Подпишись на рассылку, чтобы не пропустить интересные мероприятия.

Онлайн-курсы в записи с домашними заданиями и контрольными работами  — по email маркетингу, веб-аналитике.
Новый курс по бесплатному инструменту для a/b тестирования Google Optimize. Начни учиться уже завтра!

База знаний

ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН #20 Чингис Баринов: как повысить свою продуктивность быстрее, чем за 21 день

Двадцатый выпуск подкаста ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН. В гостях — Чингис Баринов, Co-Founder Worksection.

О чем поговорили в выпуске:

  • [00:01:27] Worksection.com — сервис постановки задач, управления проектами.
  • [00:02:45] Сколько человек работает над продуктом и сколько зарабатываете в год?
  • [00:03:44] Правило 3H при построении команды стартапа.
  • [00:06:08] Как узнают о сервисе?
  • [00:06:33] Как географически распределены клиенты? На сколько языков переведен сервис?
  • [00:07:46] История появления сервиса Worksection. От Basecamp до своей системы управления проектами.
  • [00:15:48] Для кого Worksection?
  • [00:18:44] Монетизация продукта.
  • [00:21:41] Как определяете, какие фичи важны сейчас, а что откладываете на потом?
  • [00:25:36] Еvent-аналитика при разработке продукта.
  • [00:25:48] История «Да, это возможно. Мы сейчас конкретно для вашего аккаунта это включим».
  • [00:29:24] Каким образом происходит процесс онбординга новых пользователей?
  • [00:36:28] Кейсы значимого роста или падения.
  • [00:37:49] От игрока в покер до системы управления проектами.
  • [00:40:36] Инвестиции и продвижение продукта.
  • [00:42:23] Quora и появление первых англоязычных клиентов.
  • [00:46:12] Какой процент оборота приносит партнерка?
  • [00:47:25] Какие каналы используете для продвижения?
  • [00:49:39] Как происходит разработка продукта спринтами?
  • [00:53:45] QA силами всей команды.
  • [00:54:51] Как пользователи используют Worksection нетиповым образом?
  • [00:57:42] За счет чего Worksection работает быстро?
  • [00:58:45] Личный тайм-менеджмент. Брайан Трейси «Сначала съешьте лягушку».
  • [01:01:07] Как читаешь книги? Лайфхак — аудиокниги и Whispersync for Voice от Amazon.
  • [01:05:16] Почему нельзя избавиться от привычки, а только ее заменить.
  • [01:16:50] Хобби и медитация.
  • [01:20:00] Какие страны были интересным открытием в последнее время?

Слушай выпуск!

Подписывайся на подкаст ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН на SoundCloud и iTunes.
Ставь 5⭐️  на iTunes. Оставляй комментарии.
 

Благодарности

Спасибо партнеру по размещению гостей — сервису аренды Dobovo.com за сертификат на проживание гостя.

Спасибо книжному партнеру Kniga.biz.ua за книгу-подарок для гостя Радислав Гандапас «Камасутра для оратора. Десять глав о том, как получать и доставлять максимальное удовольствие, выступая публично»

Бонус

  1. При регистрации в системе постановки задач Worksection начислим 100$ первым 30 слушателям
    Code: roman2017
  2. Книга о том, как вырабатывать в себе привычки — Чарлз Дахигг «Сила привычки. Почему мы живем и работаем именно так, а не иначе»
  3. Система, которая умеет слать триггерные письма, общаться с чатом с пользователями и другое — Tractor.io

Расшифровка подкаста

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Всем привет. У нас двадцатый выпуск подкаста «ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН» и у меня в гостях позитивный человек Чингис Баринов, Co-Founder сервиса Worksection. Привет.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Привет. Привет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как ты доехал сюда?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я доехал быстро. Меня радует, что Кличко чинит дороги. Я протолкался через пробки и был быстр.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Протолкался на мотоцикле, да?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Супер. Worksection.com — это сервис, который мы используем в том числе у себя в агентстве, сервис постановки задач, управления проектами. Я, честно скажу, много перепробовал, начиная от Basecamp и заканчивая всем остальным, и в какой-то момент увидел вас, по-моему, я увидел вас у SeoProfy, у агентства, и в итоге мы внедрили его себе и довольно его используем.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Класс. Вот, если сейчас прислушаться, потому что я первый раз в звукозаписывающей студии, можно услышать, как у меня падает слеза.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Падает горькая, мужская слеза, одинокая.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да. Очень приятно. На самом деле, мне очень нравится и приятно, что ты сказал, что вот мы пользовались Basecamp'ом, потому что Basecamp'ом в принципе мы и вдохновлялись 6 лет назад, когда думали над тем, что делать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я перепробовал, я вам в отзыве это давал, по-моему, я перепробовал с десяток этих сервисов — JIRA, Asana, Trello, Basecamp, Trac, Redmine.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Супер.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И везде практически у меня были сложности с тем, что либо людей дорого подключать, либо вложенность проектов очень ограниченная. У вас я их решил. Расскажи людям, которые не сталкивались с Worksection, сколько человек работает над продуктом и сколько зарабатываете в год?

ЧИНГИС БАРИНОВ: В Worksection сейчас работает 14 человек, включая удаленных сотрудников, т.е. мы очень небольшая команда и достаточно медленно растем по людям. Сейчас по заработку в год у нас ближайшая цель полмиллиона в год.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Полмиллиона в год — 0.5 ARR?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да. Мы к ней стремимся и приближаемся.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У нас гости, очень много вот было SaaS'ов и B2B SaaS'ов, и они такие уже делят всех, кто стремится к 0.5-1 ARR и уже больше. Сколько у вас сейчас платящих клиентов или в целом зарегистрированных компаний?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Сейчас у нас 900+ компаний.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: 900+ компаний, а обслуживают 14 человек?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Какая структура команды, т.е. кто из этих 14 человек чем занимается?

ЧИНГИС БАРИНОВ: У нас классическая формула, которую я прочитал, которая называется 3H. Наверное, слышал, да?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Нет, не слышал, расскажи.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Не помню, кто мне об этом говорил, но вот считается, что для хорошего запуска продукта в команде должно быть 3H — это Hacker, Hipster и Hustler. И так получилось, что когда мы запускали... нас было четверо вначале. У нас был 3H плюс Р. Р — это... Четвертый человек, он был рыбаком. Он потом ушел в рыболовную ловлю с головой и мы остались втроем.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Когда ты сказал «рыбак», я подумал, что он занимался продажами.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Нет, нет. Он был настоящий рыбак.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. Сейчас у вас кто чем занимается? Сколько людей разработкой занимается? Сколько маркетингом, саппортом?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Разработкой продукта сейчас занимается 3 человека полноценно. Маркетинг + SEO — еще 3. Мы сейчас запустили увлекательный, поучительный блог про проектный менеджмент, который находится на нашем сайте worksection.com/blog.html. Там мы пишем... Вначале мы пишем просто по теории проектного менеджмента максимально полно и стараемся это дать доступным языком для того, чтобы люди, которые в принципе не специалисты, они могли прийти, прочитать и понять последние методологии проектного менеджмента. Мы ведем этот блог. У нас сейчас над ним работают 4 автора плюс редактор. Наш саппорт составляет всего 3 человека. При этом мы сейчас уже задумываемся над расширением, потому что у нас довольно много появилось англоязычных запросов, хотя мы сейчас никоим образом пока не ориентируемся на Запад, но у нас уже достаточно регистраций англоязычных клиентов — это Австралия, Штаты, Канада.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Откуда они вас находят? По рекомендациям или вы начали наращивать ссылки, обзоры?

ЧИНГИС БАРИНОВ: У нас довольно была большая активность на Quora, плюс мы зарегистрировались во всех возможных SaaS каталогах, типа CrowdReviews и так далее, и наши первые англоязычные клиенты находят оттуда.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Прикольно. По географии процентов 90 — это сейчас СНГ или даже больше клиентов?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Порядка 90%, да, из СНГ.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: При этом вы переведены на русский, английский?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, при этом мы сейчас... ну, перевести как бы довольно просто. У нас есть англоязычная версия, украинская версия. Есть немецкий. Недавно появился китайский. У нас появился китайский клиент, который предложил и перевел нам Worksection на китайский.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть просто для своих сотрудников, чтобы им было удобней?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, именно так. Вот, испанский и французский.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Нормально так количество языков. Вы сразу закладывали это при разработке, что у вас будет множество локализаций?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Сразу мы особо вообще ничего не закладывали. Мы в принципе, когда делали проект, мы не планировали дальше года и так далее. Как бы это просто скорее как-то органично получилось, в процессе работы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: До Worksection, мы тут наресерчили, что ты был Owner at Pula Design, и сейчас еще на LinkedIn'е висит. Ты занимался разработкой сайтов, да?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, я до этого 5 лет занимался разработкой сайтов. У нас была веб-студия. Мы в принципе входили, не знаю, наверное, в 15 известных студий Киева, т.е. когда приходили письма от какого-то большого бренда, обычно тогда менеджер слал письмо с копией на десяток студий...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И вы входили в этот топ по тендерам, да?

ЧИНГИС БАРИНОВ: И мы как бы видели там, да, красивые студии другие. И в итоге Worksection сделало две веб-студии. Мы объединились и сделали как продукт, потому что... Ну, как вообще это идея пришла? В какой-то момент, ну, лично меня очень сильно раздражало то, что мы делаем какие-то вещи... ну, мы делали, допустим, красивые и понятные сайты, и, там, спустя полгода от них уже не остается и следа, или их так заказчик убивает, они становятся отвратительные и некрасивые. Грубо говоря, мы потеряли бессмертие, потому что, когда ты делаешь хорошую вещь и ты можешь на нее смотреть, ты в какой-то мере обретаешь бессмертие. Вот, архитектор, например, оставляет после себя какой-то памятник. Отец десятерых детей тоже в принципе оставляет памятники. Но в нашем случае как бы наша работа, она уходила в небытие, и в какой-то момент мы задумались, что нам возможно надо делать свой продукт для того, чтобы никто его не мог испортить.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Кстати, да, т.е. нам не стоит ждать тем внутри Worksection'а, которые пользователь сможет сам под себя настроить?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Мы думали над цветовыми темами, но пока у нас арт-директор сопротивляется.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И, наверное, правильно делает, потому что это будет такой MySpace и вырвиглазик, если дать пользователям это настраивать. Получается, вы устали от того, что вы делаете какие-то сайты, а клиент их не поддерживает или ужасно дальше поддерживает, и нету вот этого какого-то ощущения, что что-то осталось?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, в целом так.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Почему выбрали при этом разработку сервиса постановки задач? Это был, наверное, и тогда, достаточно конкурентный рынок с кучей игроков, решений и так далее.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я не могу сказать, что мы выбрали, целенаправленно шли к этому, т.е. мы понимали, что нам надо делать какой-то свой продукт, и мы просто выписали ряд идей, и вот Алексей, как раз 4-й участник, он предложил, что... А мы в то время как раз пользовались Basecamp'ом, и многие наши клиенты, которых мы заводили в Basecamp, они говорили... Во-первых, они думали, что это наш продукт, и говорили: «Блин, чуваки, это очень удобно, а можете только вот переключить его на украинский или на русский?», потому что тогда не было еще русскоязычной версии. И в то же время у нас внутри команды были к Basecamp'у куча всяких вопросов и пожеланий, которые они не собирались исправлять, и мы прикинули, подумали... Мы вначале сделали пару проектов, очень маленьких, и запустили их. Сделали их буквально за выходные. Запустили их, разместили в каких-то стартап review. Я помню, с одного проекта мы начали получать трафик, который позволял нам зарабатывать порядка 50$ в сутки, и как бы это было очень такое... ощутимый мотиватор. И мы сели, и подумали, что надо делать русскоязычный Basecamp, но более гибкий и, возможно, еще более простой. Мы сели и за 2.5 месяца сделали первую версию где-то.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть по сути Basecamp вот в этой своей стратегии, что мы минималистичны, мы ничего не будет усложнять и так далее, он вам создал зазор для кучи работы, да?

ЧИНГИС БАРИНОВ: В целом, да, потому что в то время не было еще, там, Битрикс24. Они, наверное, были, но про них никто точно так же не слышал. Мегаплан тоже только разрабатывался, поэтому мы...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть были какие-то решения, которые ты сам себе на сервер, наверное, можешь поставить типа, там, Trac или Redmine.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, но это геморрой, которым никто не хочет заниматься, особенно из креативных команд. Эти ребята, они не хотят ковыряться в железе.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, это же надо поддерживать, о безопасности думать, о бекапах, обновлять.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Конечно, но в то же время, когда мы делали, все кому я не рассказывал о том, что мы хотим сделать вот такой продукт, они говорили: «Чувак, блин, есть же миллион конкурентов. Есть вот это решение, это решение и это решение. Какой смысл?», и таких отзывов было, наверное... Допустим, я брал 20 отзывов от своих друзей «Стоит ли делать нам такой продукт?» и, наверное, 18 человек сказали: «Ты что, дурак, что ли? Нет смысла.»

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Знаешь, это как Чичваркин, по-моему, говорит, что если вашего продавца посылает 99 раз из 100, то всё нормально, вы можете продавать дальше, у вас похожая статистика. И получается, что вы запустили пару таких side-проектов, в современном мире можно их назвать хакатоном, да, за выходные.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, всё правильно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Часть из них уже начали приносить деньги, и потом вы сразу запустили Worksection или у вас было пару проектов, которые со временем отмерли, и вы поняли, что Worksection — это основной фокус и основной проект, который выстрелил из пула?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Путь был еще немного более тернистый, потому что мы сделали Worksection. Я написал несколько статей на Хабр. Мы получили из этих статей порядка 200-300 регистраций первые. Из них мы получили первых клиентов, которые нам заплатили долларов 200, мы месяц заработали, это была фантастика, вот. И как бы, мы первые полгода поддерживали проект, развивали его, а потом я помню, что навалилось очень много проектов еще по веб-студиям, да, сторонних, плюс, когда мы начинали делать Worksection, вся наша команда была в разных городах. Всё 4 участника, они жили в разных городах.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно. Как вы синхронизировались в это время?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Мы работали через Worksection. Мы, допустим, в первый месяц мы его сделали в очень кривой, базовой версии, и дальше мы работали в нем же, и в нем же его как бы улучшали.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Круто. «Я тебе не поставил task, потому что там нету этого функционала.»

ЧИНГИС БАРИНОВ: Где-то это так и было, да, но и сейчас как бы я считаю, что во многом успех нашего продукта в том, что мы каждый день пользуемся им и он вылизанный до блеска, как, не знаю, как памятники, которых трогают студенты.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, сейчас вы уже не удаленно? Сейчас вы уже съехались?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, сейчас все парни переехали в Киев. У нас офис на Подоле, приходи, поиграем в шахматы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У меня очень низкий Эло, что-то около 1200, наверное, какой-то такой, средне-базовый, не помню точно, но зайду как-нибудь. Интересно. Получается, что вы все удаленно работали внутри самой же системы и сразу было понятно, где ее не хватает. Как... Ну, вот, пришли новые первые клиенты с Хабра. Я, кстати, по-моему, даже видел на Хабре потом ваши статьи, по-моему, про диаграмму Ганта или еще про что-то.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Это уже позже было.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, это уже сильно позже. Какие потом приходили группы клиентов и какие сейчас ты можешь выделить основные ваши группы пользователей? Для кого Worksection?

ЧИНГИС БАРИНОВ: В первую очередь, когда мы только сделали, мы ориентировались на такие же команды, как мы, т.е. это Web Production исключительно, да, и, допустим, мы первых клиентов искали именно по каталогам. Я прям вот писал владельцам веб-студий о том, что «Смотрите, что у меня есть», да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты писал тогда «У меня есть Basecamp на русском» или вы уже отошли сразу от этого?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Честно, я даже не помню. Я им просто писал, что «Зацените какая штука у нас есть». Но в какой-то момент у нас начали активно приходить digital-агентства, вот, digital, marketing. Вот все интернет-команды — это как бы наши клиенты. Это часто специалисты, у которых нет... грубо говоря, которые не программисты, но им надо работать в интернете, или у них распределенные команды, или у них клиенты, которые они получают через интернет. Вот все эти клиенты — это люди, которым Worksection отлично заходит и они быстро с ним... У нас очень низкий порог для адаптации к продукту, да, т.е. как раз для неспециалистов, т.е. вот такие команды онбордятся.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Приземляются и обучаются по-русски.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, обучаются нашему сервису достаточно быстро. Потом, к нам неожиданно начали... Вот, после того, как мы запустили, как раз и сделали диаграмму Ганта... Она у нас очень классная, красивая, интерактивная, там можно двигать ползунки, сразу видно, кто заваливает срок, и директор обычно всех зовет на ковер, и пишет штрафы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И к вам тогда...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, и к нам пришли строители.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Оффлайн компании строгие такие, да?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, к нам пришли строители, к нам пришли различные интеграторы, к нам пришли сервисные компании. Например, сейчас у нас есть несколько заводов. К примеру, большой вентиляторный завод в Броварах. По-моему, в Броварах.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Прикольно. Я вспомнил эту известную рекламу: «Вам пора и нам пора с вентиляторным заводом заключать договора».

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, да. К примеру, Киевский вагоноремонтный завод тоже смотрит на нашу диаграмму Ганта. Это была очень классная история, когда я пришел к ним, и... У них очень крутой и продвинутый менеджмент, но, например, в кабинете для презентаций, там было очень таких много суровых людей, у которых явно был за пазухой разводной ключ, вот, но в то же время менеджмент у них совершенно продвинутый.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно. Такой вопрос, вы по монетизации, по ценообразованию, вы сразу пришли к таким пакетам, как у вас сейчас, т.е. это ежемесячная оплата, я не помню, от скольки, от $10, по-моему?

ЧИНГИС БАРИНОВ: От 9.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: От 9 долларов, но мы платим что-то больше, около 50, по-моему. И бесконечное, безграничное количество пользователей и ограничение именно по количеству проектов. Или у вас были какие-то промежуточные шаги до этого?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Нет, мы это сделали изначально, и сейчас мы всерьез задумываемся о том, что это плохо и надо пересмотреть цены, и, скорее всего, мы их будем пересматривать, потому что... К примеру, если мы для компании приносим, допустим, +15% продуктивности, а я думаю, что этот процент намного больше, и брать за них за это $100 просто в месяц — это стыдно и нехорошо, и это обижает компанию.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, я помню, как я тебе писал о том, что «Слушай, давай скидку», а ты такой: «Мы вообще цены собираемся поднимать».

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, у нас уже... Мы готовим сейчас тарифную сетку... сейчас немного отпуска.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я мало у кого видел именно, что привязка идет не к количеству пользователей, а к количеству активных проектов, даже не всего проектов, а активных, т.е. это очень удобно для всех digital-команд, для всех, у кого много персонала, часть из них в штате, часть не в штате, фрилансеры, все сотрудники клиента и так далее. И для меня это был прям плюс, когда я выбирал Worksection, потому что я понимал, что, там, надо клиенту 5 сотрудников подключить — да без проблем. Я подключаю их всех и мне не надо перевыставлять счет на клиента или закладывать в стоимость проекта. Если бы там, по-моему, у JIRA $10 за пользователя, если я не ошибаюсь, или около того, или от 10, да, там же есть...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, но у них статические команды программистов, они знают, а вот для клиентских компаний, которые работают с клиентами, которых надо заводить в систему, там действительно... Скорее всего, мы будем делать такую систему, при которой, грубо говоря, у нас внутри сервиса есть команды вот домашней компании, да, т.е. твоей, и команды компании клиента.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сторонних.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Скорее всего, команды компании клиента мы будем делать просто или неограниченно, или пакетами, например, до 20 человек.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, т.е. как бы если они с уровнем доступа Гость или Пользователь или еще как-то.
И мы снова в студии. У меня по прежнему в гостях Чингис Баринов, Co-Founder Worksection.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Снова всем привет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Снова здравствуйте. Мы уже обсудили про структуру, про команды, про то, как появился проект. Скажи, как вы определяете ключевые фичи и приоритеты? Потому что реально есть очень много вариантов, в какую сторону можно развивать продукт, и для кого, и с каким ценообразованием. Как вы решаете, что важно сейчас, а что откладывается навсегда или надолго?

ЧИНГИС БАРИНОВ: В жизни сервиса, как и в жизни обычного человека, всегда есть дел больше, чем ты в принципе можешь физически сделать, и точно так же у нас, например, backlog — это список потенциальных фич, которые можно сделать в продукте, он гигантский. В принципе, у нас критерии для выполнения следующие — это польза для большинства наших пользователей, да, т.е. для того, чтобы... ну, любой тарифный план, там, чтобы и большая компания, и малая могла использовать эту фичу. Плюс... вот в английском есть классный термин Willingness To Pay, желание заплатить за эту фичу, и вот это, наверное, в принципе ключевая. Мы делаем те фичи, которые должны решать проблемы наших клиентов и за которые клиент с удовольствием заплатит. А, и эта фича должна быть достаточно простая, чтобы мы могли ее, допустим, решить в 2-месячный спринт, потому что мы какие-то супер долгосрочные вещи не делаем, потому что это слишком долго и слишком сложно, и не факт, что это будет действительно нужно нашим клиентам.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как вы при этом понимаете... есть, мне кажется, в вашей теме... может быть, ты меня исправишь, и нету... но страх стать каким-то таким сложным комбайном, который в какой-то момент перестанет быть понятным пользователям. Как вы понимаете, что вот это мы не внедряем, потому что это уже к комбайну?

ЧИНГИС БАРИНОВ: У нас внутри команды всегда идет борьба между нашим техническим директором, который очень умный чувак, Валера Галянт, он победитель всемирной олимпиады по физике, ядерный физик.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ничего себе.

ЧИНГИС БАРИНОВ: И вот он любит делать сложные вещи.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ему интересны сложные вещи, потому что простые он уже в голове решил и дальше это не надо внедрять.

ЧИНГИС БАРИНОВ: И у нас есть наш арт-директор, Алексей, который всячески этому сопротивляется. И вот в этой борьбе и выковывается какой-то... среднее... выковывается этот меч Worksection'а.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Такие физики и лирики.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, но поскольку за дизайн все-таки отвечает наш минималист, то в целом я могу сказать, что интерфейс сейчас достаточно лаконичен. Хотя, в то же время, если копнуть глубже в настройки, там очень много различных возможностей, но наш арт-директор всячески следит за тем, чтобы пользователь, которому не нужны, например, какие-то сложные настройки, он их в принципе не видел, да, т.е. это всё скрыто внутри и только тем людям, которым действительно это надо.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи, были ли уже какие-то фичи, которые вы в рамках спринта делали, внедряли, а потом откатывали, отменяли?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, конечно, такое было.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Что это было, вспомнишь сейчас?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Это во многом были какие-то настройки, которые мы, например, делали, внедряли, а потом оказывалось, что никто этим не пользуется. Мы мониторим активность пользователей, и когда мы видим, что эту вещь не используют, мы просто ее убираем, как-то скрываем.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Мониторите в свою базу или используете какие-то решения аналитики?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Мы пользуемся своей базой.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Там просто event-аналитика какая-то?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. Слушай, как у вас получилось сделать такую историю, что я обращаюсь в саппорт, ребята говорят: «Да, это возможно. Мы сейчас конкретно для вашего аккаунта это включим», т.е. какие-то там, как будто, знаешь, есть еще скрытый большой config файл, в котором...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, так и есть, и если, например, какой-то запрос от нашего клиента, он прост, логичен и быстро выполняется, но при этом он не нужен остальным пользователям, то мы можем его сделать, там, за 10 минут. У нас бывали такие случаи, когда клиент обращался к нам и через 10 минут он получал свой запрос в своем аккаунте.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто, это очень быстро — это же надо внедрить, раскатать для всех.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, конечно. У нас в среднем ответ от поддержки, среднее время — это 15 минут, т.е. мы отвечаем очень быстро, мы постоянно на связи, и за это нас любят очень многие наши клиенты, потому что быстро даем обратную связь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: При том, что у вас всю поддержку на 900 клиентов 3 человека обеспечивают.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, но при этом у нас очень круто написано обучение. У нас есть очень большой раздел Вопросы и Ответы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, он даже местами, знаешь, такой слишком большой, что хочется дать новым пользователям «Вот вам инструкция», но он такой, что ты такой: «Блин, ладно, вот вам вот это, вот это, и вот это посмотрите».

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, мы его сейчас будем оптимизировать, мы заводим грамотный поиск, там, по тегам и так далее.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какие-то KPI вы ставите для команды поддержки или просто, там, первый пришел, первый ответил, First In First Out?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Мы только начали это делать летам на самом деле, пытаться отследить вообще работу поддержки, т.е. вот в этом плане у нас всё пока сыро.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть просто на энтузиазме ребят, на том, что оно, там, работает, исправляется, сейчас хорошо работает?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, но впоследствии, когда поддержка вырастет еще, обязательно это надо будет делать, но сейчас просто все работают круто и это видно просто наглядно, да. Позже, например, когда штат вырастет, это надо будет обязательно сделать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как технически вы реализовываете вот эту вот штуку с конфигом? Необязательно прям сложно, с точки зрения фреймворков или еще чего-то, просто для пользователя, да, т.е. как это технически реализовано, что у части пользователей может быть один функционал, у части он работает чуть-чуть по-другому, и при этом он при апдейтах еще и не ломается? Или не всегда ломается.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Рома, я задам этот вопрос нашему ядерному физику, потому что я не знаю.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть ты не в курсе, как он это решал?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я не в курсе, как он это сделал.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это очень круто. Я мало где видел, тем более в B2B SaaS'ах, что тебе говорят: «Мы можем это для вас включить».

ЧИНГИС БАРИНОВ: «Не вопрос, 10 минут».

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: «Мы для вас это включим, а всех остальных это не коснется» или «Ой, мы глянули, оно плохо работает, отключим» или «Сейчас оно как-то там не подтянулось». Я понял. Интересно. Надо было бы и его сюда тогда сегодня пригласить.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Он сейчас где-то по дороге из Сицилии едет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто, круто. В Италии сейчас очень жарко. Он приедет и скажет, что «Блин, такая жара». Мы были пару месяцев назад, 32-34 градуса, и, просто, тени нету, ты, там, плавишься на солнце.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи, как вы работаете и работаете ли с retention, т.е. какой у вас... есть ли сейчас процесс онбординга, есть ли процесс продажи или пользователи сами регистрируются, сами активируют пакет, потом он заканчивается, они его продлевают или нет. Что-то вы делали в этом направлении или планируете только?

ЧИНГИС БАРИНОВ: По онбордингу, онбординг — это когда компания регистрируется у нас и мы помогаем ей на первых порах. Я и наш саппорт, мы контактируем с компаниями, которые регистрируются, мы помогаем... Во-первых, делаем первоначальную квалификацию, и тем компаниям, которые выглядят многообещающе, мы помогаем с презентацией, помогаем с обучением, мы сейчас автоматизируем обучение, и в принципе мы их ведем до момента, когда они нам заплатят. Потом мы их мониторим активно на протяжении 2-х месяцев, потому что, в принципе, как показал опыт, если компания в течение 2-х месяцев удерживается, то потом, допустим, ее время жизни может быть 2+ года, т.е. нам очень важно, чтобы она дошла до этого критического порога, когда у нее, например...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Много проектов заведено, задач, сотрудников.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, как только компания привыкает... в принципе, 2 месяца компания, если пользуется продуктом, она уже продолжает им пользоваться достаточно продолжительное время. Поэтому в наших интересах им всячески помочь. Коллектив обычно всегда сопротивляется, потому что никто не хочет изменений, никто не хочет еще одну систему. Хотя, допустим, чуть позже люди, когда привыкают, они осознают насколько это громадный boost к продуктивности по сравнению, например, с пользованием обычной электронной почты, когда ты, допустим, ведешь 10 проектов и тебе надо что-то найти, ты начинаешь это всё искать в почте, а если там еще несколько человек участвует в переписке, то это превращается в ад. В Worksection вся коммуникация, она локализирована и привязана к конкретной задаче, да, т.е. если тебе надо поднять историю по задаче, ты просто идешь в эту задачу и ты там видишь переписку, все файлы и так далее.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, когда у многих корпоративных компаний еще очень ограниченная почта с кучей тормозов и со специальными программами, это не Gmail, и далеко не он. Слушай, получается, что вы, если я тебя правильно понял, вы дробите пользователей на потенциально ценных или тех, с которыми вы будете работать персонально, и всех остальных, и с персональными уже общаетесь в ручном режиме.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Мы помогаем в принципе всем своим пользователям. Если они обращаются в нашу поддержку, мы всем отвечаем очень быстро, но вот по презентациям и по консультациям мы работаем только с многообещающими — это компании, у которых 10-15 человек плюс.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. Слушай, это у вас на Хабре было исследование или кто-то другой публиковал, там, корреляция между тем, сколько людей пригласили, сколько проектов завели, сколько задач создали, к retention'у и к тому, останется компания?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, я читал, но я не помню, кто это сделал, но я читал. Эта интересная статистика, и мы как раз в блоге думали провести такую же анонимную статистику по нашим пользователям.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Просто показать, наверное, что если сотрудник за первую неделю не зашел в Worksection, то вероятность, что он будет, там, реагировать, она, там, меньше?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, всё верно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И каких-то таких сотрудников подсвечивать руководителю.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, там наверняка будут какие-то интересные инсайты и... не знаю, мы же можем вывести данные по, например, сотрудникам, которые вовремя не выполняют задачи, и, допустим, частоту их исчезновения из системы, что-нибудь такое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто, круто. Или над тем... над сотрудниками, которые вручную... у вас же есть учет времени, да, вручную заносят время, и длительностью их работы в компании.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Например, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Если это какие-то аля легкое или мошенничество, или искажение реальности, что типа я сегодня 16 часов поработала.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно. Но сейчас какой-то процесс онбординга, чтобы пользователя проводило через какие-то, там, обучение, жмакните здесь, заведите новый проект здесь...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Интерактивного внутри системы нету. У нас как бы была такая идея, но пока она на уровне идеи. У нас есть обучающие видео для начинающих пользователей. Плюс у нас есть цепочка обучающих писем, которые мы активируем по мере того, как они продвигаются на тот или иной этап. Плюс живые консультации. Но внутри сервиса пока... ну, у нас только очень простая такая помощь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Цепочка завязана именно на действиях, а не на времени, как вам кажется, что, там, как быстро они раскатаются?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, у нас есть там ряд триггеров, в зависимости от которых мы шлем эти письма. Мы, кстати, это сделали с помощью... Мы вначале пробовали Intercom, и в тот момент мне позвонил мой друг, мотоциклист, Костя Митрофанский, и выяснилось, что они сделали систему, которая называется Tracktor.io, и она умеет слать триггерные письма, она умеет общаться с чатом с пользователями, и причем там довольно сложный конструктор, который можно настроить как угодно. Например, не знаю, если пользователь выполнил ряд действий и он находится в таком-то сегменте, то мы отправляем ему персонализированное сообщение, которое неотличимо от того, как если бы я писал ему руками. И мы подключили эту систему, и с помощью ее проводим онбординг. Прорекламировал Костю.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Правильно. Слушай, мы может его еще и пригласим чуть позже, в следующие выпуски. Скажи, какие еще вы сервисы используете для себя кроме Worksection? Ты упоминал, что у вас в backlog'е очень много задач. Вы его опять же в Worksection ведете или в какой-то другой системе?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, мы ведем его, конечно же, в Worksection, плюс сейчас мы прикручиваем канбан-доску. У нас всё это будет удобно и красиво. Я думаю, что мы сделаем это... заведем большой монитор на стене и прямо, чтобы у нас всё это висело вживую.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Канбан-доска будет и внутри Worksection, да?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да. Уже практически всё готово для этого.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У вас получается и классический вариант проектного менеджмента, Gantt, и, там, дерево вложенности, условно, как вид просмотра задач, и будет канбан-доска для тех, кто хочет внедрять какой-нибудь Scrum, Agile и так далее.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Всё верно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Интересно. Буду ждать. Расскажи, какие-то кейсы значимого роста, падения, что вы меняли в продукте и прям, там, или перло вперед всё и вверх, или наоборот, вы что-то внедряете и стало настолько хуже, что откатываетесь? Там, не знаю, ценообразование, фичи, моменты, когда вы начинали продавать по-другому, пакеты, еще чего-нибудь.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Во-первых, я скажу, что у нас не было каких-то ощутимых падений и ощутимых рывков. Мы всё время плавно достаточно росли, но, может быть, мы начали расти быстрее после... когда мы все съехались и начали активно работать над продуктом, потому что у нас в принципе был этап, когда мы... ну, вначале мы сделали продукт, потом мы где-то год работали удаленно, потом мы в принципе, можно сказать, не занимались продуктом, потому что мы занимались студией, были выборы, у нас была куча всяких сторонних проектов, потом ребята занимались переездами. Я уехал, наверное, полгода где-то путешествовал и вообще думал начать карьеру игрока в покер и бросить проектный менеджмент.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, никогда бы не подумал, что ты рассматривал вариант игрока в покер. А почему игрока в покер? Путешествовать и зарабатывать своим умом?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Мне нравилось это и в то время я выигрывал намного больше, чем мне приносила и студия, и Worksection вместе взятые.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты на длинные выигрывал? Я помню, что игроков в покер, их оценивают не по тому, сколько он выиграл в моменте, а по тому, как в длинную он играет.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Конечно, да, да, всё верно. К примеру, мой друг, с которым мы начинали, сейчас он может выиграть шестизначную сумму в год, но он очень хороший математик, у него немножечко седых волос, потому что в принципе игра в покер — это достаточно нервное занятие и требует такого холодного отношения.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть ты считал и плюс старался помнить, что ушло, какие вероятности, и плюс блеф?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Нет, там чистая математика и просто отсутствие нервов, вот и всё, и терпение, и много терпения.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А вот это вот, психологическая реакция, что тебя пытаются прочесть?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Это очень больно. А не, не, в онлайне это не работает.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А, ты в онлайне играл, не с живыми игроками?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, я играл в онлайне, но к счастью как бы я тогда... мне было, по-моему, 31 или 30, и я гулял по берегу моря, и мне Вика, моя жена, сказала тогда... мы как-то поговорили хорошо, потому что я думал, чем мне заниматься дальше, и она меня навела на мысль, что покер, в принципе, он не приносит какой-то ощутимой пользы в мир, а всё, что я могу принести — это, например, там, горечь и страдания какому-то человеку, у которого я заберу деньги. И вот эта мысль на меня...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Такой, не до конца равнозначный обмен, т.е. конечно это азартная игра, но...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Как бы я не даю энергию в мир, получается, да, я ничего не создают этим. И в этот момент я подумал, что вот, возможно, кстати, вот Worksection — это тот продукт, который позволит другим людям создавать больше, и нам создавать, и это мне обернется сторицей, поэтому как бы я бросил это и вернулся в Киев. Мы съехались и начали работать плотно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Прикольно. И, наверное, первое время использовал ты, там, сбережения, которые были с покера, пока Worksection вышел на какие-то обороты?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да. Мы еще параллельно, некоторое время еще работали как студия. У нас там постоянно было много заказов, но в какой-то момент мы всё забросили и начали заниматься исключительно проектом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Сейчас Worksection, он ищет инвестиции, не ищет? Того, что приносит 900 клиентов, его хватает на команду и развитие, и вы инвестируете в него дальше?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Сейчас пока нам всего хватает. Мы, возможно, будем чуть позже искать инвестиции, когда мы сможем показать магическую клюшку своим инвесторам и сказать, что вот, смотрите, проект начал расти быстро, потому что сейчас проект растет плавно и не так, чтобы мы могли привлечь какие-то очень красивые суммы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вы сейчас как бы и активно не продаете его? В плане, что набрали менеджеров по продажам, там, я не знаю.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, у нас это в планах.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Маркетинг вы сейчас, я знаю, вот про блог ты сказал, я, там, его уже частично слышал об этом, ко мне обращались, т.е. вы сейчас только вот пытаетесь нащупать источник неорганического роста?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, всё верно. Смотри, ситуация такая, что мы сделали этот продукт, но, например, мы не очень сильны были как бизнесмены, да, и мы только учимся. За этот год я прочитал достаточно много книг, но прочитать и сделать — это совсем не одно и то же. И сейчас мы какие-то некоторые вещи пытаемся... пробуем и делаем, и, грубо говоря, пытаемся качать бизнесовую мышцу, но... посмотрим.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы снова в студии. Мы снова телепортировались на мгновение и вернулись.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Всем привет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: С нами по прежнему Чингис Баринов из Worksection.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Рома налил мне пуэр.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какие-то еще сейчас вспомнишь примеры, может, небольшого роста, да, там, что-то поменяли, на 10%, на 5% выросло или в принципе всё шло достаточно так органично, естественно и вы особо не замечали, что что-то приносит какой-то такой boost значимый?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Были моменты, когда мы активно начали продвигаться на Quora. Это дало нам ощутимый boost каких-то первых англоязычных клиентов и у нас как-то хорошо вырос англоязычный трафик, но, опять же, например, трафик вырос, но у нас в тот момент не было каких-то подготовленных материалов, у нас не было англоязычного FAQ.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Часто задаваемых вопросов, ЧАВО не было.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Как бы, на самом деле у нас было намного больше fuck-up'ов, чем, допустим, каких-то красивых моментов с ростом. Например, у нас был, когда мы сделали первую англоязычную версию, мы заказали ее очень хорошему переводчику из Харькова. Он сертифицированный и он нам всё четко перевел. Но живые клиенты, например, которые смотрели на нашу англоязычную версию, они думали, что это Google Translate какой-то перевел, потому что многие слова были такие, которые...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Не общеиспользуемые, да?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Очень малоиспользуемые, да, и как бы мы об этом узнали только спустя некоторое время. Мы нашли native спикера. Он нам красиво уже перевел. Вот, такие моменты, например.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но на Quora вы писали просто, что «Ребята, попробуйте нас», или у вас была какая-то более сложная механика, типа, «Ребята, вот подборка...»?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Мы старались отвечать максимально релевантно. На самом деле у нас была достаточно простая стратегия. У нас писала девочка. У нее была очень красивая фотография на аватарке, и она писала релевантно и старалась максимально помогать людям, которые задают вопросы. Все обязательно тыкали в её аватарку и смотрели, а где она работает, и переходили на сайт, и она стала самым просматриваемым юзером в категории Проектный Менеджмент.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ух ты. Слушай, это похоже на историю у нас пару выпусков назад. Ребята раньше занимались сервисом ePochta и у них был блог от очаровательной блондинки с фотографией. По-моему, Олей звали. Она сейчас жена Кости. Если я сейчас ошибся, мы перепишем эту часть, но, по-моему, я ничего не наврал. И они тоже использовали ее фотографию блондинки, но вы по факту не ставили даже ссылки, да, в этих комментариях?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Это гнусный шовинизм, конечно, но это работает.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но вы ссылки ставили где-то, она, там, в тему, вот, «Попробуйте Worksection»?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Если это было релевантно. Если это было нерелевантно, мы даже не ставили, потому что в принципе главное было помочь человеку, а дальше природа возьмет своё.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И, наверное, спрашивали в основном мужчины. Она отвечала в целом на как устроена методология постановки задач или это было что-то про конкретные сервисы, какие-то типа вопросов были?

ЧИНГИС БАРИНОВ: У нас были категории вопросов, которые она мониторила, и везде, где можно помочь, она приходила и помогала.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть даже если пользователь спрашивал что-то про Basecamp?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Например, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Прикольно. То есть она такая была как эксперт-интегратор, только интегратор одной компании.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно. Скажи, у вас есть еще партнерская программа. Насколько вы сейчас ею довольны? Какой процент оборота она вам приносит?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, партнерка, кстати, нам принесла порядка 9% пользователей. Раньше мы отдавали процент от каждого клиента, который платит, мы 10% от его платежа отдавали человеку, который его привел, но потом мы пересмотрели это, потому что в принципе то, что... ну, если компания остается с нами, допустим, в течение 5 лет, то это во многом не заслуга как бы человека. Мы сейчас пересмотрели и мы просто отдаем вот первые $25 с первого... как только клиент, которого привели, платит $25, мы сразу же отдаем их человеку, который привел, и постарались сделать партнерку максимально простой и быстрой, и она работает, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: 9% пользователей она дала, а оборота тоже 9% или там неравномерное распределение?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я, честно говоря, навскидку так не помню.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты не помнишь, чтобы там было какое-то сильное искажение?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Плюс-минус 5-10%.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. Какие-то еще каналы, такие как партнерка, как Quora, вы использовали для продвижения, кроме SEO, контент-маркетинга?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Мы сейчас активно работаем с каталогами. С западными еще не начали. К примеру, хорошо очень показывает сейчас каталог startpack.ru или, например, onlineprojects.ru. Вот, каталоги, в которых...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Люди выбирают системы, да?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, в которых люди выбирают системы. Вот они себя очень отлично показывают. Мы платим там за рекламу.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Там какая-то покликовая или за размещение или партнерка?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Там по-разному, разные схемы, но в целом как бы оттуда прекрасный трафик идет, который отлично конвертируется, и ими надо обязательно пользоваться.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. Интересно, интересно. Скажи мне еще такой смешной вопрос. Вот эти вот все смайлики, лайки прижились? Люди их действительно используют внутри сервиса?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Вообще, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что я там пару раз лайк поставил и забросил, может, мы зануды?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Не исключено, да. Я знаю, что ими активно пользуются. Еще у нас есть красивые нарисованные аватарки и сотрудники с удовольствием себе их ставят. Да, эта вся социальная тема, она отлично работает. Более того, я очень хочу, чтобы у нас была... какие-то элементы геймификации, да, чтобы у нас были награды типа «Сотрудник дня» или «Зевака недели» или «Тормоз месяца». Вот эти все штуки — это тоже мне очень хочется, чтобы мы это сделали, и я надеюсь, что я вот уговорю арт-директора, чтобы он нарисовал мне красивые медальки.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Медальки «Тормоз месяца». А вдруг люди начнут за нее воевать и действительно тормозить?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Обязательно начнут воевать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, я даже представляю, кто у меня в системе мог бы стать тормозом месяца, не будем это называть в студии.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Ты покраснел, Рома.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, ты же знаешь, все задачи, они замыкаются на... тормозят на мне. Все остальные работают быстро. Ты упоминал, что у вас разработка построена спринтами. Почему длительность спринта 2 месяца?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я сказал: «Максимум 2 месяца». На самом деле, мы, когда начали работать, мы не читали про Agile и не читали про Scrum, вообще это ничего особо не понимали, т.е. у нас просто было понимание того, что результат неочевиден и мы не очень четко знаем, хочет ли пользователи эти изменения, да, т.е. наша задача была очень быстро сделать, очень быстро протестировать и очень быстро скорректировать, и уже потом как бы я узнал, что это называется Agile оказывается. И в принципе, я считаю, что во многом успех нашего продукта в том, что мы не были профессиональными проектными менеджерами, да, т.е. мы делали продукт для себя, как для обычных людей, которые не сильно разбираются в...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В теме.

ЧИНГИС БАРИНОВ: В методологии, да. Потом нам... я помню, что первый раз, как написал какой-то человек из строительства, он сказал: «А давайте вы сделаете диаграмму Ганта». Мы такие: «Так».

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: «Что это?»

ЧИНГИС БАРИНОВ: «Идем в Википедию. Окей.»

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть вы пришли без этого противного опыта, теоретического, который в теории работает, а на практике не очень? Я имею в виду опыт именно, как правильно заводить проекты, как правильно...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, т.е. мы так изначально, в принципе, как-то органически получилось так, что мы начали именно так и работать, что мы, там, собирались каждый день: «Ну, что мы сегодня делаем?», и делали это, да, т.е. максимально быстро.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть у вас были такие митинги утренние?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, у нас утренние митинги «Что мы будем делать», обсуждаем, штурмуем и прям к концу дня мы уже что-то готовое выкатываем. И потом я уже прочитал — так это же на Scrum похоже таки. Но единственно, что у нас там не жесткие спринты, у нас нет какого-то Scrum мастера. У нас в этом отношении немножко анархия. Мы можем кричать, перебивать друг друга, и бывает, что побеждает...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Громкий.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Просто, да, кто больше верит в то, что это надо делать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Спринты у вас по-разному, да, т.е. у вас какие-то есть микрорелизы и есть большие релизы, к которым вы идете...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, всё верно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И берете просто количество дополнительных task'ов, которые связаны или не связаны, просто за этот период параллельно?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, именно так.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно.

ЧИНГИС БАРИНОВ: И как бы, мы выкатываем продукт максимально быстро. Мы можем, например, сделать какие-то изменения за день. Мы их тут же видим в своем аккаунте, в котором мы работаем. Сразу же это тестит и матюкается остальная часть команды, например, потому что там могут какие-то ошибки вылазить, да, и через некоторое время это тестят компании, которые не побоялись быть нашими тестерами, да. И, допустим, мы можем уже первоначально оттестированный релиз выложить... мы обычно это делаем, выкладываем в пятницу ночью, а за субботу, воскресенье мы уже получаем фидбек от самых...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Работоспособных.

ЧИНГИС БАРИНОВ: ...работающих компаний, да. И обычно вот суббота, воскресенье, обязательно находятся еще какие-то ошибки, потому что ошибки есть всегда. Даже если мы тестим, например, на неделе, все равно живые пользователи, они всегда дают такой фидбек, которого ты не ожидаешь. Я уже привык к тому, что просто невозможно даже угадать их реакцию. Они дают настоящий, живой фидбек, и, допустим, за субботу, воскресенье мы еще корректируем его, и в понедельник у нас уже прекрасный и действующий релиз. Обычно вот схема такая.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно, потому что многие компании боятся релизиться в пятницу, потому что впереди выходные и никто не хочет исправлять за выходные.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Не, не, не, а мы... вот, Валера следит за тем, чтобы ничего плохого не произошло. У нас есть Валера.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: «Валера следит» хештег.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И получается, что у вас нет выделенной какой-то, там, людей, которые занимаются QA, тестами, т.е. тестирует вся команда?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Автоматизированные тесты вы какие-то используете, там, что всё не поломалось, не упало?

ЧИНГИС БАРИНОВ: У нас есть просто очень тестово-нагруженные аккаунты. Мы на них прогоняем. Если всё хорошо, то... Но, опять же, я говорю, всё упирается в живых пользователей, потому что есть такие ситуации, которые в принципе невозможно себе представить, как разработчику, и иногда... ну, система у нас достаточно простая и достаточно гибкая. Она, вот, если сравнить с инструментами, похожа на лопату. Лопатой можно копать, лопатой можно, там, не знаю, убивать на лету мух и всё остальное, да. Лопату можно использовать очень многими способами, там, рубить дрова, да. И наши пользователи используют Worksection иногда таким невообразимым образом, и вот...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Например? Как используют Worksection нетиповым образом пользователи?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Грубо говоря, поскольку у нас сейчас неограниченное количество задач в проекте, например, у них может быть 10 000 задач в проекте, и ты просто смотришь на это количество и не очень понимаешь, как они вообще там что-то ищут. Там есть поиск, да, но это всё очень долго как бы, вот, и... ну, вот такие вещи.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как она у них вообще шевелится?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да. А есть, например, другие компании, у которых может быть, например, несколько тысяч комментариев, да, и ты смотришь... А комментарии у нас сейчас не выводятся листингом, а выводятся одним общим списком, да, т.е. они не бьются на страницы. И вот сейчас мы уже, там, добавили уже постраничный вывод, потому что никто не предполагал, что переписка, например, по задаче может у них быть больше 1000 сообщений.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: С ума сойти. Ты, когда говоришь такие вещи, я не представляю, как люди работают.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я тоже не очень представляю.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То ли они используют вас как чат, просто через почту сразу отвечают в формате чата.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, такое тоже бывает, но вот есть какие-то моменты, которые сложно регламентировать, и это только через фидбек мы видим.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Жесть, конечно. Просто, у нас есть Slack, где мы общаемся в чате, есть Skype, где мы можем с клиентами пообщаться. Если мы видим, что что-то затягивается, мы созваниваемся, встречаемся, и поняли, что это чаще быстрее и продуктивнее, чем долго перекидываться письмами или комментариями в задаче, а 1000 комментариев — это я... я себе не представляю, как потом искать, находить это всё, но прикольно, что оно работает.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Теоретически у нас есть поиск, да, то есть... В принципе, вот работа с комментариями у нас очень классно сделано. Там можно ставить смайлики. Там можно склеивать, удалять комментарии, скрывать комментарий, делать приватные комментарии, которые видят, например, только 2 человека из 10, которые участвуют в задаче, и так далее, т.е. вот все эти вещи можно, но, опять же, мы не предполагали, что комментариев может быть очень много.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но самое главное, что оно у вас выдерживает нагрузку и шевелится.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, но мы постоянно оптимизируем. Worksection славится тем, что он работает очень быстро, т.е. мы точно работаем быстрее, чем наши самые хорошие конкуренты.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, меня очень сильно бесит в Asana... у нас дизайнеры работают в Asana... то, что ты открываешь ссылку с почты и спиннер крутится, крутится пока этот весь интерфейс подгрузится, ты такой: «Блин, мне надо было просто ответить на последний комментарий» или «... открыть последний файлик», и это ужасно. За счет чего вы добиваетесь такой скорости? У вас какие-то хитрые сервера или...

ЧИНГИС БАРИНОВ: У нас несколько серверных площадок и плюс мы постоянно оптимизируем движок, т.е. вот эта оптимизация — она систематическая. Мы анализируем длительные запросы к базе и вот... Ну, это просто постоянная работа над скоростью.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какие инструменты, я уже частично тебя спрашивал, может быть, еще вспомнишь, там, SaaS'ы, не SaaS'ы, там, облачные инструменты вы используете в своей каждодневной работе кроме Worksection?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я с гордостью могу сказать, что мы используем только Worksection.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И Tracktor.

ЧИНГИС БАРИНОВ: И Tracktor, да, и иногда можем что-нибудь по Гугл Чату сказануть друг другу.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Hangouts который?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, Hangouts.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Всё остальное у вас внутри Worksection?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, но можем, да, кофеварку еще и орем из комнаты в комнату иногда.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, ну, да, это тяжело автоматизировать. А лично ты, когда-то мы менял спрашивал про личный тайм-менеджмент, теперь я алаверды спрошу тебя. Лично ты свои проекты и личный тайм-менеджмент ведешь тоже в Worksection или в какой-то, там, Wunderlist, Todoist, еще чего-нибудь такое?

ЧИНГИС БАРИНОВ: В Worksection я веду всё, что касается работы. Всё, что касается личного чек-листа, я пробовал довольно много всяких task-менеджеров. Worksection я не пользуюсь, потому что он удобен, если ты работаешь с несколькими людьми, а если это список только для меня, то есть в принципе более удобные вещи, и в итоге я остановился на Todoist и веду в нем чек-листы. У меня есть категории по проектам, например, и... В принципе, у меня там 2 категории — важное, не важное.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Внутри каждого проекта или как?

ЧИНГИС БАРИНОВ: У меня два больших тега — важное, не важное. Я стараюсь с утра обязательно делать хотя бы одно важное дело, потому что в этот момент у тебя наиболее... вот, сила воли — это ж там мышца.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну да, или мысле-топливо, как говорит Дорофеев.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, и любое решение эту мышцу истощает. Вот, с утра, пока я не сделал никаких телодвижений, эта мышца наиболее сильна, поэтому вот в этот момент я стараюсь сделать важное дело, и после этого я уже могу заниматься другими важными делами или сделать какие-то неважные дела, которые подходят под ситуацию, например, под локацию или по времени.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть по контексту такое.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И важные дела, получается, как, по-моему, у Брайана Трейси «Cначала съешьте лягушку» или что-то в таком духе, такой подход есть.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, и критерий важного дела — это... ну, у меня есть какие-то мои ценности, которые я периодически пересматриваю, и дело становится важным, если оно соответствует моим ценностям.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И двигает по ним.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты их как-то сам выписал или обращался к кому-то за помощью или книжку читал? С женой общался вот как там на океане?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Книжки я сейчас последний год читаю постоянно. Я где-то читаю стараюсь хотя бы 1 книгу в 2 недели читать. Я просто открыл для себя аудиокниги и это очень удобно. Я читаю в спортзале, я читаю... Вот, зимой, если ездил на машине, читал в пробках. И я обязательно пишу конспекты. Пишу конспекты, потому что в какой-то момент я понял, что я, допустим, мог прочитать несколько книг и спустя месяц я уже ничего не помню, да, т.е. и поэтому я после прочтения книги, если она мне понравилась, я обязательно пишу конспект по главам, написанный именно своими словами, и потом я вешаю его на стенку себе, например, там, не знаю, на холодильник, например, или просто... у меня вот стена в моей комнате, она немножко похожа на квартиру маньяка, который что-то там пишет, потому что она у меня вся заклеена листочками и конспектами.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Как в фильмах.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, и поэтому, когда ты на нее... Я периодически все равно смотрю на это и перечитываю, и у меня очень хорошо закрепляются эти знания. И самое главное, вот, всё, что я вешаю на стену, я пытаюсь применить, потому что без этого нет смысла читать книги.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, с аудиокнигами, там не так удобно делать заметку прям в моменте, т.е. ты просто, прослушав главу или дочитав книгу до конца, начинаешь восстанавливать это всё?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да. Я пишу в OneNote — это аналог Evernote, но мне он почему-то удобней, чем Evernote. Они сейчас очень классно сделали. У меня в нем есть прям библиотека моих конспектов. Я под каждую книгу завожу главу и пишу по главам прям конспект главы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно. Я тоже пишу конспекты, но, во-первых, в Evernote, он медленно запускается, очень медленно ищет, даже на Маке, и я все-таки конспекты веду в электронном виде, потому что я читаю в основном с Kindle, а аудиокнижки я как-то не думал конспектировать, я просто записывал и иногда заглядывал. И вот у меня сейчас в ToDo'шке висит: «Перечитать конспект Дорофеева, да, попробовать попечатать». Хотя, я, конечно, не приверженец использовать бумагу лишний раз, но эта тема для того, чтобы это внедрить...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Можешь купить несколько мониторов и повесить их на стену.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Менять картинки в зависимости от контекста, времени суток, успеха по проектам.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Можешь в бекграунд каких-нибудь повесить женщин или мотоциклов, ты уже обязательно смотреть на это.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Мы коллегам из Roman.ua сейчас начали внедрять такую историю. Если сотрудник проходит испытательный срок, мы дарим Kindle в конце испытательного срока.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Класс. Крутые. Это круто. И я вот хочу сказать свой маленький хак. Я читаю книги, используя приложения Audible — это Amazon'овское приложение, и оно работает в связке с Kindle. И, например, я покупаю сразу пак книги в электронном виде плюс аудиоверсия, она получается чуть-чуть дороже чем обычная версия, но, например, ты можешь прослушать главу в аудио виде и потом, когда ты открываешь эту книгу в электронном...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Продолжить чтение.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто, слушай, я не знал об этой теме. Получается, что это для англоязычных книг, потому что на Amazon'е в основном...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, это для англоязычных книг.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но озвучка там должна быть очень хорошей.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Ну и плюс ты сразу качаешь английский отлично вообще.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да. Я сейчас фильмы, сериалы смотрю на английском, с субтитрами или без, но да, это тоже вариант, аудиокнижки на английском, тем более, что я знаю, что те же субтитры на Netflix, они настолько восхитительные, что ты просто... там, озвучено субтитрами «вздыхает», «косо глянул».

ЧИНГИС БАРИНОВ: «Играет музыка».

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, «Играет грустная музыка» и так далее.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Для любимых слушателей подкаста «ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН» я с удовольствием расскажу еще вот мое открытие, я считаю, года. Я прочитал очень классную книгу, автор Duhigg. Может быть, у меня не очень хорошее произношение, но... В общем, эта книга про привычки. Я, наверное, не помню точно название.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Мы сможем приложить в описание подкаста. Глобально, если помнишь, там, какие-то...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Грубо говоря, эта книга про то как она привычка у млекопитающих, просто на физическом уровне. Там очень много всяких медицинских кейсов. Там рассказывается... ну, вот, три стадии формирования привычки. Я узнал о том, что от привычки невозможно избавиться, ее можно только заменить, и о том, как вырабатывать, например, полезные привычки и как заменять старые вред-привычки.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто, потому что я кучу раз читал статьи, знаешь, «Делайте что-то 21 день подряд».

ЧИНГИС БАРИНОВ: Это херня.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это всё фигня, она не работает, согласен.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Короче, 20 раз — это не работает. Вернее, может и сработает, но не обязательно. Я выписал... Я прочитал книгу. Там всё логично, всё просто и осталось только сделать, что довольно сложно... ну, непросто. Я выписал на одном листочке вредные привычки, от которых мне хотелось бы избавиться, и я написал на другом листочке полезные привычки...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Которыми ты заместить должен?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Которые я должен или заместить или привыкнуть. Там очень важные момент с вредными привычками — осознать, почему ты это делаешь. Например, там очень классные примеры, например, из анонимных алкоголиков или вот сама история вообще возникновения этих клубов, она очень интересная. Я могу посмотреть потом в мобильном телефоне и сказать название.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто.

ЧИНГИС БАРИНОВ: И, грубо говоря, за 3 месяца я, наверное, от большинства вредных привычек избавился и я приобрел полезные привычки. Например, я сейчас каждый день встаю, и у меня есть утренняя привычка, это одна и та же мелодия, я заправляю постель, делаю зарядку обязательно, и каждое утро я начал принимать холодный душ, и потом в награду я получаю завтрак. И, грубо говоря, когда я просыпаюсь, я уже жду этого вкусного завтрака, и мне осталось сделать только пару приятных вещей, которые меня к нему приведут.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно, потому что я с тобой абсолютно согласен. Когда я начинал разбирать свои какие-то привычки, особенно они касаются того, что я люблю сладкое или иногда переедать и с чем я борюсь спортом, не спортом.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Ты прекрасно выглядишь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я работаю над этим. То очень важно честно себя спросить: «А какую проблему на самом деле я этой привычкой решаю?» Потому что, заедая сладким, ты заедаешь стресс или чего-то хочешь, решить какую-то проблему, и, пока ты себе честно не ответишь, ты не найдешь глубинных причин, зачем тебе перестать есть сладкое, например, или есть его меньше. Слушай, я почитаю обязательно. Люди, которые читают конспекты, они не проживают этот момент, и не пускают внутри себя, и не захватят другие дополнительные смыслы.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Может быть, кто-то и сделает, просто, вот лично я для себя понял, что мне надо купить эту книгу, заплатить за нее деньги.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: 100%.

ЧИНГИС БАРИНОВ: И мне надо вложить... ну, инвестировать в это какой-то труд.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Время побольше, чем просто прочитать...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, я должен сам написать этот конспект. Я пытался качать какие-то summary по книгам — это не работает.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я тоже. Вообще не заходит никак. Ты не проживаешь это. Ты прочитал такой: «Да, капитан очевидность, всё понятно».

ЧИНГИС БАРИНОВ: Ну как бы, действительно, это же так и есть.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, ты такой: «Всё ясно», но делать — я же ничего не проинвестировал, оно, там, не стоило ничего, и...

ЧИНГИС БАРИНОВ: В общем, я так и не вспомнил название этой книги, но она есть у нас в блоге. У нас в блоге есть категория Рецензии, там есть «Топ 10 книг от Чингиса», и вы можете ее прочитать там.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Мы сошлемся. Мы сошлемся обязательно или в открытой части, или в бонусной части.

ЧИНГИС БАРИНОВ: На сайте Roman.ua?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На сайте Roman.ua, да. У нас там текстовая расшифровка будет полностью плюс бонусная часть. Да, кстати, подходя к нашим бонусам, у нас есть традиция. Благодаря нашим партнерам, мы дарим подарки. Я не знаю, правда, возможно, ты читал эту книжку и подаришь кому-то из коллег — Гандапас, «Камасутра для оратора».

ЧИНГИС БАРИНОВ: Класс. Это классная книга.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это классика.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я, кстати, собирался ее недавно перечитать, но у меня аудиоверсия и не было бумажной.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Теперь у тебя есть бумажная и, плюс, мы глянули, что вы начинаете вести блог, вы начинаете больше, там, будете, я думаю, выступать, рассказывать о своем продукте, который классный. Я думаю, что тебе и коллегам будет в тему.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Супер. Спасибо. Сейчас опять начали капать слезы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Еще я тебе пришлю, поскольку ты любишь ездить на мотоцикле, я тебе пришлю купон на проживание от второго нашего партнера... Это, кстати, от kniga.biz.ua, интернет-магазина. Они, кстати, по-моему, даже пробовали пользоваться Worksection по моей партнерке, если я не ошибаюсь.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Это очень круто, потому что я тогда к ним съезжу в гости и возьму у них видео отзыв.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И второй подарок — я тебе пришлю ваучер на проживание от сервиса Dobovo.com.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Супер, спасибо.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сервис посуточной аренды. Я думаю, что ты найдешь где, по Украине и не только по Украине, воспользоваться, попробовать. Ребята делают посуточную аренду.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Классно. Обязательно. Давай им тоже продадим Worksection.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Они, кстати, были у нас в подкасте. Ты можешь увидеть, как они прям используют в работе Mantis, а они реально используют его для всего — для выставления счетов, для того, чтобы люди квартиру, после того как выехал гость, помыли, отмыли и так далее, т.е. они во всю его используют, но вот у них, мне кажется, самый большой страх — это то, что потом надо будет кому-то платить, а в Mantis они могут всё под себя дописать и есть IT-команда.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Окей.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И в этот момент, когда я пользуюсь твоими скупыми, мужскими слезами, спрашиваю про подарок для наших слушателей, чтобы они зашли на Roman.ua, ввели там email, если они до сих пор еще не подписаны, подписались на рассылку, увидели расшифровку подкаста и получили какой-то бонус от тебя или от Worksection.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, Рома пришлет в рассылке промокод и мы дарим от Worksection первым 30 пользователям, которые зарегистрируются по этому промокоду, плюс $100 на счет прям.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто.

ЧИНГИС БАРИНОВ: У нас будет триальный период и $100 на счету.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это эквивалент $3000, ребята, 30 пользователей по $100. Единственно, что там надо будет просто зайти в запись подкаста в разделе Подкасты и там будет формочка, ввести имя, email, и там же после ввода вскроется промокод, а для тех, кто уже подписан, им автоматом вскроется, мы поработали над этим.

ЧИНГИС БАРИНОВ: А, и еще, я тоже скажу, у нас действует программа поддержки волонтерских и социальных программ. У нас сейчас очень много украинских волонтеров.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: НГО, да?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да. К примеру, самые, наверное, громкие имена — это вот... ProZorro нами пользовалась. Сейчас, по-моему, у них поменялся менеджмент и они перешли. ProZorro со старта и до момента их общеукраинской известности, они нами пользовались. Челлендж, который ты знаешь. «Зробимо Україну чистою». Вот эти все организации, они нами пользуются для организации своих...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, «Зробимо Україну чистою» — это на nowaste.com.ua, да, если я не ошибаюсь, или это другие ребята?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Там есть 2 организации и они обе пользуются.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто, потому что мы недавно на днях заказали в офис для переработки эти ящики и они в конце этой недели к нам пришлют. Круто. Расскажи, какие еще подходы в личном тайм-менеджменте ты используешь или использовал и понял, что они не работают? Мы обсудили, что привычки за 21 день далеко необязательно приживаются и это не показатель, и я тут просто с тобой соглашаюсь по полной программе.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Последний год я начал активно использовать визуализацию, т.е. я подумал о своих ценностях, написал свои цели на год и распечатал их просто в виде образов и повесил их опять же на стену недалеко от конспектов. И, грубо говоря, когда ты живешь в рутине, ты... рутина, она очень важна и в принципе это то, что составляет 90% нашей жизни, и поэтому очень важно понимать, что именно ты делаешь, и осознавать, что именно ты... вот в этих каждодневных привычках, потому что если, например, я хочу измениться, да, но я каждый день делаю одни и те же вещи, которые не ведут меня к изменениям, то я никогда не изменюсь. И получается, я вот визуализировал, допустим, себя через год и подумал, грубо говоря, для того, чтобы я должен прийти к этим целям, как должны измениться мои каждодневные занятия.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто. Мне один друг посоветовал книгу, по-моему, «Хохот шамана» или одна из этой серии, там их несколько в этой серии входят, и там была такая простая мысль, что если ты уже сейчас, например, завязываешь шнурки, сидя, а не стоя, да, т.е. садишься на какую-то там тумбочку или тахту, то через 40 лет — это приведет к тому, что у тебя уже будет болеть спина, ты уже будешь не настолько гибкий, т.е. даже вот такие маленькие какие-то микромоменты, микропривычки...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Стоя лучше завязывать или сидя?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Лучше не садиться.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Серьезно?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты можешь и стоя и на колено, но, в общем, с точки зрения шамана, лучше, чтобы ты как бы не подстилал под себя, знаешь, постоянно с комфортом какое-нибудь сиденье.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Древнее знание шаманов о шнурках.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, шаманские техники завязывания шнурков. В общем, шнурки тут не так критичны, да, а тут именно мне понравилась сама мысль, что твои какие-то микродействия, они влияют на то, что будет через 5-10-20-40 лет, потому что они сейчас создают как бы основания для этого, скажем так.

ЧИНГИС БАРИНОВ: С другой стороны, я сегодня был в кофейне, знаешь, и там две девушки пили кофе, и одна из них вытащила открытку, и на открытке было написано: «Не проеби свое время», и я вот посмотрел... и они как бы, одна показала другой, они там улыбнулись, и я подумал, что в принципе его невозможно потерять, оно тебе не принадлежит, что бы ты не делал, полезные вещи или неполезные, оно все равно уходит, и как бы в принципе бессмысленно об этом беспокоиться.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Тоже вариант, да. У меня когда-то были часы Memento Mori с надписью на стрелках, такое напоминание, что всё конечно, а сейчас нет.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Воспринимать это, как хорошую поездку на мотоцикле и просто получать удовольствие от происходящего.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Тоже вариант. Скажи, какие хобби у тебя? Мотоцикл, что-то еще? Шахматы?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, я очень люблю играть в шахматы. Мы собираемся по пятницам с друзьями, сейчас и чаще, наверное. У нас такая классная компания мотоциклистов-шахматистов. Мы играем в шахматы и катаемся на мотоциклах.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Хотя между рядов вы делаете именно шахматы, шашки.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Не я обычно такого стараюсь...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты по ряду едешь?

ЧИНГИС БАРИНОВ: В пробке я просто спокойненько еду по ряду и включаю аварийку.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что я сейчас начал водить и это прям... ты едешь, едешь, всё спокойно, ты не можешь же в 3 зеркала одновременно смотреть, и потом бац, у тебя сбоку проскакивает мотоциклист. Ты такой: «Откуда? А если бы я сейчас яму объезжал бы».

ЧИНГИС БАРИНОВ: Ну да как бы. Это достаточный риск. Мы с товарищем считали, что риск погибнуть за 10 лет, он порядка 1.5% составляет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это вы статистику какую-то брали?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, в цивилизованных странах есть статистика, а если еще взять коэффициент дикой езды в Украине, то, наверное, этот коэффициент чуть больше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это именно на мотоцикле? Это не в целом за 10 лет?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, и вообще как бы, вот километраж по вероятности попадания в ДТП на мотоцикле, он в 30 раз больше, чем на машине, то есть, грубо говоря, если на 100 километров у тебя возможность попасть в аварию на машине 1%, то на мотоцикле это в 30 раз больше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ничего себе, но ты рисковый парень. Но ты говоришь, что сильно аккуратней водишь, да, в потоке?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я вежливо вожу. Я стараюсь сдерживаться и вести себя прилично, и еду аккуратно. Единственно, что очень всегда тяжело соблюдать на мотоцикле, и ты, я так понимаю, тоже начнешь кататься, просто невозможно соблюдать скоростной режим иногда бывает, но в целом, например...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, поток тебя часто поджимает.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но я стараюсь, я стараюсь 60-80.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Но именно то, что это достаточно опасно и ты понимаешь, что тебя могут искалечить и убить, оно заставляет тебя предельно концентрироваться и быть полностью в моменте, и я воспринимаю это, как динамическую медитацию, т.е. я только в том, что я веду мотоцикл, и я не думаю ни о чем другом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты не слушаешь, естественно, книги, не общаешься по телефону, да, во время езды?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я никогда не разговариваю по телефону. Я могу слушать книги, если я еду, например, по автобану, т.е. вот я ездил вначале лета на Балканы, 2 недели путешествовал, мне очень понравилось, и на автобанах, когда пустая дорога, там, 3 ряда, я себе еду и слушаю аудиокниги.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну да, если долго и скучно, то лучше что-то фоном включить.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, конечно, но не в городе, никогда в городе.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. Как ты путешествуешь? Любишь путешествовать? Какие страны были для тебя интересным открытием в последнее время?

ЧИНГИС БАРИНОВ: В последнее время... Я первый раз был на Балканах, мне очень понравилось, очень красивая природа, и Черногория, и Хорватия, и я даже заехал на север Италии, и, мне кажется, если я... я туда обязательно вернусь, и вот, мне кажется, я в принципе способен влюбиться в эту страну, потому что...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты где-то около Трента был или около Венеции?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, недалеко от Венеции.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Недалеко от Венеции. Это начало Доломитов, если я не ошибаюсь?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Вот у меня потом товарищ поехал в Доломиты, и я смотрел на его фотографии и у меня опять падало скупая мужская слеза, потому что я понимал, что это очень красиво, это надо обязательно посмотреть. В принципе, есть очень много мест, которые хочется посмотреть, и на мотоцикле путешествовать — это просто прекрасно, потому что... ну вот когда ты путешествуешь на машине, ты как бы все равно сидишь в коробке и ты как будто смотришь в телевизор, а когда ты едешь на мотоцикле, ты просто вот очень близок с природой, и...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: По другому проживаешь, другая скорость.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Другое восприятие красоты, вокруг очень много красоты.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну да, да, особенно, когда еще есть инфраструктура, ты можешь в любом месте остановиться хорошей дороги.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я должен был быть в Доломитах этим летом, но произошла забастовка итальянских водителей, и поездов, автобусов и всего остального, и мы спрямили маршрут, поехали напрямую в Милан. Я планировал пробежать небольшой trail в Доломитах. Значит, как-нибудь в другой раз.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Как бы вот. Еще мне... я люблю стрелять из лука, например. Я 3 года уже стреляю. В какой-то момент у меня был перерыв. Сейчас я опять начал стрелять. И, опять же, вот стрельба из лука — это тоже во многом медитация. Кстати, я давно хочу попробовать медитировать с утра, но как-то не решусь, но вот, например, езда на мотоцикле и стрельба из лука — это чистая медитация, потому что для того, чтобы попасть в цель... во-первых, в стрельбе из лука очень много эротики, потому что ты свою мускульную энергию как-то комбинируешь с мысленным усилием и ты попадаешь прямо в цель, и это почему-то очень сексуально, я не знаю.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А еще изгибы красивого спортивного лука, да?

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, да. И в этом есть какая-то...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Изюминка.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Очень много энергии. И, опять же, для того, чтобы попасть в цель, ты должен максимально сконцентрироваться, и ты не думаешь о том, что тебе надо сделать, через 2 часа. Ты только в этом моменте присутствуешь и вот в этом удовольствие.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Круто. Я когда-то так айкидо тоже практиковал полгода. Ты прям в моменте, зашел в зал, занимаешься этим, вышел, думаешь о жизни уже, о каких-то рутинных вещах.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, да, это всё похоже.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, у меня был один из выпусков подкаста про медитацию. Ты знаешь куда, там, Женю Некоза, и вот туда я ездил.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Да, Женя меня подбивает. А ты тоже ездил на Випассану?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Конечно, я 2 раза, и Оля моя ездила, и они осенью будут проводить в Днепропетровской области, и под Киевом.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Я, может быть, когда-нибудь созрею, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты можешь 5-10 дней выделить на себя...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Помолчать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: ...разгрузить мозг и потом решить, хочешь ты это практиковать каждый день. Я сейчас не практикую, но снова в ToDo'шку записал. Вот после подкаста с тобой найду эту книгу, почитаю, как внедрять привычки, и думаю, что верну эту привычку, потому что я пробовал разные подходы, но там как-то...

ЧИНГИС БАРИНОВ: Просто правильно себя вознаграждай, а вознаграждение в принципе у млекопитающих только 2 — это секс и еда.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Секс и еда. Слушай, интересная идея. Я попробую.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Договорись...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Слушай, после медитации, я не знаю, что секс, что еда — это интересное как бы совмещение после медитации, но это интересная мысль нам на подумать, мне, тебе и нашим слушателям, которых, возможно, в этот момент мы так теряем потихоньку. Они такие: «О чем, ребята?»

ЧИНГИС БАРИНОВ: Возможно, это даже интересней, чем проектный менеджмент.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Кстати, да, для многих людей проектный менеджмент — это такая суровая штука.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Это просто более узкий спектр, возможно, слушателей, потому что есть как бы люди, которым это необходимо по профессиональным причинам, а есть просто люди, которым это не надо.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да. Слушай, получилось очень круто. Спасибо тебе, что пришел. Если, ребята, у вас будут вопросы к Чингису, можно оставлять их в комментариях или в соцсетях. Книжку мы приложим где-то в описании возле расшифровки этого подкаста.

ЧИНГИС БАРИНОВ: С промокодом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, и промокод, конечно же, за бонус, за email.

ЧИНГИС БАРИНОВ: И даже дай ссылку, где купить ее на kniga.biz.ua, сразу.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Кстати, да, рекомендация от гостя, хорошая идея. Спасибо вам, что прослушали до этого момента, оставайтесь с нами, ждите новых выпусков. Пока, пока.

ЧИНГИС БАРИНОВ: Всем пока.

 

Понравился материал?
Будь в курсе! Подпишись и получай анонсы мероприятий, бесплатные материалы и полезные советы. 6 341 человек — уже подписались.
  • Имя
    Имя и Фамилия*
    Email*
    Телефон
    Компания
    Должность
    Комментарий
    Интерес
    GA Client-id
    IP
    USER_AGENT
    first_utm_term
    first_utm_source
    first_utm_medium
    first_utm_content
    first_utm_campaign
    current_utm_term
    current_utm_source
    current_utm_medium
    current_utm_content
    current_utm_campaign
    User Details