как клиент.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Совершенно верно, да, точно так же, Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Расскажи нашим слушателям и зрителям, насколько это большая компания, какие это объемы оборота, клиентов?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: В данный момент у нас в сумме работает где-то 350 человек. Мы постоянно нанимаем в нашу продуктовую и технологическую команду, т.е. как я уже упомянул, у нас несколько офисов. У нас также есть офис в Румынии, где находится колл-центр. И у нас офис в Тайланде также есть, офис разработки.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Разработка в Тайланде?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это с местными программистами?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: С местными, да, т.е. у нас разработка распределена между Гамбургом, Варшавой, Тайландом и у нас есть долгосрочный партнер в Харькове также.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, я вообще как-то не воспринимал Тайланд, как страну, где ты можешь построить офис разработки.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Тайланд, мне кажется, находит себя на этом рынке, т.е. там, скажем так, впечатления довольно хорошие. И насколько я понимаю, да, там есть уже компании, которые себя обосновали именно там в центр разработки, т.е. там немножко, не знаю, может, более в чем-то предсказуемая культура разработки, чем, например, в Индии. Такое есть впечатление.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть там может быть вот это вот меньше история, связанная со страхом потери лица, что в Индии тебе разработчик говорит: «Да, да, все сделаю, все понял», а на самом деле не понял и не сделал, но он боится потерять лицо.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Этот офис, он существует у нас буквально несколько месяцев, т.е. сейчас мы только его начинаем… как это по-английски, ramp up, т.е. он только набирает ход. У нас в основном там тайская команда, но также у нас в принципе есть экспаты. Посмотрим, как получится, но в данный момент он очень полезен. Ну, и также разница во времени, например. Нам удается, по сути, работать почти полностью 20 часов в день, потому что они начинают намного раньше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вы захватываете, как минимум, Россию и Индию, да, из ваших рынков, которые смещены по часовым поясам.

Вот, 400 человек. Грубо, можешь, сколько в разработке, сколько колл-центр?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: У нас… Да, 400 человек, т.е. разработки, наверное, в данный момент порядка 70. И, конечно, да, включает колл-центр. Я не помню, сколько у нас именно в колл-центре, но также в офисе есть большое количество сотрудников, которые работают в collections, т.е. у нас собственный collections отдел.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Которые работают с возвратами.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: С возвратом денег, да, т.е. это в каждом офисе есть свой, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И я нашел в сентябре 2018, что у вас было порядка 70 миллионов годового оборота и 850 тысяч пользователей и 250 миллионов евро выданных денег.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, т.е. у нас уже больше миллиона пользователей. В данный момент мы уже перешли эту черту по всем рынкам.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Я видел еще, что вы связаны с PayU и начинаете там более активно работать на том же индийском рынке вместе с PayU. У них совсем другая ситуация с финтехом. У них есть вот этот EMI. Мы с ним уже сталкивались, когда работали там с авторынком в Индии. Когда у тебя есть ежемесячный какой-то платеж, который у тебя подтвержден. Люди начинают выбирать себе машину, исходя из этого ежемесячного платежа. Можешь рассказать чуть больше про рынок Индии? То есть с какой спецификой вы там сталкиваетесь, насколько сильно он сейчас растет. Говорят, что в Индию сейчас заливают кучу инвесторских денег.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Лично я не работаю очень близко с Индией, поэтому таких каких-то инсайтов дать не могу. Да, это действительно очень интересный рынок, абсолютно очень… Конечно, там уже, да, есть игроки, т.е. мы находим свою нишу. И, действительно, т.е. 2.5 года назад мы, получается, мы начали близко сотрудничать с PayU, в частности, в Польше, Индии. То есть это наш основной инвестор и основной партнер на Ecommerce.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И PayU, получается, что он платежный провайдер, который позволяет тебе оплатить покупку в Ecommerce, и для них это как бы дополнительно усиливающее направление, что есть пользователи, которые готовы оплатить сейчас со своих денег или с кредитной карточки, а есть пользователи, у которых денег не хватает и они готовы купить это в рассрочку.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, совершенно верно, т.е. мы предоставляем еще дополнительные платежные метрики для PayU и для некоторых как бы E-Commerce Merchant, их магазинов, это очень важно иметь этот метод, вот. И также я вот не упомянул, у нас есть еще один продукт для Ecommerce. Это называется Buy Now Pay Later, т.е. это можно, по сути, заплатить весь размер покупки в 30 дней без никакого процента, т.е. это по сути отсрочка платежа до 30 дней. И это работает очень сильно на Fashion в основном продукты, т.е. одежда, обувь. Люди хотят попробовать продукт прежде, чем платить, т.е. если они покупают, возвращают, они…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно, т.е. им доставляют это все, они меряют, если подошло, то в течение месяца, 30 дней, они оплачивают. Если не подошло, они возвращают и даже не замораживают деньги на карточке.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Совершенно верно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А маржинальность, собственно, бизнеса Fashion позволяет вот это спокойно давать?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: В данный момент, да, т.е. это… По сути, бизнес-модель — это то, что есть плата, которую эти мерчанты платят за возможность иметь эту кнопку, по сути, купить в отсрочку, и это повышает очень конверсию.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Есть какие-то цифры, на сколько повышаются продажи с внедрением вот такого вот, получи товар, прими решение, а потом с тебя…

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Я так не могу, с сожалению, сказать, но я уверен, что, опять же, это можно найти онлайн, как именно PayU позиционирует этот продукт для своих мерчантов.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто, круто. Слушай, это интересно, потому что люди склонны покупать одежду, склонны выбирать несколько единиц, потом возвращать, и я там вижу на местном рынке, что начинается вот это, пошел на почту, иногда написал заявление, иногда тебе на личный счет вернули, что вот эти деньги ходят туда-сюда, и по сути где-то, возможно, действительно тормозят покупку, потому что ты начинаешь, а подойдет, не подойдет, сядет, не сядет, и не хочешь заниматься возвратами, а плюс, еще ждать, пока деньги зачислятся, где-то контролировать, зачислились они или нет.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: По отзывам пользователей этих магазинов, с которыми мы работаем в Польше, это очень востребованный продукт, который нравится пользователям.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Скажи, как состоит твой основной день, там, средний день, как Head of Product? Чем ты занимаешься каждый день? Что у тебя из дня в день? Какие действия повторяются, а какие, наоборот, бывают, не знаю, раз в 2 недели или раз в неделю?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Как человек, который работает с продуктом, мне приходится очень много общаться с людьми, как внутри компании, также и с нашими партнерами. И моя цель — это именно, да, действительно, структурировать день так, чтобы, например, у меня было время, как на, скажем так, на разговор со стек-холдерами и со своей командой, так и на возможность где-то сфокусировать именно, например, на работе над user journey, т.е. над тем, чтобы… Например, с какими-то маркетинговыми исследованиями на рынке, т.е. вот в этом, мне кажется, состоит как бы очень цель или… как это сказать… т.е. секрет успеха, скажем так, продуктового человека, потому что ты постоянно находишься в центре информационных потоков внутри компании, да, и тебе постоянно нужно быть, по-английски, available, т.е. доступным для…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Для встреч, для микрорешений.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Для встреч, для вопросов, для брейнсторминга и так далее. То есть цель вот именно структурировать свою неделю так, чтобы было время на все, но в то же время очень получаешь много информации и тебе нужно ее как бы все равно успеть процессить. То есть для меня важно, например, утро — это тот момент, когда я люблю работать над какими-то своими вещами, и я стараюсь все, например, встречи как бы организовывать после обеда, т.е. лучше всего после 3-х, да, иногда бывает после 2-х. То есть у меня есть эти полдня, где именно я успеваю именно хорошо продумать.

У нас… Конечно, мы работаем по Scrum, т.е. есть некоторые Scrum, скажем так, репетиции, которые мы проводим. У нас 2-х недельные спринты, т.е. у нас вначале, обычно в понедельник у нас планнинг и у нас каждый спринт заканчивается демо для всей компании, обычно по вторникам. У нас где-то 10 команд. Все команды показывают, собственно, свои разработки на этом демо. И этот ритм в принципе уже устаканился. Мы им пользуемся уже год, где-то вот именно таким конкретным ритмом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Внутри команд проводите dailies?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Обязательно, да, т.е. у нас есть как daily внутри команды, так же и daily между продуктовиками, техлидами т.е. каждый день…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Такой второй уровень daily получается.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: То есть в 9:45, т.е. также… Я упомянул, у нас несколько офисов, т.е. это также возможность синхронизироваться между офисами. И мы в принципе вот уже, так, скажем, научились укладываться в 15 минут, хотя там почти 20 человек на этом митинге.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты сказал, что порядка, вот, второй dailies между продуктовиками — это 20 человек. Такой вопрос: что отличает, вот, у тебя 20 продуктовиков, да, что отличает хорошего продуктовика от плохого?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Для меня важны, наверное, основные 4 вещи. Обязательно человек должен быть сфокусирован на деталях, т.е. вот, скажем так, бывают продуктовики, которые, в общем-то, не могут сфокусироваться на каких-то конкретных вещах, т.е., например, очень нужно уметь определить буквально вот на User Experience, вот именно каждый буквально пиксель, каждое слово, т.е. для меня это отличный продавик, который умеет сфокусироваться на вот именно каждой детали, как user-интерфейса, так и технологии. То есть человек, который может продумать и в то же время понимать архитектуру в деталях, да, как соединены и сервис. И это касается всего, т.е. когда мы смотрим на BI KPI, т.е. найти именно среди всех…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Из чего он состоит.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, среди множества цифр, да, уметь найти вот этот именно тот момент, который, скажем так, улучшит продукт, но этот момент может быть в конкретной детали.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть такой не Forward Manager и не поверхностный человек?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Абсолютно, т.е. к сожалению, попадаются, да, люди, которые, в общем-то, видят Big Picture, но смотрят на все это немножко поверхностно и как бы подход, что команда, например, разберется, да, т.е. я ищу людей, которые именно умеют также сами найти эту деталь. Мне кажется, это именно приходит с опытом и это именно то, о чем я говорил, что необходимо все равно время, чтобы сконцентрироваться и проделать это мысленно.

Вторая вещь — этот человек должен, конечно же, очень быть хорошим в коммуникации, то есть… и, собственно, transparency, т.е. это должен быть человек, который умеет расшаривать, так скажем, показывать другим процесс работы, т.е. есть, опять же, не очень хороший продуктовик может будет стараться где-то построить свой, так сказать, замок: «Это наша команда, не лезьте, мы вот тут что-то делаем». Вот очень важно именно показывать мысленный процесс и прежде всего, почему некоторые решения были приняты, т.е. да, если мы делаем, например, мы работаем над каком-то, над новым flow и с точки зрения user experience, мы показываем, почему именно мы приняли такое решение. У нас было, допустим, 3 опции, мы поняли, что вот это не входит, допустим, или мы провели какое-то исследование, user test и мы выбрали из этих основных 2-х или 3-х вот именно это. То есть таким образом ты сразу же как бы получаешь trust от всех стейкхолдер. Ага, все, значит, есть конкретная критерия, почему, собственно, решение было принято. И, конечно же, этот продуктовик должен будет хорошо работать с командой, т.е. уметь объединиться с командой, чтобы они чувствовали его поддержку, чтобы они чувствовали, что они могут задать вопросы, видели, что человек может предоставить эту команду, не будет внутри команды ставить какие-то нереалистичные дедлайны. То есть вот эта связка, она очень важна, и в нашем… конкретно в Kreditech я считаю, что это здорово работает, т.е. у нас продуктовики очень сфокусированы внутри команды и это… Например, конкретно команда, с которой работаю, за больше, чем год, никто не покинул ее, т.е. мы реально… вот больше 10 человек у нас в команде, включая разработчиков, дизайнеров, QA. У нас эта команда уже работает больше года в таком составе и это очень сильно улучшило производительность…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это там, где ты сам совмещаешь, где ты не только руководишь продуктовиками, но у тебя есть свой продукт?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, да, да. Наверное, вот это — самые основные вещи, которые сейчас могу перечислить.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это про умение думать, влиять на execution, исполнение конкретной детали, да?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И умение продавать, коммуницировать, строить доверительные отношения в команде и про то, что, там, давать команде ощущение, что ты где-то чего-то экранируешь, где-то ты их защищаешь и так далее?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Совершенно верно, т.е. команда должна чувствовать небольшое давление, конечно же, т.е. они должны постоянно получать новый challenging, т.е. опять же, хорошие продуктовики, которые умеют бежать на 2-3 месяца впереди команды. Команда работает над функцией, допустим, A, но уже знает, что будет B и C через 2-3… т.е. это идеальный такой вот тайм-фрейм. Продуктовик никогда не должен стать каким-то как бы bottleneck.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Узким горлышком.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Узким горлышком, да, когда команда, ну, вот мы уже сделали, а что дальше. А потом приходит совершенно какая-то фича, которая как бы не была продумана заранее. То есть очень важно показывать… Во-первых, продуктовик — это как бы соединение между стратегией компании, бизнес-целями и, собственно, технической имплементацией. Я также люблю работать с абсолютно начинающими продуктовиками, т.е. у меня опыт есть трасформации с разных, скажем так, скиллов в продуктовиков, девелоперов также, маркетологов. И, конечно же, интересно смотреть, как люди думают, и у них есть, скажем так, свои разные челенджи. Например, те, кто пришли больше с сейлз, маркетинг, сложнее научиться работать с технологической командой, потому что ты должен научиться все-таки понимать технологию, архитектуру.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Понимать, где это действительно проблема, а где девелопер тебе «Это сложно», потому что он не хочет подумать.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Совершенно верно, да, или может просто навешать как бы лапшу. Просто, надо просто научиться, опять же, уметь немножко углубиться в детали, технологии, тогда ты получаешь, скажем так, уважение от технической команды и она не будет…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Или где-то предложить упростить в первой итерации, но сделать быстрее, чем …

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Наверное, самое важное также умение — это научиться находиться вот это вот, как можно взять 80% value просто с 20% сложно. Для этого постоянно необходимо общаться, как с заказчиками, т.е. внутри компании или партнерами внешними, также и с командой. И со временем научишься это делать довольно быстро.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это вот люди, которые перешли из сейлз, маркетинг в продуктовики, и у тебя есть опыт, когда люди переходят из более технических должностей?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какие у них там сложности?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Там сложность то, что человек, если он пришел больше с разработки, то он привык думать, как над solutions, да, т.е. он очень сильно углубляется в технические детали. И тут, как бы, я стараюсь помочь, преодолеть вот этот психологический барьер, т.е. что ты не должен решать полностью solution, а у тебя есть команда для того, чтобы предоставлять решение, а тебе нужно сфокусироваться на проблеме, т.е. хорошо описать проблему, перейти через, скажем так, на другой… через эту черту. И мне кажется в принципе это сложнее, скажем так, с технического человека стать продуктовым, чем, например, с бизнеса, вот, немножко, потому что этот психологический барьер, он довольно…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Плюс ты мыслишь какими-то, там, фреймворками, да, тебе нравится фреймворк, но иногда можешь потерять, какая там бизнес-цель этого всего.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Совершенно верно, т.е. ты можешь потерять, почему мы это делаем, т.е. надо научиться, перебрасывать на команду именно решение, и в тоже время, когда ты принимаешь решение техническое за команду, команде это не очень обычно нравится. Но также есть успешный кейс у меня именно в Kreditech, т.е. парень, с которым я сейчас работаю, в принципе, он с фронтенда перешел в продакт и просто делает офигенную работу. Я сам тоже изначально технарь, программист, т.е. я знаю, скажем так, этот опыт.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, вот такой вопрос как бы, наверное, чуть-чуть личный. Мы недавно столкнулись, в рамках агентской работы очень часто мы пишем ТЗ на внедрение аналитики и обычно мы его расписываем гипердетально. И мы недавно столкнулись с одним из клиентов, о таком фидбеке, что: «Ребята, вы же вообще программисту не оставляете зазора для его творчества. Вы расписали, что должно быть вот это, вот это, вот это. Вот это вы берете из базы данных. Вот это отсюда. И вы не описываете ему просто, к чему мы должны прийти, вот каким стеком, да, не оставляете зазора для творчества, а превращаете его в кодера». По твоему опыту, как правильней? То есть давать очень техническое правильное задание, расписанное детально, где надо просто реализовать логику и не надо думать, или, там, типа, описать программисту общую задачу, общие ограничения, особенности и дать ему возможность самому потворить, как это должно быть, хотя ты внутри уже знаешь ответ, как это должно быть?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Фидбек, который, мне кажется, очень ценен, правильный, т.е. я всегда начинаю как бы с Big Picture и с точки зрения пользователя, да, т.е. если это какая-то фича, то как это именно поможет пользователю. И, скажем так, да, я могу поставить какие-то детали, допустим, конкретно в тикет, но всегда я стараюсь делать так, что мы этот тикет пишем вместе, т.е. либо у меня есть вначале какой-то техлид команды, с которым мы можем продумать, собственно, быстро, один на один, либо это выносится больше также на груминг вместе с командой и в итоге мы вместе записываем этот тикет. То есть мы обсуждаем решение, команда может обсудить. Иногда бывает так, что я оставляю это им, скажем, там, дописать это решение. То есть это какой-то такой микс.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть ты можешь рассказать им детально, как оно должно быть, но ты оставляешь вот это чувство сопричастности, чувство личного вклада?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Обязательно. Честно говоря, обычно, опять же, все-таки они — это люди, которые в деталях знают… я знаю более в общем плане и я оставляю им расписать это в детали и договориться между ними. Но тем не менее им нравится, когда уже есть какие-то детали, над которыми они могут надстроить. То есть иногда действительно бывает какая-то небольшая вещь, которую я могу просто в принципе в 2-х предложениях описать конкретно вот такой сервис, нужно послать такое-то сообщение от сервиса A в сервис B. Я могу это написать и в принципе если это опять же правильно, то они будут рады. Но если какие-то более глобальные вещи, да, им очень нравится именно самим продумать техническое решение.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть не получить от тебя, вот заводим SQL, вот такую таблицу, с такими полями.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Не, не, однозначно. Ну и, опять же, ушло бы у меня много времени именно на это, а это именно то, о чем я говорю, что все-таки продуктовик должен думать более в бизнес, чем, например, конкретно технические штуки, т.е. есть какая-то золотая середина.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто, спасибо.

Скажи, можешь ли ты поделиться какими-то такими кейсами значимого роста, падения после продуктовых изменений, т.е. вы что-то поменяли в продукте и увидели, что выросло, упало, откатились или наоборот начали это внедрять на других рынках, в других продуктах?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, у нас очень были успешные кейсы работы с продуктом конкретно на Ecommerce, т.е. у нас, когда я пришел в Kreditech 2 года назад, т.е. у нас была совершенно новая команда, которая именно работала над вот этими Ecommerce продуктами. И, собственно, у нас была конкретно цель — это улучшить конверсию. И мы ее улучшили на… больше, чем в 2 раза, т.е. серьезно, за несколько месяцев. Мы были очень сфокусированы над конкретным продуктом, т.е. мы очень скрупулезно, детально, по сути, как я и говорил, работали над каждым текстом, информационной архитектурой. Вначале мы собрали много данных, т.е. как можно больше. У нас был… скажем, каждый, кто уходил, мы просили оставить какой-то фидбек.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это были такие качественные данные, не количественные, а качественные, «Оставь, что было не удобно, что не понравилось».

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Это был микс количественных и качественных с той точки зрения. Качественные — это был dropout фидбек. Мы просили наш сервис-центр звонить людям, которые ушли, понять, в чем проблема. И, конечно же, у нас где-то несколько шагов на воронке, т.е. каждая воронка мы смотрели конкретно конверсию, step-by-step conversion, и конкретно, например, вот этот шаг, где пользователь должен законнектиться в банк, т.е. там были, например, конкретно, как, опять же, качественный фидбек мы получили, потому что пользователи, например, не понимали, почему они должны это сделать конкретно если ниша shop и цена, Ecommerce, т.е. мы очень работали много над тем, как мы описываем то, что должны мы взять, то есть, во-первых, зачем этот шаг нужен, во-вторых, какие данные мы берем, т.е. очень важно было описать, что это все мы не храним, там, пароль/логин, что это абсолютно secure. Эта работа была проведена. И также, т.к. мы соединяемся с third-party service, мы как бы углубились, какие именно ошибки происходят в нашей технологической интеграции. И тогда мы, по сути, могли конкретно вот посмотреть каждый шаг и таким образом мы стали улучшать конверсию.

И мы также работали внутри компании, чтобы объяснить, что некоторые шаги не нужны, например, т.е. мы уменьшили количество шагов.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это и вместе с юристами, и вместе с пиарщиками?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Совершенно верно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Со всеми, там, типа, «Ребята, давайте придумаем, как мы можем отказаться от вот этого».

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Совершенно верно. Наша цель — это сделать, опять же, как я говорил, просто для пользователей. Таким образом внутри компании иногда могли быть приняты решения, что… впопыхах, да, т.е. юрист попросил, давай. Таким образом очень важно работать с юристами, чтобы они знали, как продукт именно сделан, но это в то же время челенджить, т.е. чтобы не было ничего лишнего, т.е. это наша задача — это минимизировать количество объектов, кликов на всем recycle.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И я так понимаю, что юридическая практика — это в том числе просто оценивать риски и потенциальную прибыль, да, если ты можешь упростить какой-то процесс, особенно выдачи рассрочек, кредитов и у тебя есть какой-то миниатюрный шанс, что для какой-то части пользователей или приведет к каким-то штрафам от регулятора, то ты можешь где-то пренебречь этим, понимая, какие риски компания несет и сколько это будет стоить.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Мы абсолютно 100% compliant всегда, но в то же время, да, наша инновация заключается в том, чтобы суметь найти эти пути, скажем так, сделать это все равно просто для пользователя. Касаемо, например, если посмотреть конкурентов, там, в Польше есть сайты, которые требуют просто множество consent’ов, чекбокса, т.е. мы знаем, что конкретно нужно, у нас есть уже опыт работы также с внешними советниками и мы очень много времени уделяем, скажем так, чтобы минимизировать количество кликов.

Также важно было сделать очень близкую интеграцию с партнерами, например, чтобы наша воронка выглядела очень похоже, чтобы она была четко интегрирована в дизайн, visual составляющую, т.е. именно расположение элементов, в то, как наш основной партнер это продает пользователям, т.е. по сути мы интегрированы очень близко в PayU, несмотря на то, что мы все равно разные компании. Эта работа была проведена в течение нескольких месяцев и опять же я очень доволен этой работой.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как вы замеряли рост конверсии? Вы замеряли его недельно по спринтам или же вы делали A/B тесты и считали стат. достоверность конкретных изменений?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, у нас есть разные метрики, т.е. как бы мы пользуемся Tableau, QlikView для составления разных репортов, у нас есть Daily Report, который мы отправляем также партнерам, внутри компании есть доступ к этим данным. Грубо говоря, да, понедельно мы очень следим над этим. Ну и, по сути, мы реагируем также, если что-то происходит конкретно в конкретный день и потом мониторим.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи, насколько много времени вы уделяли мобильному опыту пользователя?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Мобильный всегда, т.е. опять же, зависит от рынка, но примерно от 30…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я просто знаю, что в Индии это совсем другие цифры, чем в Европе.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, совершенно верно, т.е. в Европе это от 30 до 50 процентов у нас происходит именно займов через мобильный.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: До 50, это даже немного, мне кажется. Учитывая мобайловый Ecommerce, это где-то до 60 мне казалось, ну, во всяком случае в США, в Европе, может, чуть меньше.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: В Индии, естественно, там mobile-first, т.е. там больше 80 процентов, по-моему, насколько я помню.

И когда мы разрабатываем, мы не разделяем, вот, сначала десктоп, потом… Это всегда, скажем так, acceptance критерия для любой фичи, что она должна быть и на десктопе, и на мобайл.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но вы все равно разрабатываете вначале десктоп или идет сейчас уже вначале мобайл?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Нет, нету вначале.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Есть одновременно, что оно будет и так, и так?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, абсолютно верно. Ну, в принципе, так проще, опять же, для фронтенда, т.е. он делает, каждая фича, она должна удовлетворять как бы основные устройства.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, как быть с тем, что часть команды, которая, там, не знаю, родилась до какого-то года, у меня нет внутреннего ответа до какого это года, но мне, например, удобно все сделать на компьютере, и привычней, и быстрей, но я вижу молодое поколение, которое приходит работать ко мне в агентство, они делают полностью тестовое задание, надо скачать видео с YouTube, обрезать его, залить на YouTube, сделать описание, залить пост в WordPress, сделать рассылку в сервисе рассылок. Вот это вот все-все-все, они делают полностью с мобильного. Они говорят: «У меня ноутбук был в ремонте. Я за пару часов сделала с мобильного». И я вижу вот это вот какое-то изменение парадигмы еще людей, которые привыкли с компьютера, и большинство девелоперов привыкли дебажить с компьютера, смотреть с компьютера. Ну, да, окей, они откроют в Chrome какой-нибудь режим Responsive и будут смотреть. Но вот это поколение привыкает работать с компьютером, а на мобильном оно все по-другому.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Ты имеешь в виду конкретно именно разработка?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И разработка, и то, что люди привыкают в продукте тестировать в первую очередь на компьютере, что работают преимущественно люди с компьютеров, как мне кажется, все еще в компаниях.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Разработка у нас, да, в основном, конечно, ведется, ну, в смысле, четко лептопы, и обычно, мне кажется, это просто удобно, когда у тебя есть несколько мониторов, ты в хорошей сидячей позиции.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но не сталкиваетесь ли вы с тем, что разработчик работает на компьютере, на компьютере он пытается понять, как это будет выглядеть на мобильном, а потом на мобильном что-то вылазит?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Как я говорю, мы обязательно… т.е. каждый новый инкремент, каждую новую фичу у нас… У нас нет сначала один девайс, потом другой. Это должно удовлетворять все. Это не будет просто про’accept’ено. Например, если дизайна нету для мобильного, мы не начнем разрабатывать это.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Дизайн есть, но все равно оно не так, там, не знаю, анимация на мобильном работает не так привычно, как она…

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Это зависит, конечно, от величины проблемы, но, если тестируем, мы опять же смотрим на весь спектр основных устройств.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как вы стараетесь не забыть всякие специфичные мобайловые штуки? Например, мобильная клавиатура Mobile Input Type мало кто до сих пор использует даже среди Ecommerce. Ты очень часто, там, не знаю, код 3D-Secure при оплате, процессинге, вводишь и у тебя не подтягивается мобильная клавиатура цифровая.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Конечно, тест кейсы — это прерогатива также как бы, да, и продукта, и тестировщика, т.е. я знаю, что наши тестировщики, они схватывают это. Я конкретно видел, допустим, что сам тестировщик именно требовал вот это Mobile Input.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И у них при этом разные девайсы, потому что Индия — это же вообще очень дешевые девайсы и много разных андроидов.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, есть разные способы. Либо мы можем онлайн протестировать на разных девайсов, либо у нас, конечно, свои есть. То есть, опять же, очень важно, чтобы мы сами пользовались своими продуктами. И на самом деле в финтеке это сложно, потому что… включая, естественно, деньги, да, транзакцию… но на это делается большой упор. Мы как бы сами тестируем свои продукты. Поэтому у нас вот в каждом рынке, где мы оперируем, у нас есть свои офисы, свои люди. Если мы запускаем в Индии, то наш индийский офис очень много участвует в тестировании продукта, потому что из Германии мы не можем именно получить Production Quality. У нас целый процесс, как именно выйти на продакшн и тестировать в рынке. То же самое в Польше. Опять же, потому что каждый финтек продукт тебя… ну, ты даешь свои персональные данные, их нужно верифицировать, т.е. это время затратное.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Давай перейдем к такой личной части интервью. Ты пожил в Финляндии, пожил в Германии. Скажи, где тебе больше нравится, как оно жить в Берлине?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Берлин офигенно нравится, уже 6 лет здесь живу, т.е. мне кажется, Берлин просто потрясающий город. Здесь есть все. То, что мне нравится. Мне лично также нравится более-менее большие города, т.е. так как я родился в Харькове, т.е. не меньше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Миллиона.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да. Здесь есть классный баланс всего. С одной стороны, здесь очень много бизнеса, да. Сейчас это на подъеме, опять же, все слышали про стартап как бы сцену в Берлине.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, очень много слышал.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Есть уже успешные exit’ы, т.е. можно практически найти любой уровень технологий и как бы любой тип домена, да, продукта, т.е. есть Ecommerce, маркетплейсы, есть AI-based стартапы, может быть, еще нет такого, конечно, такого-то High Tech, Deep Tech, как можно наблюдать в Силиконовой долине, вот, по разным причинам, но капитал здесь уже наравне, как, например, с UK, т.е. как с Лондоном.

С другой стороны, он не такой напряжный, можно сказать, как Лондон, например. Он не очень… нет такого всеобщего стресса, т.е. тут принято все равно уметь, скажем так, расслабляться. Здесь просто очень много всего, что можно делать, т.е. куча парков, где провести время. Опять же, также сравнительно недорогая жизнь как для столицы, касаемо как продуктов, так и жилья.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как и для IT такого хаба.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, это просто идеально. Если, например, опять же, в Лондоне будешь платить очень много за жилье или в Америке, да, в Сан-Франциско, Нью-Йорке, то здесь это все равно дорожает, но это очень сильно отрегулировано и доступно, скажем так. То есть касаемо вот, да, зарплаты к расходам, мне кажется, здесь очень хороший баланс держится.

Ну и то, что мне очень нравится. Здесь можно встретить, опять же, людей с любой страны, т.е. любой национальности. Это такой глобальный мир в одном месте.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень большое разнообразие, как люди выглядят, там, татуировки, одежда, вот, внешний вид. Мы поездили по метро, по общественному транспорту. Очень по-разному люди одеваются.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, совершенно верно. И что нравится, что когда узнаешь Берлин, он довольно большой географически, но он разделен на некоторые части и в каждой части есть свой колорит, т.е. например, Кройсбург отличается от Пренцлауэр-Берга. Ты уже понимаешь, почему и как, вот, разные типы людей живет в разных районах. Или, например, Нойкёльн, исторически очень много там турков, но это создает такой очень классный колорит такой мини Стамбула в городе. Мне очень нравится там…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Мы сейчас в каком районе?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Это называется Западный Берлин или Ку́дамм, грубо говоря, т.е. это вот центр Западного Берлина, т.е. например… С моей точки зрения, это немножко больше как posh, т.е. более дорогой район.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, да, тут Tesla, Apple Store, Michael Kors и все остальные.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: В Восточном Берлине такого вот… это просто немножко по-другому, т.е. я живу в Восточном Берлине, я люблю сюда приезжать. Здесь, опять же, очень красивые улицы, классный дизайн, но чувствуется по-другому, чувствуется больше, может, ближе как к Парижу, как-то так. То есть это ментально как будто другой город. Но они хорошо соединены. Но я редко провожу здесь время. Хотя рядом есть район Шарлоттенбург, там очень много русских, например, живет, много также парков, исторически красивое место. В общем-то, опять же, в Берлине можно найти абсолютно все.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Такой город-разнообразие, diverse.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: И он не типично немецкий в плане, что здесь он менее строгий, например, чем… Допустим, если вот другая Германия, там можно получить… соседи будут жаловаться постоянно за какую-то неправильную парковку, здесь более спокойно в этом плане.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, ну, мы, да, мы вчера вышли после 10 вечера по микрорайону купить молока на завтрак. И я знаю Германию, Австрию, я ожидал, что сейчас все будет закрыто, что мы нигде не купим. Мы в полквартале нашли до 12 ночи работает супермаркет. Я считаю, что для Германии это достаточно демократично.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Это все равно довольно необычно, т.е. таких очень мало на самом деле, до 12, там их буквально 3 на весь Берлин. Их все равно очень мало, но… Возможно, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И это в Берлине меня удивило, потому что я ожидал, такой, «Ну, все, мы не запланировали покупку молока, надо бежать в 7 утра или в 8, когда откроется». В 500 метрах супермаркет, работающий до 12. Я знаю Германию. Такой: «Ничего себе».

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Ты спросил про другие страны. Финляндия, опять же, офигенная страна, очень красивая природа, очень классный work-life баланс. Там люди умеют, опять же, наслаждаться свободным временем. Там практически нет стресса. Все очень спокойно. Люди умеют как бы разруливать какой-то стресс. То есть у них принято действительно не спешить и в этом есть такая очень классная прелесть. Ты учишься…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Замедляться.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Скажем так, реально взять время, подумать о чем-то. Там это принято не гнать и вот эта культура, она очень-очень… т.е. ты понимаешь, что ты можешь делать вещи очень эффективно, т.е. рабочий день там 7.5 часов и там как бы поддерживается, если ты работаешь меньше, а не больше, потому что там очень упор идет на эффективность. Вот я работал там в цифровом агентстве и нас заказчики очень ценили, что мы могли очень быстро делать вещи, но очень качественные. Там очень идет упор на дизайн, на юзабилити, буквально во всем, как в публичной сфере, в городском планировании, вот на это идет упор. Мне кажется, это классная страна, опять же, для тех, кто… больше как интровертам людям, т.е. когда ты можешь…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это рай для интровертов, потому что мы путешествовали по Финляндии, там, 7 или 10 дней, прошлым летом. Шесть миллионов населения на огромной территории. Ты просто приехал на заправку, вставил карточку, там, рассчитался. Захотел кофе — рассчитался. Я вообще нигде не использовал кеш. Практически всюду self-service. Людей очень мало. Ты бродишь по какому-то национальному парку, людей вообще нет.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Ну, да, да. Для общения там не очень много возможностей, скажем так. Но в тоже время люди очень образованные. Все говорят по-английски. Финский язык очень сложный, но он практически не нужен. В Германии надо уметь хотя бы основные фразы, чтобы просто…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но немцы же хорошо знают английский.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Тут люди часто стесняются и как бы, опять же, если это доктор или в ресторан.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Или ты в банк приходишь.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Банк. Вообще можно просто не найти человека, который говорит по-английски здесь. Просто такой большой рынок, что он самодостаточен просто без английского. Вот. То есть кому как. Опять же, мне кажется, есть свои прелести, как в Финляндии, так и в Германии.

Касаемо стартапов, например, финским стартапам очень сложно, потому что рынок очень маленький. И им сложно, скажем так, получить эту критическую массу на своем рынке, да, т.е. очень много компаний они уже ориентируются, допустим, на Америку, на Европу, но для этого нужно, опять же, есть успешные кейсы, когда финны, там, переезжали в Силиконовую долину и там уже строили. А вот построить что-то с нуля в Финляндии сложно, потому что вот этот Product-Market Fit, просто недостаточно маркета для того, чтобы зацепиться. И, например, в Финляндии по сути каких-то таких, вот, после Nokia, да, продуктовых сильных компаний почти нет глобальных, да, там, Smartly, например, это Campaign Management, но очень сильно развита игровая индустрия, т.е. там целые как бы…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, у них я там видел практически на каждой заправке игровой автомат.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: И вообще вот Rovio, т.е. Angry Birds, ну, и помимо этого есть несколько своя культура.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А, ты имеешь в виду игры мобильные, компьютерные, казуальные?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, количество игровых компаний в Финляндии больше чем от процента всех компаний чем, например, в Германии, ну, в Берлине, грубо говоря. В то же время в Германии здесь очень большой рынок. Поэтому тут, как бы, будучи здесь и, например, разрабатывая продукт для немецкого рынка, тут большой рынок для того, чтобы опробовать, потому что, опять же, попробовать какую-то гипотезу, зафейлиться, есть достаточно количества опять же в любом сегменте, чтобы зацепиться и попробовать свой продукт, и потом уже выходить на похожие рынки, например, Австрия, Швейцария.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Которые тоже денежные, но не такие конкурентные.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Денежные, с таким же похожим менталитетом, таким же языком. Опять же, в Финляндии это очень специфический менталитет, специфический портрет пользователя, специфический язык. Будучи успешным в Финляндии, ты не можешь просто продукт скопипастить на другой рынок. Тебе обязательно нужно делать следующее усилие, чтобы…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Если мы говорим про регион DACH, то здесь очень сильный Ecommerce, высокий labor cost, поэтому все услуги стоят дорого, и есть хороший платежеспособный размер населения, там, сколько, 200 миллионов или больше, или около.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: В сумме меньше, но да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как здесь, там, что сейчас прет, eCommerce, mCommerce?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: В Германии, скажем так, я бы сказал, Ecommerce is not that sexy anymore, да, т.е. это был, наверное, начало 2010-х годов.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть сейчас рынок уже поделен?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Он уже стабилизирован, да. То есть если смотреть, кто получает инвестиции — это, скорее всего, не Ecommerce. Конкретно вот Mobility в Германии, ну, собственно, исторически, да, что много производителей машин, тут люди любят… есть такое вот требования от пользователей, люди хотят перемешаться быстро и демократично. Поэтому мы наблюдаем очень много в car sharing и в bike sharing, в scooter sharing и так далее, т.е. сейчас, опять же, есть несколько компаний, которые, как бы, получается, строят продукт и есть постоянные инновации на этом рынке. Это также участвуют, собственно, концерны как Deutsche Bank, постоянно экспериментируют со своими способами. Вот, FlixBus — это компания, которая, по сути, ей меньше 10 лет, это MeinFernbus была, немецкая FlixBus, они смержились пару лет назад. Сейчас это глобальный по всей Европе.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, я очень следил. Они просто сделали какую-то IT революцию на рынке автобусных перевозок.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Кстати, CTO был харьковчанин.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, Леша Колупаев. Я слушал много его выступлений, интервью. Мне очень интересно всегда его послушать.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: То есть буквально за несколько лет они выросли в глобального европейского…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: При этом на достаточно классическом рынке перевозок.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Этот рынок был не доступен до определенного года, по-моему, 2011, т.е. там просто невозможно было, там все было монополизировано Deutsche Bank, а потом этот рынок демократизировали и по сути появились игроки, и MeinFernbus, FlixBus самый успешный.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ребята воспользовались моментом.

Как ты отдыхаешь? Как ты переключаешься от работы?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Я обожаю путешествовать, люблю быть в движении, а здесь, будучи в Европе, довольно…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Легко это делать.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Легко, да, в принципе куда-то сорваться, на выходной поехать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На машине?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: По-разному, т.е. если где-то недалеко, то на машине. Ну, и, конечно, на самолете. И также я очень люблю пользоваться также публичным транспортом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Недалеко — это сколько?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Я не люблю длинные переезды, там, на 6-7 часов. Это для меня даже длинные.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: 6-7 часов.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: 2-3 часа, да, например, но так же очень доступно поехать в Прагу на поезде или на автобусе.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: 6-7 часов — это сколько по европейским дорогам? 700 километров?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: До Мюнхена можно доехать. Расстояние Берлин — Мюнхен, Берлин — Штутгарт. Но настолько развит публичный транспорт, что просто удобнее намного даже сейчас, скажем так. Вот это как бы основное. И, как я говорил, просто в Берлине иногда очень классно ничего не планировать, например, на выходной, и ты просто само собой что-то получается. Можно встретиться с кем-то, потом как бы придумать, что дальше делать. Если хорошая погода, то, например, я занимаюсь каякингом. Мы делаем какие-то велосипедные прогулки. Сейчас стараюсь регулярно играть в сквош, волейбол. Есть группы в WhatsApp, в которых можно просто записаться.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Найти новых знакомых.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Там постоянно забивается время конкретное и ты просто можешь прийти, поучаствовать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это все больше такие групповые, да, получается в твоем случае?

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Да, у нас есть, например, сквош группа русскоговорящих айтишников. Мы всегда играем по воскресеньям в 18 вечера. Для нас это уже стало такой традицией. Ну и, естественно, потом собираемся на пиво. Это основное, как бы, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Спасибо большое, что поделился опытом.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Спасибо.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Спасибо, дорогой зритель, что досмотрел/дослушал, подписывайся на канал, жми лайк и пиши комментарий. До новых встреч. Пока, пока.

КОНСТАНТИН ЗАГАЙНОВ: Счастливо.

Читай также:

Кто делает подкасты о бизнесе на русском языке и сколько они приносят

11 октября 2017 Секрет Фирмы

Как делать подкасты — опыт Романа Рыбальченко c кейсом «Продуктивный Роман»

15 декабря 2017 AIN.ua

Роман Рыбальченко о 7 факторах стресса и как с ними бороться

27 июля 2017 Лайфхакер

Кейс читателя: Почему мы потеряли клиента, несмотря на успешное продвижение его интернет-магазина

19 мая 2015 vc.ru

20 лучших подкастов на тему маркетинга, рекламы и PR

13 октября 2019 Pressfeed
avatar
Вадим Ошкало
Руководитель intimo.com.ua

Cистемность — это «религия» Романа. Так что работая с Roman.ua Вам прийдется её принять и получить все вытекающие бонусы.

Все отзывы 82

Мы помогли более 200 Клиентам. Слово «Клиент» мы всегда пишем с большой буквы.

  • Macphun
  • Intimo
  • Prom.ua
  • Autoportal.com
  • Київстар
  • Kingston
  • SemRush
  • Dobovo
Работаем удаленно и в офисе в Киеве.

Любим путешествовать и увеличиваем продажи Клиентам по всему миру.