, обновлено — 20 августа 2018 49 мин на прочтение

ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН #6 Владимир Безлюдный и Дмитрий Малахов, Dobovo.com: как использовать таск-менеджер для всей компании и ежедневную отчетность?

Шестой выпуск подкаста ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН. В гостях — Владимир Безлюдный и Дмитрий Малахов. Эти ребята представляют проект Dobovo.com (сервис бронирования жилья для посуточной аренды). О чем говорили в выпуске:

  • Построение системы бизнес процессов
  • Опыт работы с индусами, оптимальный размер inhouse IT-команды
  • Умение заметить возможности и воспользоваться ими
  • Отчетность внутри компании Dobovo
  • Как и зачем использовать менеджер задач во всей работе?
  • Оптимизация работы с языковыми версиями сайта Dobovo.com
  • Фишки тревела: когда лучше резервировать и как получить хорошие цены?

Слушай выпуск!

Подписывайся на подкаст ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН на SoundCloud и iTunes.
Ставь 5⭐  на iTunes. Оставляй комментарии.

Бонус-материалы от Dobovo.com

Примеры задач из таск-менеджера (по клику — большой скриншот):

Примеры ежедневных отчётов Dobovo:

Расшифровка подкаста

Роман РЫБАЛЬЧЕНКО: Раз, раз, раз.
Владимир БЕЗЛЮДНЫЙ: Я тебя нормально слышу. Эээ… ты мне громкость увеличил.
Роман РЫБАЛЬЧЕНКО: Извини.
Дмитрий МАЛАХОВ: Да. Роман, давай наши…
Владимир БЕЗЛЮДНЫЙ: Не трогай наши пиптики.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Всё готов?
Владимир БЕЗЛЮДНЫЙ: Уже записывается?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Да.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Про пиптики, пожалуйста, вырежешь потом?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Про пиптики пропикайте.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: А сербанье чая будет слышно?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: В сторону сербай.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: В сторону?
Дмитрий МАЛАХОВ: На самом деле слышно было очень хорошо.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Было очень слышно.
Дмитрий МАЛАХОВ: Да.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Ну, давайте.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Так, окей.
Д. МАЛАХОВ:! Пришли…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Так, дайте мне хотя бы вступление сказать.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Ты, давай, женским голосом: «ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН».
Д. МАЛАХОВ: Так, Вова, время.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Что время? Продлевать?
Д. МАЛАХОВ: Отработали и ушли.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Уже уходить пора?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Этот выпуск будет самым классным… вырезанные сцены, знаешь, как после фильма.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Всем привет. Это шестой выпуск подкаста «ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН» и я пользуясь своим служебным положением пригласил двух прекрасных мужчин, по совместительству наших клиентов — Это Вова Безлюдный и Дмитрий Малахов. Они представляют проект Dobovo.com. Привет, ребята.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Привет, привет.
Д. МАЛАХОВ: Привет, Роман. Спасибо за приглашение.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Ой, как ты серьезно прям.
Д. МАЛАХОВ: Да, я настроен очень серьезно, буду говорить о том, как мы 6 лет стараемся сделать классный продукт, и о том, что нам еще надо сделать и, конечно же, о нашем с тобой сотрудничестве.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: И даже об этом? Это для меня сюрприз, потому что я это не готовил.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Оказывается, не Рома будет задавать вопросы.
Д. МАЛАХОВ: Готовься, тебе тоже придется отвечать.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Отвечать.

История создания сервиса Dobovo.com

Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушайте, ну, клёво. Нашим слушателям будет интересно, я уверен. Dobovo — это сервис посуточной аренды квартир преимущественно. Я прав?
Д. МАЛАХОВ: Сервис бронирования точнее.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Бронирования. Расскажите, сколько сейчас человек работают в проекте и сколько денег он приносит?
Д. МАЛАХОВ: Два хороших вопроса. Оба такие очень в точку. Сейчас подумаю как так ответить, чтобы…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Чтобы не ответить.
Д. МАЛАХОВ: …не всё было понятно. Начнем с того, сколько людей работает. Когда-то 6 лет назад работала одна хрупкая девочка. Звали её Юля. Фамилия — Фостер. С нее всё начиналось. На сегодняшний день это полноценная компания с отделами и количество сотрудников превысило планку 50. Что проект зарабатывает? Наверное, мы здесь не будем тратить время на обсуждение каких-то цифр. Скажем лишь, что 2016 год был для нас довольно-таки успешным. Мы первые полгода хорошо и уверенно росли и увидели, что…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: И выросли.
Д. МАЛАХОВ: Да. И увидели, что нам надо продолжать идти вперед, не останавливаться. Поэтому говорить о том, что в проекте есть деньги, можно, вот. Но мы никогда не скрывали, что любые прибыли, которые мы видели, мы реинвестировали, поэтому проект как был, так и остается масштабируемым. Мы не ставили никогда задачу пытаться на нем заработать, так что здесь будем говорить откровенно — все деньги, какие видит этот проект, остаются в нем.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял, но нашим слушателям, кто особенно не настолько в теме бронирования, хотя бы порядок масштабов было бы, наверное, интересно узнать, может быть, количество бронирований, количество квартир, ну, хоть какие-то косвенные цифры, по которым они могут понять, насколько это вообще крупный проект.
Д. МАЛАХОВ: Количество квартир. Давайте начнем с простой сущности, которая является одним из основных наших показателей. На сегодняшний день эта цифра 13000. Основную часть составляют топовые города — Киев, Львов, Одесса, и два менее топовых — Днепр и Харьков. Остальные же города для нас, как и для всей Украины, менее популярны. Если мы говорим о… Роман, напомни второй вопрос.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Количество бронирований.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты так долго отвечаешь. Это был короткий вопрос самый.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Тут же забыл.
Д. МАЛАХОВ: Количество бронирований. Цифра эта меняется в зависимости от сезона, т.е. мы достигли планки почти 5000 на пике середины 2016 года и сейчас стараемся эту планку держать. К зимнему периоду она просела, но мы ждем тепло, ждем весну и уверены, что в начале 2017 мы пробьем этот рубеж и пойдем дальше.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это 5000 бронирований в день?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Если бы.
Д. МАЛАХОВ: Если бы это было в день, мы бы тебя пригласили в свою студию во Флориде.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: В месяц?
Д. МАЛАХОВ: В месяц, да.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: В месяц, но ты имеешь в виду уже не заявки, а выполненные бронирование?
Д. МАЛАХОВ: Да, я говорю про подтвержденное бронирование. Я думаю, что те заказы, которые не подтвердились, или корзина была не выкуплена клиентом, или товара не было в наличии, всё это не интересно, т.е. интересует непосредственно то значение, которое мы монетизировали.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Хорошо. Спасибо, что уточнил для слушателей, потому что 5000 в день и 5000 в месяц — это безусловно разные цифры. Скажите, пожалуйста, да, решайте, кто из вас об этом расскажет, как вы начинали бизнес? Я читал чуть-чуть. Я сразу уже нашим слушателям скажу, что в нескольких интервью есть разные, можем так сказать, разные взгляды на это. Расскажите, откуда это всё пошло?

Booking.com только-только зашел вообще на рынок Украины и они даже не знали, что в нашей стране есть такое огромное количество жилья посуточно, поэтому ниша была ничем не заполнена.

Д. МАЛАХОВ: Как мы начинали. Если б можно было вернуть то время, мы бы подумали и многие вещи сделали по другому, сразу. Я об этом скажу твоим слушателям, потому что мы начинали этот проект ни как проект, ни как бизнес, для нас это было больше хобби. Было какое-то свободное время от основного бизнеса и мы решили его потратить с какой-то пользой. Мы видели, что есть такая ниша на рынке аренды посуточно. В основном на тот момент были какие-то оффлайновые агентства. Единственный онлайн сервис Booking.com только-только зашел вообще на рынок Украины и они даже не знали, что в нашей стране есть такое огромное количество жилья посуточно, поэтому ниша была ничем не заполнена. Продукт, который мы стартанули, довольно-таки был сырой. Изначально мы решили сэкономить на софте, и Володя, мой партнер, скажем так, нашел на мировом рынке…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Индусов.
Д. МАЛАХОВ: Да, самых дешевых кодеров — это индусов. Володя, расскажи как это было.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Вова, чем ты думал? Я просто читал интервью, что это…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Это сотрудничество с индусами продлилось недолго. Слава богу, мы вовремя осознали, что это не совсем тот уровень, который нужен для разработки какого-то промышленного софта, т.е. индусы, они годятся, наверное… вот такое сотрудничество с фрилансерами-индусами годится для каких-то мелких задач, где четко поставленное ТЗ и тебе все равно, что там будет внутри в конце, как они это сделают. А если речь идет о том, что тебе придется потом это всё масштабировать и…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: И поддерживать, да?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: …и поддерживать, и чтобы оно было готово к каким-то более или менее адекватным нагрузкам, то ни о каких индусах не может быть и речи, по крайней мере тогда, я не могу говорить, может быть, они сейчас уже вышли на качественно другой уровень.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Но тогда это был для вас неудачный опыт?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Тогда это был неудачный опыт, но вместе с этим они что-то таки да сделали.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Вы использовали или используете до сих пор, может быть, часть их наработок, или всё уже переписано с нуля?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Всё уже переписано с нуля, но тогда мы использовали, т.е. MVP, там, да, он был примерно на 1/3 написан индусами. Сотрудничество продлилось недолго. Мы потом просто взяли здесь локального разработчика, даже нескольких, и начали это всё делать немножко более профессионально.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Но вы взяли уже людей в штат, да?
Д. МАЛАХОВ: Да, верно. Мы сформировали такой небольшой IT-отдел, и когда у нас уверенно были люди в штате, тогда уже мы понимали, что можем планировать полностью свою работу и получать какой-то понятный промышленный код.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Вова, а я вот читал, что ты был программистом?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Был.
Д. МАЛАХОВ: Почему был? Есть.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Есть. Вот на тех порах, когда ты выбрал индусов, вы уже тогда… ты писал сам код или ты уже не писал сам код? Как это было?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Ты знаешь, если честно я уже этого точно не вспомню. Dobovo, по-моему, я практически не писал. У меня был другой проект, в котором я был задействован основное время в качестве разработчика основного.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть до этого ты работал в найме просто программистом, да?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Нет. В найме я не работал практически никогда.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Ага.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Но Dobovo просто, как Д. МАЛАХОВ: говорит, это было больше хобби, и поэтому мне… понимаешь, код, который там нужно было писать, он был тупой, поэтому…
Д. МАЛАХОВ: Простой, Володя.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Нужен был кодинг.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Если говорить программерским языком, то говнокодить я уже к тому моменту не хотел, а там нужно было именно гнать тупой функционал, гнать код, тупо сидеть и педалить, как говорится. Поэтому мне это было уже далеко неинтересно и именно исходя из этого мы решили взять сначала индусов, потом in-house. Когда у нас был in-house уже IT-отдел и мы именно гнали код, то это было, по-моему, 5 программистов и 2 тестировщика.
Д. МАЛАХОВ: Да. Верно.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: То есть это был довольно-таки большой IT-отдел, как для продуктовой компании небольшой. И когда мы уже этот код нагнали, когда уже речь встала о его оптимизации и рефакторинге, и так далее, вот тогда мы уже пришли к тому, что нам нужен, во-первых, в этот проект довольно серьезный Senior, и немножко реструктурировали этот IT-отдел. На данный момент в нем 2 всего лишь программиста и 2 тестировщика. Один из программеров — это Senior архитектор, который в принципе поддерживает и разрабатывает стратегию развития этого кода.
Д. МАЛАХОВ: Дело в том, что у нас получилась такая яма. У нас был большой IT-отдел, но мы совсем не уделили время дизайну, юзабилити и так далее. Получилось… не востребован был этот IT-отдел, потому что большое количество другой работы просто не было сделано. И вот на сегодняшний день вот это вот соотношение того меньшего состава к тем задачам, ну, я считаю, у нас просто идеальное.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть у вас было больше людей, чем вы могли им дать задач, да, и были как это… узкие горлышки на других этапах?
Д. МАЛАХОВ: Да, всё верно. Мы не успевали сделать тот же дизайн сайта с теми же… тут тоже, допустим… ту же мобильную версию… те оболочки, к которым IT не имеет никакого отношения, т.е. эти оболочки… разрабатываются прототипы, потом…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Дизайн, верстка.
Д. МАЛАХОВ: …дизайн, верстка и так далее. Для этого всего IT-отдел не нужен был, а в виду того, что все эти задачи выполнялись очень медленно, IT-отдел сам начинал что-то верстать и так далее, это было нерационально. Люди, которые могут писать хороший код, занимались не той работой.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть люди, которые могут заниматься back-end программированием со сложной логикой, в итоге начинали брать на себя front-end функции или…
Д. МАЛАХОВ: Гуглить картинки какие-то, в Фотошопе редактить. Мы это видели и, конечно же, нас это не радовало, но на тот момент главное было время. Нам главное было получить какой-то работающий механизм, скажем так, рабочую лошадку, которая бы могла уже от А до Я выполнять все процессы, заложенные в проекте.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто, что вы делитесь этим опытом и не стесняетесь его, потому что часто в интервью — «У нас всё было круто. У нас всё росло». А тут и индусы были, и было слишком много ресурсов программистов, да, которые не успевали другие отделы, и в итоге сейчас ужали это, но ребята справляются и оптимальный баланс.
Д. МАЛАХОВ: Да.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Откуда вы брали первоначальные инвестиции? Потому что ну как бы многие, наверное, кто нас слушает и думает… Ребята тут переглядываются — кто же будет на этот вопрос отвечать.
Д. МАЛАХОВ: Как мы потратили денежки дяди Сёмы, Сэма.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Сколько денег ты принес.
Д. МАЛАХОВ: Скажем так, мы ему еще ничего не отдали. Да, есть эта информация во всех интервью, которые мы давали и продолжаем давать, не скрываем эту информацию. У нас есть второй бизнес — это Partner Guest House, очень простой и понятный, в котором мы делаем сервис непосредственно размещения гостей в центре Киева, и этот бизнес стабильно приносит доход, вот инвестор проекта Dobovo. Можно также сказать, что деньги, которые заходили в проект, они опять же в зависимости от того, какая часть была денег, вот по разному мы их тратили, но основной инвестор — это вот наш второй бизнес, бизнес модель которого построена так, что там просто нет никаких убытков — это не стартап, это простой бизнес, который дает небольшой, но стабильный доход.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Здесь должна быть вставочка, да, на правах рекламы: «Partner Guest House. Сними квартиры посуточно в центре…».
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Только на английском, наверное, да.
Д. МАЛАХОВ: Да, если вы приезжаете в Киев и вам надо качественное жилье, поверьте, мы знаем (как-то).
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень интересно то, что вы получается… Партнерc — это как бы квартиры, которые, там, в основном в Киеве, которые снимают чаще всего, наверное, люди из-за границы.
Д. МАЛАХОВ: Аудитория пересекается. Мы не мерили. Здесь камень в огород Романа и компании найдется. Найдется время, померяйте точно аудиторию Партнера, но однозначно там большая часть — это локально Украина, потом всё те же турки и так далее. Но нерезидентов в Партнере больше, чем в Dobovo, это очевидно.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Ну, Рома с… я не помню, когда этот был переломный момент, но где-то, наверное, с 2014 года, т.е. до 2014 года было, можно сказать, что больше нерезидентов.
Д. МАЛАХОВ: Четырнадцатый…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Когда этот был переломный момент, не помнишь?
Д. МАЛАХОВ: Да нет, Володя, раньше.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Или еще раньше, да?
Д. МАЛАХОВ: Я бы сказал, что 2008.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: 2008?
Д. МАЛАХОВ: Да, т.е. вот 2008, август, когда мировой кризис пришел к нам, наконец-то, спасибо большое, вот, до того момента действительно не то, чтобы на рынке туризма было большое количество нерезидентов, просто мы на них ориентировались, а когда мы начали расти такими уверенными масштабами, конечно, нам просто не хватало этих нерезидентов и мы переключились на локальную аудиторию.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да и их стало меньше, т.е. когда мы вообще начинали этот весь бизнес с посуточной арендой, это был где-то 2003 или 2004 год, то тогда понятно, что даже первый сайт, который мы сделали, он был только на английском языке.
Д. МАЛАХОВ: Сейчас это, наверное, смешно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Это вот это вот Ukraine Apartments, да?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да, uaapartments.com. Он был исключительно на английском языке и мы тогда среди вот этого рынка посуточной аренды в Киеве первыми стали принимать онлайн карты. Понятно, что у нас еще мерчантов не было таких, как сейчас, ну, которые позволяют принимать карты онлайн, т.е. мы тогда воспользовались PayPal, имея некоторые бизнес, партнерские связи с ребятами из Штатов.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто. Это, наверное, для тех времен для Украины это был прям прорыв?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Конечно. Исключительно из-за этого, как понимаешь, мы и получили эту аудиторию нерезидентов, которые увидели PayPal, что сайт в Украине принимает PayPal, значит, ему можно доверять и так далее. На тот момент в 2003-2004 году это было, в принципе, для нас здесь в Украине очень позитивно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы возвращаемся. Мы закончили на PayPal и на том, что по сути вы видели возможности, т.е. первая возможность была то, чтобы начать принимать удобно, комфортно оплаты от западных гостей здесь в Украине. Это был UA Apartments. Потом, я так понимаю, потом у вас появился Partner Guest House, который уже… т.е. вы пошли сначала реклама на запад, потом уже инвентарь здесь, а потом в какой-то момент вы поняли, что инвентарь здесь, он понятный, конечный и работает, и начали развивать новые направления, т.е. не только свой инвентарь, но еще инвентарь партнеров и модель маркетплейса.
Д. МАЛАХОВ: Всё верно. Везде, где мы видели ниши, везде, где мы видели, что можно сделать лучше, мы брали и делали. Вот если брать Партнер, так вот первый апартмент, который мы с нашим инвестором купили вместе, мы сразу же отремонтировали эту квартиру, сделали там очень интересный интерьер. На тот момент уже можно было купить IKEA мебель и это было просто безбашенно красиво. На сегодняшний день мы уже пришли к формату, когда IKEA — это cheap и неинтересно. На лет 10-12 назад это…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Это был скандинавский стиль, да?
Д. МАЛАХОВ: Да. На постсоветском пространстве это было круто. Мы увидели, что огромное количество жилья, которое сдается, оно просто унылое, некрасивое и так далее, и понимали, что если брать и ремонтировать, и делать интересные новые апартменты, то можно на этом рынке давать лучший сервис, что мы, собственно говоря, и делаем по сей день, и в этом, наверное, один из успехов Партнера. А UA Apartments, насколько вы все понимаете, должен был когда-то закончить своё существование.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Вот тут надо, чтобы ты детализировал, почему это все понимают.
Д. МАЛАХОВ: О это да, это…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Что такое было UA Apartments?
Д. МАЛАХОВ: Что такое было UA Apartments. Это была корова, которая приносила деньги и давала очень много головной боли. Когда вы размещаете клиентов в квартире, в которой вы никогда не были, а он вам звонит и говорит, что у него закончилась горячая вода, и он не знает, как подключиться к интернету. Вы тоже всех этих моментов не знаете и знать не можете, потому что всё, что вы сделали, это к цене владельца добавили своих каких-то там 10-15 долларов и просто пересдали этот апартмент. Сервис был на уровне плинтуса, т.е. сервиса не было. Конечно, мы понимали, что это примитивное зарабатывание денег должно когда-то закончиться, потому что всё, что не генерит качественный контент и хороший сервис, рано или поздно умрет, вот. Было сложно принять это решение, потому что, скажем так, корова еще была жива и приносила деньги, и надо было…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Надо было перераспределить ресурсы, да?
Д. МАЛАХОВ: Да, перераспределить ресурсы и сказать всё, вот мы эту корову наконец-то на…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: На мясо.
Д. МАЛАХОВ: На мясо, да, сколько бы ее там не осталось и хватит ее кормить. И я вот, как сейчас, помню тот вечер. Я ехал, как привычно было для меня и в то время, где-то уже почти в 12 ночи и думал: а зачем всё это? То есть к чему это примитивное зарабатывание денег, которое не дает никаких перспектив, вот. Набрал Володю и мы на тот момент, ну, Вова всегда поддерживал меня в таких вопросах, т.е. «Всё, давай закрывать UA Apartments, он никому не нужен».
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Не то, чтобы никому не нужен, но он приносил больше негатива, чем удовольствия от работы с ним.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: В итоге вы… получается, что он был каталогом, да, где вы ни за что не отвечаете, просто берете как посредники деньги и передаете их дальше? В итоге вы сделали, можно сказать, такой небольшой шаг назад. Если вы не можете контролировать чужой продукт, занялись своим инвентарем, а потом все равно вернулись к тому, чтобы сдавать, но уже как маркетплейс с контролем.
Д. МАЛАХОВ: Всё верно. Да.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да, но мы не сдаем, т.е. к этому мы уже не вернулись, слава богу. Dobovo — это маркетплейс и мы опять же… сам Dobovo не отвечает за качество сервиса, предоставляемое владельцем, этого уже нет.

Контроль качетсва маркетплейса бронирования

Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Но у вас уже есть инструменты, чтобы помочь пользователю выбрать правильно и чтобы контролировать качество.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Естественно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Расскажи, какие?
Д. МАЛАХОВ: Это понятные всем инструменты на этом рынке — это рейтинг, отзывы, то, о чем мы везде говорим и пишем, и я бы хотел вот еще раз все-таки сказать, что… почему именно система бронирования. Действительно, мы решили создать продукт, в котором понятно будет за что мы несем ответственность и где заканчивается наш сервис, и наоборот — где наш сервис просто быть не может — это непосредственно размещение, где мы говорим, что есть вот такой Иванов Иван Иванович, посмотрите, у него есть рейтинг размещения, рейтинг предоставления жилья, и насколько вы можете разобраться в отзывах о его жилье, настолько вам, наверное, будет легко принимать решение останавливаться у этого владельца или нет.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Но рейтинг и отзывы — это то, что видит конечный пользователь. Как вы причесываете внутри? Это достаточно дикий рынок, насколько я знаю, как со стороны тех, кто снимает, так и со стороны тех, кто сдает, да, когда выносят телевизоры завернутые в одеяла, когда нету горячей воды или тебя…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Откуда ты это знаешь, Рома?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Кто-то мне рассказывал.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Сколько телевизоров ты уже вынес?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Кто-то мне рассказывал, вот… один мой друг. И как вы причесываете этот рынок? Потому что, ну, вы люди, которые понимают, что ремонт в квартире должен быть без гобеленов, скорее всего, без джакузи, качественный, что услуги должны оказываться хорошо и, если вы даже берете свою комиссию, подрядчик должен работать хорошо. Что происходит внутри, что позволяет вам причесывать, формализовать и делать этот рынок понятным, как для украинца, так для турка или американца?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Мы, как система бронирования, понимаешь, можем оперировать только ограниченным количеством данных — те данные, которые мы собственно получаем и собираем в процессе существования аккаунта владельца у нас в системе, т.е. как только владелец регистрируется, добавляет свою квартиру, ему назначается определенный рейтинг, сразу скажу, что в принципе он довольно высокий, для того, чтобы дать возможность этому владельцу попробовать себя и свои силы в системе бронирования, чтобы он получил первые брони и система посмотрела на то, как он работает с клиентами, какой сервис он предоставляет. Собственно от этого начинает стартовать довольно много параметров, которые потом участвуют в ранжировании результатов поиска. Их на данный момент около 12 или 13. Ну, так чтобы было понятно, скажу несколько из них, которые я однозначно помню, это элементарно — количество бронирований, количество отмен этих бронирований, естественно отзывы, естественно средний рейтинг и по этим отзывам, а дальше уже идут какие-то нюансы, например, как часто он заходит в кабинет владельца, как часто он обновляет график наличия, как быстро он реагирует на запросы от пользователей, как быстро он отвечает на их сообщения, и так далее и тому подобное. И вот исходя из этих всех совокупных факторов мы только на основании их и можем предполагать, какой уровень сервиса предоставляет этот владелец. Соответственно здесь элементарные правила работают, что если он хорошо работает в своей сфере, да, и предоставляет хороший сервис, он получает хороший отзыв.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Делай хорошо, будет хорошо.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: В каких случаях вы отказываете владельцам в размещении? Есть ли у вас какая-то процедура или проверка, по которой вы понимаете, что этого владельца вы не размешаете, или потом по мере работы отключаете от системы?

Мы баним владельцев. Если они отменяют подтвержденный заказ, да, то это практически наверняка будет бан либо на какое-то время, либо навсегда, потому что это самое страшное, что может сделать владелец с точки зрения сервиса размещения.

В. БЕЗЛЮДНЫЙ: У нас есть, не скажу, отдел, но некая система, и в ней участвует и ручная работа — отдел контроля фейков и качества. Действительно, этот рынок, как ты говоришь, он дикий до сих пор, к сожалению, и поэтому зачастую действительно регистрируются даже фейки, и регистрируются для того, чтобы проводить какие-то мошеннические операции. Да, это всё есть, но сейчас мы уже имеем такой колоссальный опыт. У нас было несколько ситуаций с огромными потерями, скажем так на этом фроде и на мошенничестве, что мы в принципе выработали систему защиты от этого всего такую, что сейчас свели практически к нулю показатель мошенничества в нашей системе.
А насчет каких-то рычагов давления на владельцев, да, можно сказать, что у нас есть. Мы баним владельцев. Если они отменяют подтвержденный заказ, да, то это практически наверняка будет бан либо на какое-то время, либо навсегда, потому что это самое страшное, что может сделать владелец с точки зрения сервиса размещения, да, когда ты забронировал, оплатил, приехал во Львов, стоишь, а тебе владелец говорит: «Иди…».
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Ищи дальше.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да, можно и так сказать.
Д. МАЛАХОВ: В данном случае включается в работу сервис Dobovo, который берет на себя обязательство подобрать альтернативное жилье. Мы вот с середины 2016 года поставили задачу любым способом разместить того гостя, которому отменили проживание, и предоставить ему лучшее жилье, если он попал вот в такую ситуацию.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Отлично. Как вы решаете… вот, у вас есть внутри Dobovo заведены тоже листинги Партнерса, нету вот этого вот постоянного конфликта интересов между тем показать себя выше или показать партнера, тем более, что свое качество вы-то знаете?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Тут у Димы, наверное, раздвоение личности, как всегда.
Д. МАЛАХОВ: Да. Так как я управляю и одним и вторым сервисом, конечно, очень часто приходиться…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Переключать рубильник в голове.
Д. МАЛАХОВ: Переключать, да, рубильник в голове, спасибо.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Сейчас я директор Dobovo, бац, а сейчас я директор Partner Guest House.
Д. МАЛАХОВ: Жизнь и проект показали следующие данные. Бронирование квартир Partner Guest House с каждым годом, ну, можно сказать с каждым месяцем или с каждым годом, всё меньше и меньше.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Ну, доля, ты имеешь в виду.
Д. МАЛАХОВ: Доля, да.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Доля бронирования Partner Guest House, да, если говорить о Киеве в Dobovo.
Д. МАЛАХОВ: Я даже так могу сказать — если завтра Partner Guest House не будет размещаться в Dobovo, то продажи упадут процентов на 15-20, но Партнер по-прежнему будет хорошо работать.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Или перераспределятся, возможно.
Д. МАЛАХОВ: Перераспределятся, да, да. Вот за 2016 год, мы сюда ехали, Володя в уме считал, Партнер вырос на 20%, а доля бронирования Партнера в Dobovo за весь 2016 год не выросла ни на гривну, т.е. вот как было там на сумму X, так на эту же сумму и осталось.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть по сути сейчас Партнерс растет вне Dobovo, и Dobovo даже… ну как это… ну не то, что зависит или уменьшает свою зависимость, потому что из того, что вы назвали, я не вижу, что там Dobovo будет как-то зависеть от того, что… ну, крупный, скажем так, партнер, но не критичен.
Д. МАЛАХОВ: Да, крупный, но далеко не… И, конечно же, мы понимаем, что Партнерс сделал свое дело для Dobovo на старте, да, когда дал по заниженным будем даже говорить ценам хорошее размещение. Сейчас это уже совсем не надо. Мы выполняем паритет цен. Здесь я говорю «мы», как управляющий Partner Guest House, т.е. вы, если начнете сравнивать, то в любой системе бронирования, с которой работает Партнер, вы увидите одну и ту же стоимость. Поэтому Партнер доступен где угодно по той же цене и в Dobovo не имеет никаких привилегий. Более того выдача, которая была здесь… открою небольшую тайну… в своей время мы, конечно, выдачу Партнер очень форсировали, т.е. независимо от всех тех 12 факторов Партнер выдавался первым. Мы это где-то год назад или больше поломали.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Больше.
Д. МАЛАХОВ: Больше. И теперь Партнер — это такой же равноценный игрок, как и все остальные, которые ранжируются точно так, как и все остальные владельцы.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да, единственная привилегия, которая у него осталась — это то количество бронирований, сумасшедшее можно сказать…
Д. МАЛАХОВ: И отзывов.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: …и отзывов, да, которые он поручил на старте в Dobovo, и можно сказать, что эти отзывы очень хорошие, поэтому исключительно из-за этого он находится выше большинства.
Д. МАЛАХОВ: Более того мы, когда увидели вот это большое, огромное, окей, Володя, количество отзывов, мы, здесь я говорю, как управляющий Partner Guest House, решили…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Контролируемая шизофрения в подкасте «ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН».
Д. МАЛАХОВ: …имплементировать их на сайт Партнера, и на сегодняшний день, если заходить на родной сайт partnerguesthouse.com, там все эти отзывы доступны. Тут, наверное, возникнет у слушателя вопрос: «Слушайте, ребята, это ж оба ваших продукта. А нет у вас мысли удалить какой-то отзыв с 4 из 10 со страшными, плохими комментариями, было грязно и бегали тараканы?» Отвечаю: Нет. Можете поискать, вы найдете этот хлам. Мы его специально не трогаем. Мы считаем, что всё, что в свое время где-то мы делали не так, оно должно остаться. Есть для этого ответы на отзывы. Мы детально расписали, что мы сделали, как мы изменились, и на сегодняшний день полностью зеркальное отображение всей информации из Dobovo по отзывам присутствует на сайте Партнера, что непосредственно гостям Партнера помогает легче ориентироваться при выборе…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: В качестве объекта.
Д. МАЛАХОВ: Да, верно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: У нас в одном из прошлых выпусков был Иван Портной из Prom.ua. У них есть хорошее исследование, которое показывает, что когда у тебя 100% хороших отзывов, это чуть-чуть снижает конверсию, чем если у тебя их 95%.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы возвращаемся. Мы снова в студии. И снова рядом со мной Дмитрий Малахов, CEO Partner Guest House и Dobovo.com, и Владимир Безлюдный, CTO… CTO, не знаю, в Партнерс ты тоже CTO, да?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Можно и так сказать.
Д. МАЛАХОВ: Куда он денется?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Куда он уйдет с этой подводной лодки?
Д. МАЛАХОВ: Кто-то же должен поднимать голову, когда всё пропало.

Слева направо: Владимир Безлюдный, Дмитрий Малахов и Роман Рыбальченко

Оптимизация работы с языковыми версиями сайта

Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: У вас на сайте Dobovo по состоянию на сейчас 5 языков. Партнерс тоже переведен, я сейчас по памяти…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Шесть.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, пять или шесть языков, наверное, один у меня сейчас выбран. Как вы поддерживаете эту локализацию? Эта локализация сайта, call-центра, коммуникаций?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Есть три главных языка — это русский, украинский и английский, и есть три второстепенных. Так вот три главных, они поддерживаются ежедневно, ну, с добавлением практически каждого объекта, он должен быть переведен на эти три языка, исключений быть не может. И есть три второстепенных, которые поддерживаются, можно сказать, раз в полгода, т.е. методом найма каких-то сторонних переводчиков и так далее, но скажу сразу, что мы уже эти три второстепенных языка практически перестали поддерживать, и на данный момент я пока что даже не вижу смысла в них как таковых, но мы эту тему на самом деле не поднимали еще в команде. Возможно, ее рано или поздно нужно будет поднять и подумать над тем, сделать ли эту локализацию какой-то полуавтоматической, там, с использованием Google Translate и так далее, либо отказаться просто от этих трех языков, потому что пользователей, которые заходят на эти языковые версии, ничтожно маленькое число.
Д. МАЛАХОВ: И конечно же это плохо для нашей выдачи в поисковых системах, когда что-то не сделано или сделано неправильно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Когда не до конца переведена…
Д. МАЛАХОВ: Всё верно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: …есть версия, на которой выводится англоязычный контент, например?
Д. МАЛАХОВ: Да, да. Скорее всего, мы, наверное, просто откажемся от этих трех языков, потому что действительно аудитория этих языков настолько мала, меньше 1%, а если еще взять во внимание тот факт, что эти языковые группы, как правило, как-то знают английский, то тут просто надо отказаться от этого. Мы никогда не сможем в данном сегменте быть как монстры типа Booking.com, поэтому лучше где-то принять решение, что у нас этого нет и не будет, потому что это, да, действительно требует огромных ресурсов.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну и при текущем инвентаре это, наверное, действительно, бизнес неоправданно, да, большая часть инвентаря у вас сейчас все-таки в Украине, правильно?
Д. МАЛАХОВ: Да, верно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Где еще присутствует сейчас сервис?
Д. МАЛАХОВ: Мы не хотим на эту тему говорить, потому что у нас пока удачно получается всё только в Украине, и давайте, когда у нас еще где-то получится удачно, мы еще раз встретимся и на эту тему побеседуем.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Окей. Хорошо. Как вы, собственно, переводите сайт? То есть у вас самописная система или вы используете какие-либо SAAS? Как при этом это связано еще с коммуникациями, с call-центром? То есть… ну вот, вы должны с клиентом, наверное, общаться, там, на двух или на трех языках.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Здесь было несколько вопросов, да. Во-первых, как мы локализуем этот сайт. Сразу скажу, что SAAS мы не пользуемся. У нас пока что всё своё и мы вот в данный момент как раз делаем рефакторинг и разрабатываем отдельную систему переводов, потому что действительно уже система переводов, она на таком объеме данных должна работать получше, чем она у нас есть сейчас, поэтому мы приняли решение разрабатывать свой… даже можно сказать отдельный небольшой проект по системе локализации продуктов.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Сейчас это у вас хранится тремя базами?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Нет, сейчас это…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Или текст разбивается на кусочки и переводится кусочками?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Если вообще опускаться до технических деталей, то все тексты хранятся в… по файлах. Это gettext, система gettext Unix-ая, и оно все переводится в софте, который работает с этими файлами, отделом контента, заливается и компилируется уже на серверах для использования на сайте. Нижний уровень использования мы оставим gettext, но будем переводить уже, как ты сказал, SAAS, только это будет наш собственный SAAS.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Ваш внутренний SAAS.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да, потому что мы изучили рынок локализаций на самом деле, и тот объем данных, который нам нужно переводить, он стоит намного больше, чем нам стоит разработать свой собственный такой сервис.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Смотрели ли вы и нашим слушателям порекомендую, может быть, мало кто знает об этом сервисе, тоже наша украинская команда разрабатывала, Crowdin — это SAAS сервис, куда ты можешь подключить своих переводчиков, можешь подключить их переводчиков или там с третьей стороны, и она контролирует шаблоны на изменения, разбивает текст на стринги, имеет какой-то там архив, что всегда слово «Зарегистрироваться» переводим так…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Базу знаний.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Да. А здесь у нас длина вот этого поля должна быть не больше чем столько-то. Это особенно актуально для какого-нибудь немецкого языка, который очень длинный. Смотрели ли вы, общались с ними, изучали ли этот проект?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Я уже не помню конкретные названия проектов, но если они есть в Гугле, скажем так, то мы это всё изучали и вполне возможно, что Crowdin… ты знаешь, да, может… на слуху это название и мы скорее всего на них смотрели, но я еще раз повторюсь: те объемы данных, которые нам нужно переводить, ни в одном из SAAS сервисов даже нет такого плана, ну т.е. это там аля Enterprise, давайте разговаривать и так далее.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Enterprise, который будет стоить очень дорого.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Но зачем нам платить тысячу долларов, условно говоря, в месяц, если мы сможем это за 2 месяца максимум разработать. Это несложная система на самом деле. Там больше потом нужно вложить в маркетинг, чтобы ими кто-то начал пользоваться, чем это стоит разработать.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Согласен, согласен. Я ребят по-моему не в Гугл нашел, но мы их для одного проекта применяли. В любом случае, я рекомендую глянуть, как минимум для того, чтобы понять, как шаблоны сайта проще поддерживать и переводить, потому что вот эти все состояния, всплывающие окна, сообщения об ошибках, там реализованы достаточно удобно, мы для клиента внедрили.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Естественно. Когда речь идет, понимаешь, об ограниченном наборе слов для перевода, да, лейблы, вот там называется в gettext, то эти ограниченные наборы — это шаблоны сайта, это имейлы какие-то, это еще что-то, админская зона, панель партнеров и так далее, то, да, действительно, таких слов немного и можно воспользоваться какими-то существующими SAAS решениями. А когда у нас речь идет о том, что нужно переводить 20 с чем-то тысяч описаний квартир, то это количество слов, которое там есть, оно не укладывается ни в какие рамки с точки зрения SAAS.

Построение бизнес процессов

Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну да. Даже хранить их. Согласен. Вопрос, наверное, больше к Диме. У вас достаточно интересные бизнес процессы, то, что мы видели с Олей и с коллегами. У вас достаточно интересные системы отчетности. Расскажи подробней, как у вас устроены бизнес процессы, как ты их строишь, и когда ты успеваешь отвечать на все эти письма?
Д. МАЛАХОВ: Да, мне самому это на самом деле интересно.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Как это получается.
Д. МАЛАХОВ: Да, как это получается. Начну, наверное, с конца. Вот, в декабре 2016 и в начале этого месяца так сложилось в моей жизни, что я мало работал, и это был своего рода тест, как одной, так и второй компании, насколько все отлаженные бизнес процессы работают успешно. В целом я доволен. Всё работает, и действительно я иногда сам для себя даже делаю такой вывод, что в день из условно 50 вопросов у меня 45 из разряда: «Перед вами красный и зеленый круг. Мы рекомендуем вам нажать зеленый. Дмитрий, примите решение». На самом деле, действительно, 90% отчетов, которые я получаю, я даже могу себе позволить не просматривать, потому что само формирование этого отчета предполагает проделанную работу.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Расскажи нашим слушателям, как это на практике работает, чтобы они могли это применить в своих проектах и компаниях.
Д. МАЛАХОВ: Как это работает на практике. У каждого исполнителя должен быть контролер или супервайзер, называйте его как хотите, и как правило в мировой практике рекомендуется на группу из не более чем 10 исполнителей иметь уже одного контролера. Конечно же, у исполнителя есть список задач. Конечно же, список задач должен иметь какой-то норматив или план, т.е. то количество…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Можем сразу взять какой-то пример, который ты готов назвать, там, сотрудник call-центра, контент-менеджер.
Д. МАЛАХОВ: Да, давайте, оператор call-центра — это самая древняя такая у нас должность. Ведомость, по которой оператор call-центра получает зарплату, насчитывает уже более 36 месяцев, т.е. это где-то 3 года назад мы начали эту ведомость и она состояла из 2-3 столбцов. На сегодняшний день это четыре листа и в каждом листе около 25 столбцов. Но не надо этого всего пугаться. Нет ничего сложного. Просто, каждый лист отвечает за свою какую-то сферу. У нас один лист — это мотивация, там, где плюсы, и три листа — это демотивация, там, где сотрудник получает штрафы за толи неправильно выполненную работу, толи некачественно выполненную. Есть супервайзеры call-центра, которые прослушивают звонки, которые по определенным параметрам выставляют оценки. Если те оценки отрицательные, конечно же, это сказывается на его зарплате.
По мотивации. Всегда мы смотрим насколько соответствует на сегодняшний день тренд нашего развития тем задачам, которые выполняют операторы. Допустим, если с первого дня развития проекта мы ставили задачу продажи, продажи, еще раз продажи, другими словами, операторы получали деньги исключительно за формирование заказов, за выполненные заказы и так далее. Любое движение, которое оператор делал для гостя, который уже разместился, но у него есть вопросы, связанные с модификацией бронирования или отмены, никак не поощрялось. В середине 2016 года мы поломали эту систему. Я начал понимать, к сожалению, я поздно это понял, что сервис пост-продажный очень важен. Я рекомендую тем, кто до этого момента дослушал нашего интервью. Ребята, сохранить клиента одного, который приведет вам 10 новых, гораздо легче, чем потратить сумасшедшие деньги на привлечение дополнительной аудитории, поэтому цените своего клиента, носите его на руках, при обращении в call-центр понимайте, что этот звонок должен быть обслужен в первую очередь, и не надо ему три минуты прокручивать музыку, ваш звонок дорог для нас. Вот полгода как мы изменили эту систему мотиваций и на сегодняшний день многие сотрудники, не только операторы, и супервайзеры call-центра, ведущие специалисты, которые контролируют работу, все заинтересованы в пост-продажном сервисе.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: У оператора call-центра есть одна страница, где он получает какие-то там бонусы или зарплату…
Д. МАЛАХОВ: Да.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: …три страницы, где он получает штрафы.
Д. МАЛАХОВ: Да.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Примеры? Примеры? Какое поведение вы сейчас стимулируете и как вы это отслеживаете, и что отслеживает супервайзер?
Д. МАЛАХОВ: В основу, конечно, мы положили банальный факт, банальную сущность — это время в разговоре. Наверное, сложно будет сказать, что оператор call-центра должен получать зарплату, не разговаривая с клиентом. т.е. это номер один. Дальше — продажи. Все-таки мы их не убрали, но продажи, оформленные по телефону, т.е. там, где оператор по телефону оформляет заказ, он получает определенную плюшку. Потом — качество разговора. Опять же, не буду возвращаться, есть определенный ряд параметров, по которым разговор оценивает супервайзер call-центра и если это качество стремится к 100%, то там премия стремится к 1000 гривен, т.е. те, кто красиво, качественно говорят, не делают ошибки, они получают довольно таки весомую прибавку к зарплате. Есть еще такой интересный параметр, который мы отключили, пытаемся вновь его включить — это качество продажи, т.е. вы оформили какую-то заявку гостю и доводите эту продажу до победного результата, пока гость не выкупил. Можно ему позвонить один раз, а можно, используя напоминания, позвонить тогда, когда гостю эту надо, и все-таки разместить его через нашу систему, тем самым увеличив конверсию. Так вот, этот параметр мы, когда переключились на сервис, выбросили, а теперь планируем его вновь ввести, потому что многие ребята все-таки не совсем понимают, что за каждый заказ надо бороться.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы возвращаемся, и мы снова здесь, и снова здесь ребята из Dobovo. Д. МАЛАХОВ: уже рассказал интересно про систему мотиваций, и я хотел еще, чтобы ты рассказал чуть-чуть нашим слушателям то, что я видел изнутри, про вот эти ваши огромные листы и отчеты, которые отправляют супервайзеры тебе или исполнители супервайзеру, по которым вы мониторите, что всё идет хорошо или плохо.
Д. МАЛАХОВ: Я не имею опыта построения бизнеса, полученного извне. Я не заканчивал никакие курсы и у меня нет MBA образования, поэтому всё, что я построил, делал так, как я это видел, и так, как я это понимал, и все эти отчеты, которые существуют у каждого начальника или контролера, или супервайзера, тут это всё слова-синонимы, они равны списку задач в течение какого-то периода, чаще всего это один день. Дело в том, что, как я себе вижу, работа начальника, она настолько интересная и настолько неподконтрольная, что можно целый день, допустим, ничего не делать и система не поломается, и наоборот — можно целый день работать и не увидеть результат. Именно поэтому я посчитал, что отчеты должны быть, и формирование этих отчетов говорит о том, что человек как раз целый день что-то делал, и как минимум он отследил работу своих исполнителей от А до Я, и как минимум он внес коррективы, правки и действительно его рабочий день был ненапрасный, и он внес свою лепту непосредственно вот в этот один день. Поэтому чаще всего в отчете какие-то ключевые показатели. Мы условились, что все ключевые показатели ниже нормы будут выделяться, в частности у нас примитивно красным шрифтом, т.е. любой отчет, который я вижу, и сразу я могу обращать внимание на те красные поля, чтобы увидеть, где что-то пошло не так. Соответственно мы все понимаем, что если уже сам супервайзер показывает руководству, что что-то не так, конечно же, он принял это…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Меры.

Проект не всегда растет, есть падение, и с ростом справится, наверное, любой руководитель, а вот с падением надо уметь справиться и подойти к этому очень профессионально, может быть даже философски, может быть даже очень взвешенно, падать надо уметь — так, чтобы не разбиться.

Д. МАЛАХОВ: Принял меры, да, и исправил эту ситуацию. Не знаю, как это работает на каких-то больших и крупных предприятиях, но вот эти ежедневные отчеты лично мне, как руководителю, они дают уверенность в том, что механизм работает, что каждая шестеренка крутится и в целом всё хорошо, даже если у меня много красных полей, будем так говорить. Ведь, давайте посмотрим на ситуацию еще под одним интересным углом. Проект не всегда растет, есть падение, и с ростом справится, наверное, любой руководитель, а вот с падением надо уметь справиться и подойти к этому очень профессионально, может быть даже философски, может быть даже очень взвешенно, падать надо уметь — так, чтобы не разбиться.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: В общем, ты ведешь к тому, что может быть падение и человек может тебе давать отчет, там, неделю подряд, что какой-то показатель плохой, но ему иногда нужно время для того, чтобы попытаться его вытащить, попробовать разные гипотезы, да?
Д. МАЛАХОВ: Дело в том, что, когда ты видишь падение, видно налицо, потому что наш бизнес, он и сезонный, и зависит еще от таких, допустим, факторов, как стоимость национальной валюты. Вот мы увидели, что резкое повышение курса доллара всегда тормозит внутренний туризм, т.е. у нас люди, когда доллар, грубо говоря, с 26 до 28 прыгает, они отменяют все свои планы и начинают суетиться, бегать и думать, что же делать вот с гривной. Тут мы увидели, что в этот момент рынок затихает. Наверное, любые такие какие-то нестандартные ситуации, они плохо влияют на туризм, т.е. люди путешествуют тогда, когда всё хорошо, вот. Роман, напомни, о чем я говорил?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Отлично.
Д. МАЛАХОВ: может рассказывать очень долго.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: в записи подкаста, он такой весь официальный и строгий.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Космические корабли…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Корабли бороздят для наших слушателей.
Д. МАЛАХОВ: Но ты же просил, надо внести какой-то юмор в нашу запись, да. Я просто хотел проверить, ты слушаешь меня или все-таки нет.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Или заснул.
Д. МАЛАХОВ: Или заснул, да.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Для наших слушателей я расскажу то, что я пытался вытащить из Димы, чтобы он рассказал. У ребят есть бумажные и электронные отчеты. Что меня в свое время удивило? Мы же любим заниматься аналитикой. Мы же любим автоматизировать рутину. Нам казалось, ну зачем это? Вот на бумажке человек рисует, пять пропущенных, там, звонков, или, там, двадцать минут ожидания на линии или еще какой-то KPI, который важен для сервиса. Зачем он рисует это на бумажке? От Димы я получил инсайд, что:
а) Когда это рисует сам исполнитель, он понимает, что это увидит его супервайзер и что надо с этим что-то делать.
б) Когда это супервайзер подает руководителю, он тоже понимает, что за это скорее всего спросят.
Д. МАЛАХОВ: И руководитель спокоен, что процессы, скажем так, ремонтирования и процессы правок, они идут.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: И время реагирования, оно один день получается.
Д. МАЛАХОВ: Да, верно. А тут больше и не должно быть время реагирования. Я считаю, что отчеты, которые подают раз в месяц за прошлый месяц — это какой-то мемориал уже. Ты уже с ним ничего не можешь сделать. Ты просто видишь, что что-то в прошлом, и воспринимаешь это как факт. А вот в течение дня, как раз рабочего дня, и должны быть все эти данные на поверхности. Они должны редактироваться, корректироваться и так далее. По поводу бумажных отчетов. Все мы знаем, что чем больше секторов памяти задействовано, тем лучше информация воспринимается, поэтому бумажные отчеты — это механическая и визуальная память. Когда что-то где-то кто-то рукой, маркером отметил на доске, которую обязательно надо заполнить, обязательно каждый день, конечно же, это тоже где-то отложилась эта информация и люди понимают: «Ой, вот, мы сегодня сделали такое количество пропущенных, надо, наверное, разобраться почему, и завтра уже не допустить это количество».
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Отлично, потому что и все это видят, и люди ежедневно это делают, и это вот как раз тот пример, когда отчетность автоматизировать, я понял от Димы такой урок, что ее не надо, потому что, автоматизируя ее, часть людей просто перестанет туда смотреть. Когда они сводят ее руками, они на нее смотрят и они могут что-то поменять. Я еще знаю вторую такую вашу фишку — то, что у вас в переписке есть свой сленг, по которому исполнители понимают, что да, вы подтверждаете эту задачу, или какие-то дополнительные такие вот слова, там, Оля мне говорила, маркеры, по которым… вот вы пишите одно-два слова и исполнитель понимает — счет утвержден и его нужно оплачивать.
Д. МАЛАХОВ: Скорее тут, наверное, Оля увидела, как проходит процесс вообще оплаты всех счетов у нас в компании. Тут всё очень просто. Действительно, чтобы счет был оплачен надо, чтобы 4 человека сказали «да», и последний это, конечно же, операционный директор, роль которого выполняю я еще на сегодняшний день. Но всё так построено, что я говорю это «да» уже практически закрытыми глазами, т.е. мы видим, что это действительно нужный счет нужному подрядчику с правильной суммой за правильный период.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну и при этом у вас есть еще какие-то свои внутренние аббревиатуры, по которым вы быстрее общаетесь, да, ну вот, наверное, в системе задач.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Я помню этот имейл от Оли, когда она спросила: «А что такое «CNF»?». Ты, наверное, об этом имеешь в виду?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: В том числе.
Д. МАЛАХОВ: Дело в том, что в свое время мы успели пообщаться с инвестором из Германии, который работал и работает в крупных консалтинговых компаниях. Он дал нам эти аббревиатуры. Для нас это уже какие-то родные понятные сущности, и, естественно, мы их множим дальше, и, естественно, в коллективе мы все те знания, которые у нас есть, мы стараемся передать всем, кто у нас работает. Вот, в частности, может быть это сейчас немножко не в тему, но когда в Partner Guest House к нам приходит человек, в среднем он работает один, максимум полтора года, и когда собирается увольняться, мне всегда интересно, куда же идет этот сотрудник, чаще всего это девушка. Я очень горжусь теми, кто растет после Партнера. У нас достаточное количество людей, которые ушли в международные авиакомпании и крупные гостиничные сети, работают или в Дубае, или где-нибудь еще за границей, вносят, скажем так, свой вклад и в гостиничную индустрию, и в этот момент я понимаю, что не зря мы учили людей, учили работать и учили учиться. Они могут прийти и показать в любой системной компании, что они легко справятся с инструкциями и легко начнут теорию применять на практике.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: В этом плане очень интересен обратный фидбэк. У нас были и есть случаи, когда люди уходят от нас, а потом через год возвращаются к нам же снова, и безумно…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что в остальных компаниях бардак по сравнению с вами?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Вот с такими людьми безумно интересно общаться, когда они обратно приходят и начинают рассказывать то, как устроена работа в других компаниях, которые мы раньше считали довольно системными, крупными и так далее, и они сами говорят, да, что… ну не будем называть…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Называть компании.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да, не будем называть компании, но в плане того, что говорят, что у нас система работает настолько отлажено и автоматизировано, что, перейдя в другую, более крупную компанию, они очень сильно удивлялись как там можно вообще в принципе что-то понять или как-то работать.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Всё работает, я так сейчас тоже не буду называть, но у некоторых служб доставки всё работает на ручном проталкивании, т.е. пока кто-то педалит и вручную проталкивает грузы конкретного отправителя, они уходят со склада, а остальные не уходят. Да, я видел такие кейсы.

Системность задач

Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Мы уже много таких интересных моментов захватили, которые наши слушатели смогут применить — и ежедневная отчетность, и фокус на главных языковых версиях или продуктовых фичах, которые позволят им расти. Какие еще вы можете… такой вопрос, который я часто задаю… вспомнить кейсы кратного роста или падения за счет изменений в продукте? Может быть, это изменения в монетизации. Может быть, это изменения сайта. Может быть, это изменения модели работы. Ну необязательно там, что мы запустили рекламу и продажи выросли, да, т.е. не столько рекламная вещь, как именно продуктовые изменения.

Использование менеджера задач (task management system или project management system), правильное его использование, систематическое и во всех нюансах работы, оно вывело обе наши компании на какой-то непосредственно новый уровень.

В. БЕЗЛЮДНЫЙ: С точки зрения… вот немножко оффтоп, да, не по тому вопросу, что ты спросил, но я бы очень хотел акцентировать внимание на менеджере задач. Использование менеджера задач (task management system или project management system), правильное его использование, систематическое и во всех нюансах работы, оно вывело обе наши компании на какой-то непосредственно новый уровень, при котором уже масштабирование этих двух компаний…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Расскажи, какие фишки вы используете у менеджеров задач, чтобы кратно расти?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да просто мы их используем.
Д. МАЛАХОВ: Их просто надо использовать, да.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Я ж о том же. Когда люди приходят с других крупных компаний обратно к нам и они говорят: «Там нету менеджера задач. Там нам ставят задачу, и вот так подходит дядя, говорит, что вот это надо сделать, а потом сам забывает, что нам сказал, и потом через 2 дня приходит и говорит: Почему ты это не сделала? В каком состоянии эта задача? И так далее». И для меня это действительно шок, что в таких крупных компаниях, не будем называть каких, вот, бывают такие крупные компании, вроде как со стороны они огромные и должны быть систематизированы, чтобы достичь такого роста, в которых нет менеджера задач. Вот с этой точки зрения менеджер задач я считаю и Дмитрий Малахов, я уверен, тоже считает, потому что у нас это так, он должен присутствовать на абсолютно всех уровнях должностей, ну кроме горничных в Partner Guest House.
Д. МАЛАХОВ: Да, у нас разве что в менеджере задач в PGH нету горничных и водителей. За них выполняют все там функции супервайзеры.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть вы завели в систему задач, которая, скорее всего, в первую очередь была построена для айтишников, для программистов, вы завели всю компанию…
Д. МАЛАХОВ: Верно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: …и счета вы по-моему выставляете через систему задач?
Д. МАЛАХОВ: Это вирус, который быстрее всего распространился в одной и второй компаниях, с космической скоростью. Когда наш архитектор-девелопер увидел, для чего мы сейчас используем менеджер задач, он ужаснулся.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Для чего? Назови. Подсчета у вас проходят через систему задач?
Д. МАЛАХОВ: Конечно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это создается задача «Выписать счет» на бухгалтера, например, да?
Д. МАЛАХОВ: В данном случае мы одну задачу крутим для одного подрядчика. Если подрядчик системный, мы с ним работаем долго, то, конечно же, только одна задача, и сразу лежит вся информация и по подрядчику, и по старым оплаченным счетам, и оплачен ли текущий счет, и так далее, так далее. Это такие базовые понятные сущности. Вот, если говорить о каких-то смешных, то в виду того, что мы в Партнере до сих пор не внедрили складской учет, мы додумались менеджер задач использовать для складского учета, т.е. у нас там происходит передача товара, там, где один пишет — выдал, второй получил, т.е. это своего рода электронная отчетность. Дальше, допустим, мы придумали в зависимости от статуса задания понимать такой электроприбор, как водонагреватель, в каком он состоянии — включен, выключен, его надо включить или его надо выключить, какие-то такие смешные действительно кейсы, когда…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть вы конкретно под водонагреватель в системе задач или предусмотрели новый статус, или использовали существующий?
Д. МАЛАХОВ: Используя существующий, т.е. берем проект, называем его «Водонагреватели», и там столько категорий, сколько у нас водонагревателей, какой статус, а в любом менеджере задач каждый статус это свой цвет, вот в зависимости от этого статуса розняется цвета, мы видим водонагреватель в той или иной квартире включен или выключен.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Это уже пример нецелевого использования.
Д. МАЛАХОВ: Далеко нецелевого.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Нетипичного.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Нетипичного, да.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Если оно у вас работает и позволяет вам расти, то целевое. Вопрос того, что люди сейчас, наверное, наш слушатель такой думает: «Блин, как они это сделали? Они допиливали что-то?»
Д. МАЛАХОВ: Нет, мы ничего не допиливали. Тут мы можем сказать, что ребята, берите любой бесплатный менеджер задач, еще раз подчеркну, бесплатный, потому что если вы строите масштабируемую компанию и сегодня у вас там 3 сотрудника на 10$ в месяц. Вы посчитаете: «Да ну, что такое 30$». Когда у вас будет 30 сотрудников, вы уже поймете, что: «Аяяй, а зачем же я сел на этот платный сервис», а переходить с сервиса на сервис ой как сложно. Нет ничего хуже миграций. Поэтому сразу берите бесплатный и не обращайте внимание на интерфейс, главное, чтобы всё летало, быстро загружалось, потому что в нашем случае, допустим, можно сказать, что ответить на email быстрее по скорости загрузки, чем ответить, отписаться в менеджере задач. Но мы постоянно оптимизируем. Тут спасибо Володе и айтишникам нашим. Они постоянно держат нос по ветру и вводят какие-то ограничения, чтобы наш уже высоконагруженный менеджер задач действительно летал.
И по поводу допиливания. Да, мы постоянно там что-то меняем. Вот, в частности, недавно мы там сделали возможность просматривать загруженные фотографии как галерею. Все эти фишки позволяют нам, еще раз подчеркну, бесплатно использовать крутой инструмент и решать этим инструментом довольно-таки весомые промышленные задачи.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто. Я хотел спросить для наших слушателей, у нас есть такая традиция — мы стараемся с гостей взять какой-нибудь пример и показать нашим слушателям, чтобы они могли это скачать и попробовать применить в своих компаниях. Сможете ли вы дать какой-то там обезличенный скриншот, затерев персональные данные, как у вас это в системе задач выглядит для разных людей или в разных… ну просто, вот, чтобы расширить картину мира — а вот можно еще использовать и вот так. И сюда же вопрос, можете ли вы дать примеры вот этих вот тоже, может быть, обезличенных, замазанных отчетов или старых, чтобы люди могли у себя попробовать это применить и увидеть, ну, на слух это тяжело воспринять?
Д. МАЛАХОВ: Давайте, я как себе вижу. Если бы мне сказали, что вот есть такой программное обеспечение, бери, пользуйся, то, конечно, первое, что ты видишь — большое количество полей. Непонятно, что заполнять, откуда стартовать, куда бежать, ничего не понятно. Моя рекомендация очень простая — берите и создавайте. Криво, косо, неправильно, с неправильной темой, не выбрали категорию, не создали проект — ничего страшного не произойдет. Берите и создавайте. Когда у вас появится уже какое-то количество задач, допустим, 100, вы сразу же увидите — «Ой, смотрите, а вот эти 15, они же типовые, давайте я для них создам проект. А вот смотрите, а в этом проекте из этих пятнадцати я вижу три понятные категории, давайте я еще создам эти три категории», и так далее. То есть вы не имея контента, не имея этих задач, никогда ни с чем не справитесь. Поэтому не тратьте время на выбор непосредственно менеджера задач, не надо перечитывать там месяцами, а какой же лучше, потому что на сегодняшний день, я смотрю, это такой тренд советовать и рекомендовать. По сути 90% этих софтов они одинаковые. У них практически у всех есть…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Базовый функционал, который нужен…
Д. МАЛАХОВ: Да, берите, берите. Опять же, повторюсь. Фишка в чем? Берите бесплатный.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Берите бесплатный. Да, я это услышал. Мы взяли платный. У вас бесплатный. Всё равно, примеры вот просто скриншотами сможете предоставить, чтобы наш пользователь мог скачать и понять, что водонагреватели у них в системе задач заведены вот так вот косо, криво, но у них вот это работает?
Д. МАЛАХОВ: Запросто. Запросто это сделаем. Сразу скажу, что у нас количество проектов уже такое, что на одном скриншоте их может…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Не обязательно все. Просто, чтобы человек понял, что бывает так карточки задач, вот бывает вот такой вид, где водонагреватели сгруппированы, например.
Д. МАЛАХОВ: Да, запросто, тем более для Партнера многие вещи можем взять, сделать принтскрины, показать.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Отлично. Отлично.

About travelling

Р. РЫБАЛЬЧЕНКО:И мы снова в студии. Мы снова вернулись. Давайте… про бизнес уже так плотно поговорили. Много менеджерских и продуктовых фишек, я думаю, что наши слушатели услышали. Расскажите, как вы успеваете не только работать, но и отдыхать? Какие здесь фишки вы используете, тем более, что вы работаете в сфере Travel? Travel Accomodation.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Ну если ты говоришь о Travel, то да, мы пытаемся тревелить…
Д. МАЛАХОВ: Что пытаемся, мы тревелим.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: …3-4 раза в год, желательно по месяцу и больше. Как мы это успеваем делать? Ну так что действительно мы работаем удаленно, ну т.е. для меня лично нет разницы, где работать. Я контролирую в принципе всё опять же в этом менеджере задач, в имейлах и так далее, и мне без разницы, где работать, поэтому, имея ноутбук, я могу сидеть, где угодно, и контролировать все процессы в компании. Поэтому, если действительно в компании всё систематизировано и качественно используется менеджер задач, то ты не привязан к месту. Для Димы, да, есть некоторые нюансы, в которых он не может, точнее, не то, чтобы не может, я ему говорю, что он просто не хочет, но он говорит, что он не может работать удаленно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Это, наверное, связано с операционной деятельностью?

Есть несколько составляющих. И вот этот сухой и примитивный диалог через почту и менеджер задач, он основной, на нем всё построено, но нельзя забывать о встречах с коллективом, непосредственно с теми руководителями, которых ты назначил. Такие встречи должны проходить минимум один раз в месяц, можно чаще.

Д. МАЛАХОВ: Я легко работаю удаленно. Есть несколько составляющих. И вот этот сухой и примитивный диалог через почту и менеджер задач, он основной, на нем всё построено, но нельзя забывать о встречах с коллективом, непосредственно с теми руководителями, которых ты назначил. Такие встречи должны проходить минимум один раз в месяц, можно чаще. В таких встречах возникает диалог. Опять же, в менеджере задач ты непосредственно адресуешь вопрос одному адресату. Когда сидит перед тобой несколько ключевых сотрудников, вы можете мгновенно на лету, обсуждать идею, корректировать, модерировать, голосовать, вносить правки, таким образом за час-полтора от проекта, можно сказать, написание ТЗ провести. Если мы говорим о точно такой же реализации через… будем говорить, через сухой менеджер задач, то это на практике недели две. Почему? Потому что сложно прям вот онлайн всех собрать. Кто-то занят одними вопросами, кто-то другими, поэтому, если мы говорим о каком-то задании на перспективы, я его так называю, то, что непосредственно должен делать любой CEO в компании — это строить планы на будущее и прорабатывать стратегию развития на ближайшее время, то здесь однозначно личные встречи и митинги, на которых можно устраивать такие быстрые диалоги сразу со всеми ключевыми сотрудниками.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Чтобы задачи не растягивались. Вова, ты недавно путешествовал по США. Как тебе?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Море впечатлений. Абсолютно новые какие-то… новый опыт и всё то увиденное в тревеле, оно впитывается в тебя и преобразует тебя во что-то немножко другое, т.е. раньше, действительно, до США, мы путешествовали очень много где, но нельзя его сравнить со Штатами, и причем я не говорю это в разрезе хорошо или плохо, оно просто там другое. Допустим, та же Азия, которую мы в принципе объездили практически всю — это просто другой мир по сравнению со Штатами. Поэтому, как мне? Ну…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Сколько ты там был и что вы посмотрели?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Два месяца. Два месяца мы были во Флориде, даже чуть больше. Два месяца мы были во Флориде и посмотрели практически ее всю, потому что там в принципе, когда ты живешь, допустим, в апарт-отеле, скажем так, на первой линии, там, на океане, да, то ты выходишь на улицу и практически понимаешь, что никто там пешком не ходит, потому что там некуда ходить пешком, там без машины ты никуда не денешься, а когда ты уже снял машину, ты можешь себе поехать куда угодно, хоть каждый день изучать какие-то фишки, ну я тебе скажу, что, в принципе, во Флориде особенно смотреть и нечего, там просто тепло и хорошо.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Но вы там больше жили или путешествовали? То есть это было как условно, там, как зимовка в Азию, да, когда ты просто меняешь окружающий мир, или вы там объездили США с запада на восток?
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Нет. Нет, я же говорю, мы были только во Флориде, это была действительно как зимовка, и всё. Есть в планах, вот то, что ты говоришь, объехать с Запада на Восток, желательно на машине, но так как у нас сейчас по ребенку и причем не одному, то уже это довольно сложно представить и надо хотя бы подождать, чтобы они немножко хотя бы подросли, чтобы не ставить их в такие экстремальные условия. Хотя более экстремальные условия, чем мы ездили с пятимесячным ребенком на Филиппины…
Д. МАЛАХОВ: Да, наверное, сложно придумать.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: …сложно представить.
Д. МАЛАХОВ: Но тогда нам было легче, потому что две пары, но всего один малыш, Володин, и все-таки не так было тяжело. Сейчас, когда у Вовы двое, у меня сын, т.е. в сумме уже деток достаточно, сложнее, сложнее перемешаться, аэропорт…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Много чемоданов.
Д. МАЛАХОВ: Да, да, да. Поэтому вот мы сейчас продумываем очередной трип все вместе, очень много деталей. Надо всё сделать так, чтобы было комфортно всем, и взрослым, и детям.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да, когда у тебя уже есть дети, ты задумываешься о комфорте. Когда детей не было, тебе было все равно на комфорт, было лишь бы побольше новых эмоций, причем…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Впечатлений.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: …причем как позитивных, так и негативных. И зачастую от негативных эмоций ты получаешь намного больше опыта, экспериенса того решения каких-то сложных задач в нестандартных ситуациях, чем когда у тебя всё круто, ты приезжаешь в какой-то пяти-звездочный отель или еще куда-то и тебя все на руках носят, попу целуют, извините, …
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Нормально. У нас можно так говорить.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: …и так далее.

Что мы покупаем заранее, а что нет? Перелеты, конечно же, надо покупать заранее. Это всем очевидные вещи. Чем раньше купил, тем лучше ценник. А вот проживание мы никогда не покупали полностью, максимум это 2-3 дня, за которые мы уже на месте находили себе такое, будем говорить, уже long stay, и этот опыт у нас отработал хорошо практически везде.

Д. МАЛАХОВ: Мы можем поделиться своими фишками, как мы путешествуем, может быть, слушателю это будет интересно. Что мы покупаем заранее, а что нет? Перелеты, конечно же, надо покупать заранее. Это всем очевидные вещи. Чем раньше купил, тем лучше ценник. А вот проживание мы никогда не покупали полностью, максимум это 2-3 дня, за которые мы уже на месте находили себе такое, будем говорить, уже long stay, и этот опыт у нас отработал хорошо практически везде. Один раз только мы попали в ловушку. Это было в Гонконге, по-моему, когда наши даты совпали с какой-то выставкой и стоимость проживания в самом смешном маленьком номере в гостинице была где-то за 200-250 долларов.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, даже для Гонконга это дорого. Я помню, мы снимали что-то 70 или 100 долларов за ночь.
Д. МАЛАХОВ: Ну вот мы не учли этот фактор, поэтому, когда вы путешествуете смотрите, есть ли какие-то ивенты на ваши даты, иначе вам действительно придется переплатить.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Не, тогда с Гонконгом была смешная ситуация, когда мы, в принципе, на 2-3 дня забронировали трехкомнатную квартиру, приехали в эту трехкомнатную квартиру и нас эта женщина завела в какой-то такой сарай, что…
Д. МАЛАХОВ: Оказалось, что мы там будем жить не одни.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да, но это уже мы потом выяснили. Она завела, бросила ключи и убежала, и мы потом начали понимать почему. Потому что, во-первых, это трехкомнатная квартира была примерно 30 квадратных метров.
Д. МАЛАХОВ: 36.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Во-вторых, там везде были фекалии крыс и мышей, и когда уже вечером, почти ночью, наши девочки увидели собственно того, кто оставлял эти фекалии…
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: И тут вы поняли, что даже не на 3 дня надо бронировать иногда, а на один.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Тут мы поняли, что придется выложиться на гостиницу все-таки.
Д. МАЛАХОВ: Да. Это была единственная квартира на Airbnb и был один положительный отзыв от китайцев. Они писали, что для восьми человек, это действительно норм. Конечно, один отзыв, это далеко не…
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Не гарантия.
Д. МАЛАХОВ: …не гарантия, да. И да, мы не остались в этом гадюшнике, мы сняли апартмент, пришлось переплатить. Но чаще, если говорить про размещение, когда мы куда-то прилетаем, чаще локально гораздо легче выбрать проживание. Ты за вот эти 2-3 дня которые, где ты остановился, можешь пройтись вдоль береговой линии, посмотреть на гостиницы или апартменты снаружи, зайти на ресепшн и уже когда ты действительно понимаешь, что вот, вот это то место, где я хочу проживать, тогда ты смотришь в системах бронирования Best Price или напрямую договариваешься в зависимости от политики. Если это какая-то большая системная сеть, то, как правило, напрямую договориться очень сложно, в системах бронирования цены лучше, и наоборот, если это мелкий какой-то оператор, вот как было на Филиппинах, мы снимали трехкомнатный 2-bedroom апартмент с видом на море в первой линии с двумя санузлами. Мы его сняли в четыре раза дешевле его стоимости.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Да, тут, бессомненно, заслуга Димы, он умеет торговаться и это было просто на грани какого-то анекдота, как он сбил прайс в 4 раза.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, это круто.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Это надо уметь.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Вы сказали про Гонконг, я вспомнил, как мы с Олей были в Гонконге, и ты снимаешь, я уже не помню сейчас, 70-100 долларов в сутки, в общем, ты снимаешь маленький номер, там, наверное, квадратов 12 от силы, т.е. просто заходишь — слева ванная, она же туалет, коридорчик, и упираешься в кровать. А потом ты переезжаешь в Шэньчжэнь, в китайскую часть, на метро прям, даже не надо там где-то, быстро проходишь таможню, очень много китайцев ездит в Гонконг работать и возвращаются вечером, и соответственно в Китае, я не помню сейчас, то ли за 30, то ли за 50 долларов в сутки ты снимаешь номер, где есть отдельно спальня, отдельно living room, такая вот как прихожая, отдельно стоит стиральная машинка, кухня, в общем, полностью номер, в котором ты можешь, как командировочный, жить неделями и не чувствовать никаких… огромные коридоры, окна, в общем, всё отлично. И мы как-то вот такие на контрасте, всё дешевле, всё больше после Гонконга, мы как-то пришли уставшие и я говорю: «Оль, слушай, у нас тут в гостинице есть еще массаж. Давай закажем массаж. Пусть нам сделают. Это Китай. Здесь всё дешево после Гонконга». Мы зашли сначала в этот как бы массажный салон на каком-то втором этаже. Они говорят идите в номер, мол, набирайте. Я набираю, говорю: «Слушайте, а давайте, наверное…», номер большой. Я говорю: «Давайте, наверное, сразу двух массажисток, чтобы не тратить время».
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Дайте две.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, чтобы параллельно и Оле, и мне делали. Зачем занимать 2 часа то, что можно сделать за час. И в общем, как-то я там разъяснился, разъяснился. Оля сходила в душ. Я как раз выхожу из душа, звонок в дверь, я открываю дверь, а там стоит девочка в короткой юбке, с вырезом, с клатчиком подмышкой, и в общем выглядит она совсем не как массажистка.
Д. МАЛАХОВ: Но одна?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Одна, да. У них с английским тяжело.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Они, наверное, не поняли, что значит «… сначала Оле, потом мне». Понятно.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, и я опешил. Понятное дело, что она выглядела как проститутка, но я со своими внутренними стандартами не мог сказать ей, что она не выглядит как массажистка, вдруг я ошибся, …
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: И ты попробовал?
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: …а вдруг я обижу, и я, это надо было видеть, я так говорю: «Оля, по-моему, это не массаж». А она потихоньку начинает отодвигать меня, заходить внутрь: «Массажя, массажя». В общем, кое как Оля ее выпихнула, и она до сих меня подкалывает, говорит: «А если бы меня не было, ты бы растерялся и дал слабину?» В общем, нашим слушателям, будьте готовы к тому, что в путешествиях бывает и такой опыт. С нами были отличные ребята из сервиса Dobovo. Если вам нужно будет путешествовать по Украине, я пробовал уже не один раз их сервис, могу смело рекомендовать и бронировать, внедряйте те фишки, о которых мы рассказали, оставляйте отзывы на iTunes, на фейсбуке о подкасте, и, если у вас будут вопросы, вы всегда их можете оставить в комментариях на Roman.ua под этим подкастом. Я попрошу ребят, чтобы они прокомментировали и ответили, если что-то было непонятно. Спасибо большое всем, кто дослушал до этого момента. До новых встреч.
В. БЕЗЛЮДНЫЙ: Спасибо, Рома, за то, что пригласил. Всегда очень приятно с тобой общаться.
Д. МАЛАХОВ: Спасибо, Роман, за приглашение. Приглашай еще раз, будем общаться. И спасибо студии за качественный сервис.
Р. РЫБАЛЬЧЕНКО: Спасибо.

Смотри также: ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН #2 Иван Портной, Prom.ua: маркетплейс сервис, 35 млн посещений в месяц. Как обогнать Розетку?

Подписывайся на подкаст ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН на SoundCloud и iTunes.
Ставь 5⭐ на iTunes. Оставляй комментарии.
Читай также:

Кто делает подкасты о бизнесе на русском языке и сколько они приносят

11 октября 2017 Секрет Фирмы

Как делать подкасты — опыт Романа Рыбальченко c кейсом «Продуктивный Роман»

15 декабря 2017 AIN.ua

Роман Рыбальченко о 7 факторах стресса и как с ними бороться

27 июля 2017 Лайфхакер

Кейс читателя: Почему мы потеряли клиента, несмотря на успешное продвижение его интернет-магазина

19 мая 2015 vc.ru

Роман Рыбальченко. Продуктивность предпринимателя

7 декабря 2018 ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС
avatar
Вадим Ошкало
Руководитель intimo.com.ua

Cистемность — это «религия» Ромы. Так что работая с Roman.ua Вам прийдется её принять и получить все вытекающие бонусы.

Все отзывы 76

Мы помогли более 190 Клиентам. Слово «Клиент» мы всегда пишем с большой буквы.

  • Macphun
  • Intimo
  • Prom.ua
  • Autoportal.com
  • Київстар
  • Kingston
  • SemRush
  • Dobovo
Работаем удаленно и в офисе в Киеве.

Любим путешествовать и увеличиваем продажи Клиентам по всему миру.