2 ноября 2021 Максим Сокур 53 мин на прочтение

Продуктивный Роман #130

Записки Пилота. Как летать самостоятельно: сколько стоит и с чего начать?

Владимир Васильев — лётчик со стажем почти 20 лет. Он основал компанию NTO-Pilot, которая занимается подбором и перегоном самолётов для клиентов. В 2018 начал вести канал на Youtube «Записки Пилота» и собрал уже 250 000 подписчиков.

В этом выпуске подкаста Владимир рассказал про частную авиацию: почему люди хотят стать пилотами, сколько это стоит, как долго нужно учиться. И, конечно, ответил на главный вопрос — летать дорого?

Подпишись и слушай подкаст
«Продуктивный Роман»

О спонсоре

Переходи по ссылке 👉 https://sendpulse.ua/ и создавай свои автоматические коммуникации с пользователями.

Ссылки

Тайм-коды

❓ Тайм-коды

00:00:00 – Вступление
00:01:12 – Владимир Васильев — пилот, автор Записки пилота»
00:02:09 – Устройство авиаклуба «Авиатик»
00:07:24 – Зачем люди приходят в авиацию?
00:08:25 – Преимущества самолета над вертолётом
00:09:56 – Какие задачи решают те, кто приходит в авиацию?
00:15:24 – С чего начинается хобби лётчика?
00:16:32 – Какие шаги проходят те, кто хочет летать?
00:20:19 – Как Владимир попал в авиацию?
00:22:22 – Классы самолётов по стоимости
00:25:38 – Скорость самолёта за 50 000 – 100 000$
00:30:08 – Усталость за рулем сильнее, чем за штурвалом?
00:31:56 – Как подобрать самолёт под свой бюджет?
00:40:19 – Преимущества совладения самолётом
00:45:39 – Стоимость и этапы обучения пилота
00:48:22 – Как долго нужно учиться на пилота?
00:49:29 – Какие лицензии пилота бывают?
00:52:17 – ТОП лётных школ в Киеве
00:53:31 – Система обучения пилота в США
00:58:04 – Почему лётный инструктор в США — это не дорого?
01:02:06 – Есть ли падение спроса на коммерческих пилотов?
01:04:47 – Можно ли летать с доходом 2 000$?

NTO-Pilot, Записки Пилота

канал про частную авиацию
  • Дата основания2018
  • Количество подписчиков250 000
  • Количество просмотров видео30 500 000

Владимир Васильев
Автор «Записки Пилота»

Расшифровка подкаста

Продуктивный Роман 130

Встреча в клубе «Авиатик»

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Всем привет. Мы в гостях у Владимира Васильева, пилота, YouTube-блогера, двести почти пятьдесят тысяч подписчиков на YouTube.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень много роликов и очень мне нравится у Владимира концепция, чтобы больше людей приходило в небо, в малую авиацию. И сегодня мы здесь поговорим про то, как прийти в небо, что для этого нужно, какие вопросы нужно решить, сколько это стоит. В общем, такой ликбез для айтишников, предпринимателей, маркетологов, которым наверняка кажется, что летать — это очень дорого.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Добрый день. Меня зовут Владимир Васильев. Я рад приветствовать вас у себя и готов ответить на все вопросы, которые вы мне зададите.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Где мы находимся? Что это за пространство?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Мы находимся сейчас в ангаре, т.е. это сервисный ангар авиаклуба «Авиатик» в аэропорту города Житомир.

Instagram @not_that_old_pilot

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вы здесь базируетесь регулярно?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И тут есть рядом ресторан, есть гостиница, есть взлетно-посадочная полоса?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Здесь у нас полностью созданный комплекс, то есть, по сути, как существует здесь международный аэропорт «Житомир», т.е. он уже имеет таможню и пограничный контроль, т.е. у нас 1700 метров асфальтовой полосы и здесь полностью как бы такой клуб. Это не закрытый, это открытый клуб, т.е. владельцев самолетов, т.е. нас. Я думаю, я не готов даже, на самом деле мы не занимались подсчетами, но я думаю, что около 60, может, даже больше 60-65 бортов у нас здесь базируется. И плюс какая-то существует инфраструктура, т.е. сервисная, существует гостиница, ресторан, есть комната отдыха, там, бильярдная, т.е. как бы то, что можно. Сейчас планируется еще строительство бассейна, т.е. чтобы здесь можно было, там детская площадка у нас есть.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Звучит как такой лайфстайл, где люди проживают жизнь, получая удовольствие, путешествуя между странами. В том числе, я так понимаю, что сейчас можно вылететь из международного аэропорта Житомира и приземлиться в Польше, пройдя таможню второй раз там?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Да. Ну, это не то, что… Ну, скажем так, понятно, что сама по себе авиация — это, наверное, как стиль жизни. То есть, с точки зрения, если мы говорим вообще об авиации, это, наверное, просто место там, где мы, ну, не знаю, нельзя сказать, что мы проводим место, но… Время, точнее, скажем так. Но, наверное, и тоже, и в том числе и проводим время мы здесь. То есть это как бы такой, не знаю, как…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Место, где собираются все?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Место, где базируются самолеты. Естественно, авиация привлекает очень многих людей и очень часто люди приезжают не только с целью улететь куда-то или куда, т.е. приезжают сюда отдохнуть, потому что здесь есть возможность приехать, просто полетать или куда-то слетать. Соответственно, в этом случае можно и пообедать, кто-то может здесь остаться, кто-то поздно прилетел, может остаться переночевать в гостинице. То есть, как бы, такая инфраструктура вокруг взлетной полосы на самом деле.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как вы говорили в одном из интервью, что в Америке взлетная полоса — это главная улица.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Да, да, есть фраза, я не готов, просто не помню, но когда-то было сказано, что типа runway is the main street in the city, т.е. взлетная полоса — это главная улица города. Потому что, в принципе, я считаю, что на самом деле это инфраструктура, т.е. любое развитие бизнеса, т.е. не надо только рассматривать авиацию с точки зрения, да, мы фанаты и здесь собрались фанаты, которые просто готовы летать во многом просто ради того, чтобы летать, даже выдумывая себе какие-то планы или какие-то задачи надуманные. Хотя на самом деле качественный рост уже и в Украине в том числе произошел, потому что очень многие используют самолеты для чего-то, т.е. они используют его, там, образно говоря, как транспортное средство или какое-то средство, скажем так, продвижения бизнеса, даже не с точки зрения, т.е. не, ну, как бы, частные самолеты не занимаются коммерцией, это не разрешено, но, с другой стороны, если у вас своя компания и вы владетель, то, что вы в один день можете, ну, совершенно спокойно утром можете вылететь, там, слетать в Кишинев, вернуться назад, или, там, у вас филиалы по Украине, вы находитесь, допустим, вы проживаете, не знаю, к примеру, в Одессе, а у вас филиал там в Черновцах. Представьте, какой кусок времени ехать туда, но вы совершенно спокойно можете утром вылететь своим самолетом в Черновцы, грубо говоря, провести там какое-то совещание, неважно, ревизию, встречу, это не имеет значения, и вернуться назад домой в Одессу, или оттуда залететь во Львов, со Львова, допустим, залететь в Луцк, с Луцка в Харьков, с Харькова в Запорожье, и вернуться в Днепр. И это все можно сделать достаточно компактно, а не сидя, скажем так, десятки часов за рулем, ну, даже, возможно, там, на заднем сиденье комфортного автомобиля.

Зачем люди приходят в авиацию

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вот мы как раз подошли к вопросу, зачем люди приходят в авиацию? То есть я пришел, ну, как бы, прихожу, не пришел, это громко сказано, я прихожу, потому что я попробовал летать на Аэропракте под Макаровым, мне понравилось, я понял, что очень прикольное хобби, которым хотелось бы заниматься. У вас много клиентов айтишников, насколько я понимаю?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Да, достаточно много.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Они приходят для переговоров, для того, чтобы ускорить прилеты к партнерам?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Не, ну, это двоякая ситуация. Смотрите, нельзя рассматривать, есть люди и те, и другие, есть люди, которые объединяют это. То есть, конечно, есть, существует категория людей, которые, ну, так называем, сама фраза «бизнес-авиация», т.е. люди пришли в бизнес-авиацию, потому что они ценят свое время и им нужно быстрое и комфортное транспортное средство, потому что, допустим, частный самолет, помимо того, что он ускоряет время все-таки вот так, он вам дает возможность сэкономить время, он, самое главное, дает вам возможность побывать в тех местах, где не совсем, ну, не можно достичь туда рейсовым самолетом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А почему не вертолет? У одного из моих клиентов в компании куплен вертолет и они летают в Киев.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотрите, самолет и вертолет очень разные вещи, они не пересекаются, как бы скажу так. Те задачи, которые может выполнить вертолет, не может выполнить самолет. И совершенно, скажем так, то, что самолет выполнит их плохо. И совершенно другая ситуация, что есть задачи, которые должен выполнить, может выполнить самолет, но мы берем опять, если вам надо летать локально и где-то приземлиться в каких-то точках, вертолет — это очень…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В поле.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: В поле и на короткие расстояния, небольшие, вертолет великолепное средство и он гораздо лучше выполнит задачи, чем самолет. С другой стороны, если вам надо летать на большее расстояние, т.е. где-то, и вопрос теоретический, когда вы летите, ну, назовем, так, Киев – Белая Церковь, понятно, что вам лучше взлететь вот тут вот в какой-то точке Киева и приземлиться в какой-то точке, допустим, Белая Церковь. Если вы уже летите на расстояние, там, не знаю, Киев – Харьков или, там, допустим, не знаю, Одесса – Львов, расстояния уже большие, самолеты как правило быстрее, самолеты как правило дешевле. Сам по себе вертолет сильно дороже.

Instagram @not_that_old_pilot

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И сложнее в управлении.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Это тоже уже такой вопрос, вы поняли, это философский, т.е. понятно, что всему можно научиться, но вертолет дороже и в одном классе, если мы говорим.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но возвращаясь к бизнес-авиации, если мы не берем сегмент полмиллиона, а берем сегмент, я не знаю, 70-100 тысяч долларов, то чаще всего сам предприниматель, айтишник, сам за штурвалом?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, смотрите, теперь мы приходим к чему? Мы приходим к огромной массе, ну, фактически я называю нас таким, ну, наркоманов, т.е. мы приходим к огромному количеству наркоманов, которые люди искренне, небо, оно затягивает, т.е. по сути, честно говоря, приходят здесь люди, которые, ну, задавая вопрос, я говорю: «Слушайте, попробуйте». Некоторые люди полетали: «Все замечательно, подержался за штурвал, все, мне больше этого ничего не надо, я ощутил эти ощущения, все, это хорошо». Совершенно другая ситуация, люди, которые заражаются этим небом, у них появляется мечта, мечта летать, и естественно вот тут уже другая категория возникает. Одна часть людей, которые в принципе покупают самолет только ради того, чтобы получать кайф. Ну, вот как лыжи, допустим, лыжи и сноуборд. Ну, какая польза, там, практическая польза обществу от лыж? Ну, никакой.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Риски высокие, поломаться можно, холодно.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: По сути, люди идут туда, ну, хотя бы, они, там, не знаю, как-то электричество вырабатывали, когда спускались с горки. Нет, они ничего не делают. Они просто еще заставляют тратить огромные ресурсы, потому что им, грубо говоря, это в кайф. И это здорово, это жизнь. То же самое, есть категория в авиации людей, которые именно, вот они приходят сюда в выходные покататься там на вейкборде или на сноуборде, неважно, как назовем, ну, назовем так airboard, т.е. он начинает здесь кататься и он от этого кайфует и все сделает. Раз. И есть другая категория людей, которые, в общем-то, они хотят еще из этого вычесть, допустим, практическую точку, ну, какую-то пользу из этого сделать, т.е. они, соответственно, они учатся, и они начинают еще сами летать. И в этом случае это уже такой, вы поняли, вот есть, вот чистые, грубо назовем так, люди, которые юзеры.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Эмоциональная покупка, да?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Вот есть эмоциональные, но львиная доля, как правило, сходится где-то посередине, потому что люди пытаются использовать с точки зрения самолет все-таки, чтобы он, ну, он летит, к примеру, с семьей на море, он получает удовольствие от самого полета, но у него есть и практическая польза, ну, и заодно оправдание как бы дома, ну, типа: «Дорогая, вот для чего я вынес столько денег из семьи».

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Понял. Получается, 2 категории людей, которые потом в какой-то момент иногда они смешиваются. Те, кто решают бизнес-задачи, те, кто пришел как хобби. Есть еще кто-то, вот кто приходит в небо?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, здесь масса. На самом деле, я скажу так, что в авиации очень много интересных людей и разных людей, очень много. Во-первых, смотрите как. Вот чисто если практически будем говорить, здесь существуют или люди состоявшиеся, и они с точки зрения интересны, и есть люди, которые умеют мечтать, т.е. человек, который имеет мечтать, и он в общем, т.е. он стремится к небу, как правило, это мечтатель, и человек, который умеет мечтать, это интересный человек, как правило. И есть люди, которые объединяются, вы поняли, и с той, и с другой стороны. Поэтому это вопрос такой, вообще вот авиационная тусовка очень интересная, т.е. очень много интересных людей, это интересный бизнес-клуб, даже назовем так, потому что здесь очень много и состоявшихся людей. Хотя, одна из колоссальных преимуществ авиационной тусовки, я назову так: здесь нет финансового неравенства. И оно очень четко здесь это отслеживается, т.е. на аэродромах, если мы вот говорим, вот где авиационное собрание, ну, вот, смотрите, я не встречал этого, т.е. практически здесь, если вот сказать, основная ситуация, не имеет значения, о чем, вы приехали, там, образно говоря, вы бедный студент, который приехал на старых жигулях, ржавых, отремонтированных, или вы состоявшийся бизнесмен, который приехал на крайне дорогом автомобиле, вы все равно, вы все равно, получается, здесь все одинаковы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Принцип First In, First Out, да, кто первый запросил взлет, тот и взлетит первым вне зависимости от стоимости самолета?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Нет, смотрите, тут не имеет значения, вопрос в следующем, что когда, здесь нету вот этого…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Или вот любовь к небу объединяет?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, я не могу сказать, оно все объединяет, может быть, это любовь к небу, может быть, это в принципе опять с точки зрения, что все понимают, что по сути, когда мы отрываемся от земли, не имеет значения, какое социальное или финансовое положение вы занимаете в обществе. Но, получается, система в том, что здесь эмоционально, грубо говоря, за столом…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Нет чинов?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Садится тот, кто занял первое место, и это воспринимается нормально. Вот эмоционально здесь нету бедных и богатых. То есть понятно, что здесь есть люди очень богатые, есть люди среднего достатка, есть люди, которые, грубо говоря, пыжатся в авиации из последних средств, потому что это и мечта, и они еле-еле вытягивают, чтобы там подняться как-то в небо. Ну, вот, это четко бросается в глаза. Хорошая тусовка.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто, круто, такое сообщество. Обсудили, как люди приходят. Я так понимаю, что в итоге все приходят, попробовав полетать?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, все приходят по-разному. Ну, вы понимаете, кто-то приходит с детской мечтой, потому что он там мечтал. Кто-то когда-то был связан. У кого-то родители были связаны с авиацией. Это очень по-разному. Я просто из рекомендаций всегда говорю, что придите, потусите возле самолетов в первый раз, посмотрите, возможно, у вас получится к кому-то напроситься на борт и вас кто-то покатает, вы поняли, и из этого сложится.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, или можно купить там частный полет на маленьком самолете. Ну, и чаще всего это делают люди, не которые зарабатывают этим на жизнь, т.е. меня, первый раз летал, возил в небе, не знаю, как это правильно, проводил мне экскурсию в небе, дизайнер Александр Иванишин. Он, насколько я помню, зарабатывает жизнь дизайном, ему нужно количество часов отлетывать, и он был согласен по дружбе, по знакомству просто.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, как-то так, я же говорю, как-то так, да, найти это можно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Хорошо. Человек полетал, понял, что ему нравится, хочется еще, полетал 2 раза, 3 раза, длиннее полет, дали в какой-то момент ему порулить, дали зайти не до конца на посадку, но там сбросить высоту перед взлетно-посадочной полосой. Он понял, что он хочет этому хобби уделять больше времени. Следующий шаг PPL?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотрите, ну, тут, опять из своего опыта, это вот, вот, ну, нету системы, вот вообще нету системы.
Есть люди, которые приходили и говорили: «Я хочу самолет», все. Вот они приходили, они не умели летать, не имели ни PPL, ничего: «Я хочу самолет», т.е. они хотят самолет, потому что помимо всего, что они хотят летать, у них вот это есть ощущение игрушки, они хотят, как игрушку в детстве, наверное, у вас же тоже были какие-то игрушки, которые вы хотели купить, и люди, есть такие люди, которые приходят и покупают самолет, а потом начинают учиться, чтобы его освоить.
Есть люди, которые приходят, полетали, попросились к кому-то, полетали и сказали: «Ой, все замечательно», ушли.
Есть, которые идут обучаться сначала PPL и потом в результате обучения принимают, хотят ли они дальше этим делом заниматься.
То есть пути все возможные. То есть поэтому сказать, что какого-то пути нету, т.е. нет одного правильного пути, т.е. я не скажу, то есть, с одной стороны, вроде абсолютно логично считается путь, что прийти, познакомился, посмотрел, понравился, потом пошел, отучился, потом купил самолет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО:

Просто потратить $100,000 не попробовав.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Слушайте, совершенно вот все по-разному. Есть люди, которые, ну, у меня есть, даже вплоть до того, что достаточное количество людей, которые… Он не летает сам, он даже не будет получать, он не получает пилотское. Он купил самолет, ему нравится вот этот вот самолет. Ну, тут летчик сам летает на этом самолете, это владелец сам летает. Но, к примеру, ему нравится самолет, он хочет им обладать, он хочет на нем перемещаться. Он берет профессионального пилота, который летает вместе с ним. Он сидит с правой стороны за сидушкой, на правом сиденье. Он там, грубо говоря, играется в летчика, он ощущает, но он не хочет осваивать.
Плюс, это часто присутствует возрастным людям и успешным, у которых просто нету времени на это тратить, но они хотят хоть как-то прикоснуться к своей мечте. И в результате используют подобный самолет как транспортное средство, летая в командировки. Он сидит с правой стороны. Когда есть возможность, пилот его, там, safety, Павел, ну, инструктор, неважно, командир, делает вид, что он летает. Ну, т.е. пути всевозможные. Поэтому мое мнение, мое мнение: не надо, грубо говоря, себе там циклиться. Потому что есть вроде какое-то правило, но оно не работает.
Если говорить там о стоимости, ну, мы не такая бедная страна на самом деле, как мы себе представляем. То есть людей, которые могут позволить у нас самолеты, ну, колоссальное количество. И вопрос в том, что никого же не удивляет, ну, новые S-классы, или новые X7 на дорогах, или Рендж Роверы, никто не удивляет, это стало нормальной нормой жизни. То есть мы достаточно успешная страна, если так говорить. И средний слой людей, которые, грубо говоря, ну, в том числе же и в IT. В IT, индустрия, где можно достаточно заработать хорошие деньги, и успешных айтишников, которые не украли… У нас почему-то вот это тоже как бы мнение, не знаю, чувство, что если человек успешный, то он наверняка украл.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сидел у кормушки.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Да, он сидел у кормушки. Но, как правило, вот даже я общаюсь с людьми в авиации, здесь подавляющее количество людей, подавляющее, вот так скажу, которые реально, там, это владельцы бизнесов или чего-то, которые создали что-то и произвели этот продукт.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Насколько я помню, вы пришли из бизнеса, нефтегаз, там, много лет назад, в авиацию?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, скажем так, я не пришел. У меня отец, скажем так, пришел в авиацию давно, у меня отец летчик и пошла мечта. То есть, да, у меня была там совершенно другая компания до этого и я занимался совершенно другими делами, и самолет, я когда-то вот эту мечту, я пришел на аэродром, т.е. у меня супруга решила прыгнуть с парашютом, на Чайку, я пришел на аэродром, увидел самолет, спросил: «Дяденька, можно полетать», он говорит: «Да, можно», и вот я полетал. Тут же соответственно, что? Всколыхнуло детские мечты, т.е. по сути, что я сделал? Я сразу же пошел учиться и, там, ну, буквально на следующий год купил себе первый самолет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Плюс детские вот эти книги «Вам – взлет!», да?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Это все, ну, смотрите.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Происходит какой-то укус, да, там, вот кто-то вас укусил полетами. Вы либо попробовали, либо читали книги, либо видели летчика.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Все по-разному. Слушайте, ну, кто-то себя под одеялом перед сном представлял Чкаловым, кто-то хотел стать космонавтом, у кого-то на полочке был самолетик и он с ним играл, у кого-то дядя в соседнем парадном в красивой форме уходил на полет, ну, т.е. это мечта. Как она мечта зародилась, ну, оно у всех по-разному. Кто-то же мечтал об этом и появилось вот это. А небо, слушайте, ну, это один из, наверное, таких, ну, один из многих на самом деле, вот, как горы. Опять, возвращаясь, мы сказали о лыжах, и все, то есть, ну, я там знаю людей, которые лезут в горы, там, и залазят на вершину, все, класс, это мечта. Опять, мы скажем так, ну, если бы они залезли, да, с солнечной панелью на Эверест и установили там ветряк, я сказал: «Да, молодцы, браво». Но они же… они осуществляют свою мечту. Более того, многие гибнут еще там. Но они осуществляют свою мечту. Мечта — это жизнь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, и ее не надо рационализировать.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: И авиация, поэтому я не могу вам сказать, ну, как бы, в этом плане, почему оно произошло.

Сколько стоит купить самолет

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Если мы говорим про классы самолетов, разброс из того, что вы называли даже в своих интервью, это $10,000-15,000, там, $100,000-$70,000, $3,000,000. Можем как-то по классам пройтись? Вот, там, 10-15, кому есть смысл брать такой самолет?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотрите, во-первых, авиация, да, это огромный разброс цены, т.е. на самом деле, что совершенно спокойно речь идет о десятках тысяч долларов и о десятках миллионов долларов. Причем, скажем так, в редких экземплярах, даже о сотнях миллионов долларов. Ну, т.е. как бы бюджет совершенно разный существует, который люди могут себе позволить. Поэтому, с точки зрения, да, на самом деле можно купить какую-то, ну, по сути, берем так, транспортное средство, давайте все абсолютно по классам, т.е. мы приходим, существует велосипед, — транспортное средство? Транспортное, — существует мопед, существует мотоцикл, существуют маленький автомобиль, среднего, высокого, премиум класса, ультра премиум класса, ультра дорогого и кастомного, и так далее, и так далее, и так далее. Поэтому, ну, наверное, классификация, понятно, что существует, но это как бы достаточно широкий вопрос, это надо рассматривать…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Что можно вот получить за $15,000?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ:

За $15,000 вы можете в принципе найти какой-то недорогой ультра лайт, ультра легкий самолет, который, ну, это такое, скажем, маленький…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Одноместный?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Одноместный, двухместный самолетик, на котором, там, ну, грубо говоря, возможно, он даже будет из трубок и ткани сделан, на котором вы сможете летать вокруг аэродрома. То есть в принципе это, да, возможно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Прогулочный самолет.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Да, да, это такой, грубо говоря, как маленькую одноместную надувную лодочку. Это же тоже судно, правильно? Это водное судно, надувная лодочка, которую вы можете, там, или каяк. Вот, грубо говоря, что-то подобное можно взять.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: $50,000-70,000?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: 50-70 тысяч.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Можем, $100,000.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотрите, ну, грубо говоря, уже 100 тысяч, ну, грубо говоря, можно вот такой самолет, в районе 100 тысяч уже.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Cessna?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Да, можно рассматривать, там, Cessna, допустим, 172 или какой-то Piper PA-28, это уже будет там 4-х, но это уже, 50-100 тысяч, это какой-то 2-х или 4-х местный самолет, который уже вам позволит и где-то куда-то там полететь и что-то сделать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это хорошая классика, не новая чаще всего?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Не новая.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Тридцатилетняя где-то или даже больше?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотрите, возраст в самолете очень такой вопрос не совсем линейный, не совсем линейный, потому что в самолете возраст, конечно, ценится, но в первую очередь в самолете ценятся ресурсы, т.е. его техническое состояние и ресурсы, поэтому не совсем как бы линейно можно говорить. Это влияет, возраст самолета всегда влияет, но как бы говорить о том, что вот там нельзя брать 30-и или 40-летний самолет, можно, если за ним ухаживали, грубо говоря, следили, согласно техническим регламентам, он будет, ну, в состоянии, в летном, безопасном состоянии. Если за самолетом неправильно следили, которому 5 лет, он не будет в технически исправном состоянии.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Какую, там, не знаю, среднюю скорость будет поддерживать вот такой вот самолет, там, в диапазоне 50-70-100? Это 180 км/ч?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Давайте назовем так вилку 150-220 км/ч.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И это будет там средняя? Ну, не считаю взлета, посадки, я почему спрашиваю.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Это круизная скорость. Потому что в среднем все зависит, опять, мы уже уходим в это, ну, давайте так, технически это зависит, у вас полет 15 минут или 3 часа, круизная скорость, берем так, в момент круизной скорости, это будет в среднем, назовем, там, 160-220 км.

Сравнение автомобиля и самолета: на чем удобнее?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я почему спрашиваю? Например, на автомобиле я для себя вывел, что хоть эта трасса Киев – Одесса, да, например, где разрешено 110 или 120, условно, или кто-то едет быстрее, все равно есть выезд из города, заезд в город, проезд населенных пунктов, и средняя скорость на длительной дистанции получается где-то километров 80 в час. Ну, если там не закладывать стрелку спидометра.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: В авиации, смотрите, если вы будете лететь Киев – Одесса, у вас средняя скорость, к примеру, вот на этот Cessna вы получите 180 км/ч, вот так вот. Ну, естественно, мы зато не можем подсчитать, конечно, время подъезда к аэропорту, подготовка самолета к вылету, и, соответственно, приземление, там, парковка самолета и потом на такси добраться, допустим, до центра Одессы. Но в среднем, если мы говорим по трассе, ну вот такой самолет будет лететь со скоростью, допустим, 180 км/ч, вот такой самолет будет лететь со скоростью 350-380 км/ч, вот такой будет тоже лететь километров, наверное, тоже 350-400.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это как минимум в 2 раза быстрее автомобиля, но появляется еще preflight планы, появляется добраться до аэропорта и от аэропорта.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, немножко опять заговорю об этом. Нельзя линейно об этом говорить, линейно об этом говорить нельзя. Потому что опять, конечно, если мы говорим о базовых самолетах, они… учитывайте первый момент. Наверное, если с точки зрения, у вас самолет находится, вы далеко проживаете от аэропорта, если вам надо приехать, заправить этот самолет, потом прилететь на этом самолете, запарковать, заказать такси, доехать до аэропорта. В итоге может оказаться, когда вы посчитаете, вроде вы летели на самолете Киев – Одесса, экономия времени получится, там, полчаса. Это первое. Такое тоже может быть, если это самолет достаточно медленно. Конечно, когда самолет уже там быстрый, к примеру, как вот пример вот этого самолета, это уже в любом случае перекроется.


Но в самолете, повторяясь, в чем огромная эмоциональная составляющая? Вы летите. Вы летите и многие именно, я вам скажу, что многие дольше добираются иногда, как это звучит поразительно, на самолете, но они получают кайф от этого, они кайфуют.

И вопрос в том, что почему они начинают часто использовать этот самолет, потому что они еще ищут этому практическое применение. Люди хотят летать, люди хотят получать это удовольствие, и чтобы не просто превращать бензин в шум, вы поняли, и летать над аэродромом, то в данной ситуации они, грубо говоря, пытаются это как-то все-таки реализовать в какие-то практические применения, но это удобно.
Тут куча составляющих. С одной стороны, смотрите, вот вчера прилетел товарищ. У него достаточно не очень быстрый самолет. Я думаю, что он летит порядка 220 километров. Но, смотрите, он вчера вечером вылетел, аэродром, по-моему, там недалеко от Салоники, прилетел в Кривой Рог, из Кривого Рога прилетел к нам в Житомир. Ну, невозможно, за один день человек смог попасть на небыстром самолете, он не медленный, но он не ракета, вот так, он не быстрый самолет, который летает со скоростью 220 км/час, ну, там, в зависимости, плюс-минус, вот так. Но смотрите, что он сделал. Один день, Салоники – Кривой Рог – Житомир.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, на гражданской авиации он бы летел Салоники – Афины, Афины – Киев, Киев – Кривой Рог, не знаю, есть ли.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: И тут возникает вопрос: он на этом расстоянии сэкономил себе время, он объективный, ну, фанат и любитель авиации.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Получил удовольствие.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Он получил от этого удовольствие. Ну, т.е. это по сути, честно говоря, если вы фанат горных лыж, представьте, что вам приходится в ваш офис из дома ездить на горных лыжах, ну, вы поняли, ну, т.е. как бы это подобная ситуация.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Усталости меньше?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: По-разному.

Instagram @not_that_old_pilot

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На машине надо перестраиваться, если это ночью, то следить за ямами.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, я не могу. Смотрите, я как бы скажем так. Опять, здесь не совсем корректное сравнение, не совсем корректное сравнение. Конечно, смотрите, что сравнивать. Вот на этом самолете во Францию, конечно, на нем комфортнее. Смотрите, вот этот самолет, он может из Житомира вот взлететь и через 6-7 часов приземлиться в Ницце без посадки, вот этот самолет конкретно. Ну, вы не можете отсюда из Киева в Ниццу попасть за 6 часов на автомобиле никак, вообще никак. И тут же вступает вопрос еще, смотрите, таможни, вы поняли, прохождение, паспортный контроль, заправки или что-то подобное. То есть очень по-разному. То есть это удобней. Сравнивать, ну, не совсем как бы корректно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Просто, поправьте меня, мне казалось, что в самолете есть там концентрация во время взлета, есть концентрация во время посадки, и если мы не берем там инструментальный полет, если мы не берем полет в горах, то в принципе дальше плюс-минус, ну, назовем это очень утрированно, автопилот.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотря, какой самолет, опять же. Смотрите, вопрос в следующем. Самолеты точно так же делятся на более-менее комфортные, как и автомобили, все. То есть поэтому я вам скажу так, что, наверное, комфорт легкомоторного самолета, он соизмерим с комфортом автомобиля. Дальше все зависит. Вы поедете на крайне комфортном автомобиле по плохой дороге, вы устанете сильно. Вы полетите на крайне комфортном самолете, но попадете в плохие погодные условия, вы устанете больше. Это, ну, такой, ну, почему я говорю, я не хочу вам сказать, ну, в абсолюте.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Хорошо. Сегмент 50-70 в самолетах — это эквивалент какого автомобиля? Это седан за 30? Это джип за 70? Куда ближе?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Хорошо. Десятилетняя Skoda Octavia.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ага, окей.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Хорошая машина.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Хорошая машина.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Если она в хорошем состоянии, прекрасная машина. Ну, не знаю, вот это то, что мне пришло в голову.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Окей, это понятная очень метафора. Дальше что, 200-300, Cirrus?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Нет, смотрите, вопрос, касаясь, какой самолет вам нужен. Если вы выбираете самолет, вам нужно ответить для себя или для брокера в любом случае, скажем так. Как правило, ну, опять, рекомендация обращаться к брокеру, потому что, по сути, вы вряд ли, ну, просто вы сильно рискуете, грубо говоря, если покупать его по крайней мере первый раз самому.
Вам должны задать 2 вопроса. Вам должны задать вопрос первый: какая ваша цель и задача? И следующий вопрос спросить комфортный вам бюджет? Все. После этого человек должен сказать опять, ваш бюджет выполним, ну, ваша задача выполнима в этом бюджете или нет. А позиция цена, самолет необходимо покупать, ну, вот тоже скажем так, то, что я говорю, его надо покупать в комфортную цифру. У каждого комфортная цифра разная. У кого-то комфортная цифра 20-25-30. У кого-то комфортная цифра, там, грубо говоря, 1, 1.5, 2 миллиона долларов или более.
То есть тут немножко на вопрос тоже, он шире по причине, что вам нужна задача, вам нужен бюджет комфортно, т.е. я предлагаю всегда определитесь ту комфортную цифру, которую вы готовы за это заплатить, т.е. которую вы можете потратить, и более того задачу. В этом случае, если вы или сами в этом разберетесь или вы запросите человека, который консультант, вам поможет, он скажет, там, «Окей, эта цифра недостаточна для ваших задач», или другой вопрос, возможно, эта цифра избыточна, потому что в самолетах нету, чем… Вот понятие следующее, что все равно в нем существует вот этот баланс, который вы должны выбрать, т.е. не значит, возможно, под вашу задачу, утрированно, вам нужен самолет вот в этом бюджете, т.е. вам подойдет самолет к примеру за 100, под эту задачу он подойдет за 200-300, а больше не надо, т.е. не вопрос в том, что вы готовы потратить, допустим, миллион долларов, вам просто не надо под эту задачу самолет с возможностями за миллион долларов.

Самолет для личных целей: разбираем кейс

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Давайте пример. Семейная пара, 2 человека, иногда возможно хотят возить еще кого-то. Соответственно, там, 4 или 2 человека плюс собака, 3 в салоне. Без особого там багажа с собой, ну, или не тяжелого.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Куда летать?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Например, в Европу. Без полетов в Америку, без полетов в Африку, без полетов в Азию.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Бюджет?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Есть ли вариант, например, за 70 в этом бюджете что-то решить? Или это уже недостаточно или надо ужиматься, например, до 2-х местного самолета?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотрите, вопрос в следующем, тут тоже, количество мест не совсем иногда тоже, не все в авиации опять линейно, повторюсь. 70 тысяч, летать в Европу, ну, это скажем так, это предельный бюджет, наверное, на которой можно было бы что-то попытаться найти.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это нижняя граница.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, наверное, если летать в Европу, все-таки вам нужен относительно комфортный самолет, относительно быстрый самолет, относительно быстрый, и, наверное, это такой нижний предел, где можно попробовать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть ближе к 100, ну, с учетом авионики, дополнительных расходов?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотрите, за 70 найти можно, можно, за 100 можно найти, за 300 можно найти, за 500 можно найти. И за 500 будет там новее, красивее и наряднее, и лучше, чем, допустим, за 100 или за 70. Но факт, можно ли это выполнять на самолете за 70 тысяч? Можно. Просто надо понимать, что наверняка этот самолет будет, естественно, он будет возрастной, наверное, этот самолет будет с какими-то, скажем так, не с дефектами, то, что он не может летать, а он может там где-то не очень красиво покрашен, вы поняли, может быть старая авионика и какие-то соответственно от этого ограниченные возможности.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть в него надо будет вкладываться дальше?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотрите, вопрос в следующем: можно? Можно. И вопрос возвращается к чему. Вы назвали этот бюджет, т.е. за эти деньги, я думаю, найти что-то можно, все.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Хорошо. Этот сегмент в принципе понятен. Дальше сегмент, наверное, 200-300, да, и дальше миллион?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотрите, возвращаясь к чему тоже, вы должны назвать цифру и опять задача – цифра, задача – цифра, т.е. можно опять прикинуть, что вы хотите как бы определенное. Вот у человека была задача здесь летать по Украине и летать, там, допустим, куда-то в ближайшую заграницу. Вот он купил достаточно дорогой самолет. Вот человек, который постоянно летает в Европу далеко, и он купил уже более дорогой самолет и лучше. Ну, то есть, наверное, это можно, вот то, что вы сказали, эта задача с трудом, но выполнима. Наверное, если еще года 2 назад я бы сказал бы, там, относительно, но точно выполнимая, и это как бы можно было бы, сейчас рынок сильно подорожал.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А за счет чего? За счет карантинных ограничений?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: За счет того, что просто лавинообразный спрос на general aviation, лавинообразный.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Все хотят свободу перемещения?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ:

Все. Причем практически во всех сегментах. В сегменте 100, в сегменте 300, в сегменте миллион, в сегменте 3 миллиона и 5 миллионов, во всех сегментах взрывоопасно. То есть, получается, что бум авиации существовал там когда-то, ну, вообще в принципе это, если так рассматривать, это середина прошлого века.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: 60-е, 70-е.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: 60-е, 70-е, 80-е годы бум авиации существовал, потом как-то на момент стало чуть-чуть, рынок насытился, он стал там относительно уже насыщенный вот так, потом была даже кое-какая просадка конкретно бизнес-авиации. И один из таких сильнейших врагов бизнес-авиации оказался Skype, потому что люди попробовали, не надо уже было летать, потому что раньше все вопросы решались тет-а-тет. А сейчас, ну, скажем так, спрос на самолеты вырос в разы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Приблизительно как сейчас с велосипедами, когда фабрики не успевают просто штамповать компоненты, когда есть лимиты на страны, сколько, в какую страну отгрузят.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: На самолеты, я вам скажу так, что на новые самолеты очереди, на новые самолеты очереди и они исчисляются годами, годами, т.е. в общем-то вы можете прийти и вам совершенно спокойно могут сейчас сказать, что: «Хорошо, окей, мы вам в 2027 году продадим, или, там, в 2025, может быть, повезет, в 2024 году, продадим самолет». То есть спрос, бэушный рынок бэушной авиации, он просто не справился с тем спросом. И сейчас, как это ни странно, самолеты являются дефицитом. Ну, скажем так, купить адекватный самолет не так то просто, точно так же на самом деле как, но всегда можно найти очень дешевый автомобиль, понимаете, и будете ли вы его покупать, иногда, когда вам говорят, что, окей, есть X5, не знаю, за €5000 или за €3000.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Из Польши.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Скорее всего, вы даже не поедете его смотреть, зачем тратить время.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я все 3 машины покупал через ребят. Вот как вы помогаете подобрать, самолеты привести, вот так есть в автомобильном ребята CarFinder, которые помогали мне все 3 машины купить, даже в том числе у друзей и знакомых, и в салоне, и так далее.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Вот сейчас получается следующая система, что найти самолет, который, там, ну, некоторые, конечно, пользуются этими, перепродают самолеты по завышенным ценам крайне, но тут даже проблема даже иногда не в завышенной цене. Проблема в том, что желающих купить самолеты…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Больше, чем произведено до этого.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Больше, чем желающих их продать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Что вы думаете по поводу совладения? В наших реалиях.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Это прекрасная идея.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть на 2-х, 4-х. Я видел интервью.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Прекрасная идея. Более того, я считаю, что за этим будущее и во многом это правильная идея. И более того, что получается, смотрите. Вы покупаете самолет. У вас есть первоначальная капитализация. Допустим, вы собрали самолет $50,000. Я собрал еще, вот там ребята собрали по $50,000 и мы можем купить 4 самолета по $50,000. Мы не будем все вчетвером одновременно висеть в воздухе, скорее всего. За $200,000 один мы купим лучше самолет, значительно лучше, чем за $50,000. И почти наверняка, готов поспорить, что самолета на одного нам на четверых хватит с головой. При этом, смотрите…

Instagram @not_that_old_pilot

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У каждого своя неделя и плюс договоренности.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Неважно, это можно проговорить, там каждый по-разному. У нас уже практикуется это в Украине. У нас есть люди, есть самолеты, которые владеются на несколько людей. Вопрос в следующем. Изначально вы летаете на лучшим самолете. Раз. При этом у самолета существует, смотрите, есть, первое, его покупка, раз, вы уже, грубо, 75% сэкономили, и существует так называемая фиксированная стоимость владения самолета, каждый год. Самолет нельзя сравнить тоже, наверное, как с автомобилем, что вы его поставили, забыли и он стоял. Самолет больше похож на лошадь, т.е. вы купили лошадь, неважно, вы используете ее, не используете.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Кормить ее надо.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ее кормить надо, конюшня нужна. И то же самое в самолете. Парковку платить надо, годовые инспекции платить надо, страховку платить надо. Ну, и что-то какие-то, все равно какая-то фиксированная, допустим, стоимость, она у вас появляется.

Сколько стоит содержать самолет

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Порядок цифр? Парковка, вы называли, долларов 200 в месяц.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ:

Ну, смотрите, ну, хорошо, $200-300, это уже грубо $4000 в год парковка, плюс $1000 страховка, уже $5000, уже где-то какие-то обслуживания, сервисы, грубо $10,000 оно вам стоит владение этим самолетом.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Независимо летаешь, нет.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Летаете вы, не летаете. Потом, допустим, вы начинаете летать, вы уже платите дополнительно за топливо и, к примеру, аэропортовские сборы. Теперь смотрите, у нас получается в год вот эти $10,000, соответственно, они у вас уже превращаются в $2,500. И вот, смотрите, совместное владение. Вы летаете на лучшем самолете, хотя заплатили в 4 раза меньше. Вы владеете самолетом тем же самым, но заплатили в 4 раза меньше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И за моточасы вы заплатили, сколько это стоит.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: И за моточасы вы заплатили столько, сколько вы использовали этот самолет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И это, грубо, в 2 раза или 3 дороже, чем на машине, ну, даже по топливу.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, опять, давайте не будем равнять, какой самолет и все. Мы просто говорим, машина машине рознь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Если мы берем медианно там 10 литров на сотню километров, не берем дизель, берем бензин, то самолет, наверное, это будет 20 литров?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, да, допустим, да, т.е. опять, смотря, какой самолет, но давайте вот на этом остановимся. То есть, вы поняли, здесь во всем плюсы. Плюс, самолет, как правило, не является той ситуацией как автомобиль. Автомобиль вам нужен всегда. Вы должны ехать на работу. Вы должны ехать за ребенком в школу. Вы должны ехать за молоком в магазин и так далее.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Чаще всего 2 машины в семье могут быть.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: И плюс еще 2 машины. Иногда одной машины семье не хватает, потому что их должно 2 и обе заняты. Самолетом вы пользуетесь иногда. Более того, даже на собственном опыте было так, что у меня было совладение в том числе, т.е. я когда-то купил себе долю одного самолета и пользовался, и мы так летали около года. Смотрите, за год, ну, ни разу не возникло вот конфликта интересов ни одного. Ну, понятно, что случаи разные бывают.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Что одновременно двум очень жестко нужно было вылететь в одни даты, да? И это не решилось договоренностями?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: То есть, по сути, более того, пример такой. Даже здесь у нас на аэродроме достаточное количество самолетов, у которых несколько владельцев, и я не слышал конфликтов. Да, они бывают, конечно, что кто-то потом выходит, кто-то выкупает. Но то, что это правильно, и это нужно, и это хорошее направление, если вы найдете просто там комфортных людей, это прекрасно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Хорошо. По совладению понял, оформляется самолет в совладение, дальше джентльменские соглашения, у кого какая неделя, если поломается, что кто оплачивает, и так далее, да?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Очень по-разному, т.е. есть какие-то моменты, то есть, опять, или люди страхуют самолет, и в этом случае, кто поломал несет риски, несет страховая компания, есть люди разговаривают, окей, неважно, какие-то поломки, которые были, если они только не были связаны с неправильной эксплуатацией самолета, и делятся на всех. Ну, это уже система индивидуальная, она существует, как кто-то договаривается, и, возможно, многие именно подписывают это на бумаге, т.е. составляется договор и все знают, за что несут ответственность и все.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Окей. Он определился с самолетом, определился, совладение или единоличное владение, купил, возможно, и решил, что он летает сам. Мы не берем вариант, что он нанял себе пилота. Это скорее аэротакси, чем владение самолетом и мечтой. Какие он проходит этапы обучения, какие из этих этапов обязательны и сколько стоит? Давайте начнем с PPL, условно.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Первое, что человеку необходимо получить. Чтобы он мог управлять самолетом, ему нужно получить PPL — это Private Pilot License, т.е. это лицензия частного пилота. То есть я бы в среднем сказал, что получение лицензии пилота стоит около $10,000, т.е. какие-то школы, там $8,000, какие-то, ну, меньше вряд ли, какие-то чуть больше. Где-то вот, скажем так, в районе $10,000 вам нужно, чтобы вы могли получить лицензию пилота и, скажем так, научиться летать, научиться летать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это какой-то минимум часов, как в автошколе?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Конечно, это минимум, конечно, минимальный пакет, вот там, по-моему, 42 или 45 часов — это минимальный пакет, который вы должны пройти. Если вам повезло и вы талантливы, вы научились, грубо говоря, за 30 часов летать, допустим, до уровня первоначального пилота, потому что в принципе, чтобы понимали, летчик учится всю жизнь, т.е. до первоначального, вы все равно будете налетывать эти 45 часов. Если вы за 45 часов не научились до этого уровня, вы будете летать 50, 60, 80 часов, пока вы не достигнете, допустим, уровня ну так частного, первого, ну, первоначального уровня частного пилота. Но в среднем, как правило, люди вкладываются в это и вот в районе $10,000. Это первое. Но если вы пришли за мечтой и вы хотите летать, вы уже летаете, вы уже получаете удовольствие, за которое вы платите.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, уже эти 40 часов вы летаете.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Уже 40 часов вы получили, потому, что изначально вы пришли, вам хочется летать и вы получили это. То есть поэтому это не совсем, грубо говоря, очень ключевая ошибка, которую люди говорят: «Окей, не, не, не, я должен $10,000 потратить, а потом я начну летать и это будет круто». Нет, вы кайфовать начинаете сразу же. В дальнейшем уже все зависит, опять, очень индивидуально. Кто-то начинает потихонечку летать вокруг аэродрома, а потом все дальше, дальше, дальше отлетает и осваивается.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вот эти вот 40 часов в комфортном темпе, чтобы у человека хорошо усвоились знания, чтобы он успел где-то там на аэродроме поговорить, обменяться опытом, поспрашивать что-то у бывалых, сколько времени это обучение занимает? Ну, так, без спешки, без задачи: мне надо вылететь такого-то числа.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Скажу, как это бывает, т.е. есть люди, которые, грубо говоря, приезжали, уделяли, все зависит: какое количество финансов вы можете выделить и какое количество времени вы можете выделить. Причем, наверное, это даже, неважно, в какой порядочности, потому что кто-то может выделить финансы, но у него нету времени. Я бы сказал так: кто-то проводит обучение за 2 месяца, кто-то тратит на это полгода, кто-то тратит год.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Наверное, не больше года, потому что успевает забыться.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Больше года это уже много. И плюс еще, смотрите, это же какие-то климатические моменты влазят. Естественно, вы где-то там, вы летом не могли учиться, потому что вы ездили по отпускам, тут вы пришли, осень, собрались осенью летать, пришла погода плохая, а соответственно для студента это критично важно.

Как и где учиться на пилота

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Получили PPL. PPL позволяет летать визуально без инструментальных полетов.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: PPL позволяет летать, базовый PPL — это VFR (visual flight rules), т.е. это в визуальных условиях, т.е. вы можете летать только визуально. То есть погода, грубо говоря, у вас есть достаточно серьезные ограничения по погоде. Соответственно, имея PPL, вообще лицензии пилота, они состоят как пирог, вот слоеный пирог, которая накладывается. Начинается он всегда с PPL и заканчивается, в США есть лицензия астронавта, т.е. вы можете наверху потом положить себе еще астронавт. Но вы ставите на нее все, т.е. вы положили PPL, вы хотите летать многодвигательный самолет, вы на него кладете многодвигательный самолет. Окей, теперь я хочу летать инструментально, я хочу летать в плохую погоду, я хочу, там, допустим, знать все, все, все. Вы кладете инструментальный рейтинг. Потом вы говорите: «Окей, я хочу этим заниматься, я хочу за это брать деньги и работать с профессиональной точки зрения». Вы кладете сюда CPL.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Коммерческий пилот.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Коммерческий, да. CPL — это Commercial Pilot License. Окей, я хочу летать на авиалиниях, вы кладете сюда ATPL. Потом я хочу быть инструктором, я кладу инструктора, причем инструктора могут быть разные. И в конце концов мы куда приходим? К космонавту, правильно?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да. Сколько до инструментального надо еще вложить времени и денег в обучение?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, смотрите, скажем, мое мнение, что нужно получить PPL, надо получать сразу же инструментальный рейтинг, но далеко не все школы, во-первых, и берут сразу, не во всех странах разрешено сразу получать инструментальный рейтинг.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это как контраварийное вождение, надо поездить вначале какое-то время?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, просто с точки зрения, смотрите, как. У вас недостаточно просто опыта, чтобы вас загрузить. Мое мнение, что надо получить PPL и после PPL…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Расслабиться и полетать.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Где-то часов 150 налетать и потом после 150 часов получить инструментальный рейтинг. Ну, где-то 100-150 часов, но это опять индивидуально.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это по сути в большинстве случаев через годы, ну, минимум год, наверное, если человек не летает каждый день?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Совет, да, кто-то идет сразу же, вот кто-то идет сразу же и кто-то получает инструментальный и все, все. Как правило, просто вопрос с точки зрения, вам все равно нужно набить этот опыт. И моя рекомендация, хотя бы, вот вы получили PPL, часов 100 налетайте. Часов 100 налетайте, у вас уже появится такой багаж навыков и знаний, на который потом будет проще класть уже. Ну, это мое мнение.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Посоветуйте тем, кто живет в Украине, можно в идеале вокруг Киева, 3-5 школ, которые есть смысл рассматривать в первую очередь? Я понимаю, что все школы хорошие, не хочется ни о ком говорить плохо. Но порекомендуйте вот 3-5 школ, от которых есть смысл начинать изучение вопроса?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ:

Ну, наверное, пока мне нравится школа — это Vulkan. Vulkan академия мне нравится, т.е. она, ну, в общем-то, хорошо готовит. «Авиационная Группа» неплохо готовит студентов. Я знаю, что есть школа в Белой Церкви «Авиатор», т.е. «Авиатор» в Украине. Ну, наверное, так сходу я больше просто не вспомню, но есть еще школы, я просто не вспомню, это первое, что пришло в голову.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это top of mind и те, которые вы можете рекомендовать?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, как бы, да. Смотрите, не, у нас несколько хороших школ, но вот эти, я не знаю, т.е. вот пока мне, наверное, в лидерах вот по моему — это Vulkan и «Авиационная Группа», вот они неплохо, т.е. более-менее грамотный подход к обучению.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Теорию есть смысл переносить в Zoom? Как сейчас там все образование переносится дистанционно.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Не вижу в этом проблемы, не вижу в этом проблемы. Более того, допустим, возьмем американскую систему образования, она в принципе построена на самообразовании, т.е. у нас может быть, у нас не совсем хватает учебников на русском и украинском языках. Это как бы такой пробел, наверное. Если мы берем американскую школу, то там вы совершенно спокойно можете подготовиться ко всему сами и есть достаточное количество книг, видеоуроков и всего, где вы можете готовиться. Да, вы приходите, вы не просто, значит, вы прослушали, вы поняли, «Окей, достаточно», пришли, «Я все выслушал, все прочитал, давайте», нет, вы, естественно, вы готовитесь, вы сдаете, потом приходите, экзамены, если экзаменаторы убеждаются, что у вас там хорошие знания, которые вы получили сами.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я еще сталкивался и вы говорили в своих интервью, что в Америке обучение в среднем качественнее, именно в авиации, и стоит иногда даже сравнимых денег или дешевле.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Смотрите, учеба приблизительно стоит одинаково, потому что самолет одинаковый, стоимость топлива в Америке, ну, как это, в Америке, там топливо дешевле, но зато там, допустим, вы должны за гостиницу платить, а здесь вы будете жить дома. То есть приблизительно стоимость обучения, она во всем мире сравнима. Она отличается, но она, нет тут такого, что там, образно говоря, там, сколько стоит Макдоналдс в Лондоне, сколько стоит там Макдоналдс, не знаю, где-то там в Бангкоке, т.е. разница, принято, что они подстраиваются под рынок.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, есть индекс бургера.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Да, да, индекс бургера, все, ну, он работает. Здесь такого нету, потому что, ну, как бы самолет, он стоит одни и те же самые деньги.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, в Америке их же больше? Доступность? Где у нас будет десяток стоять, там будет сотня стоять.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Скажите, пожалуйста, BMW в Германии больше, она же не должна там стоить дешевле?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Не должна, но в аренду она может стоить дешевле. У нас аренда дорогая автомобилей?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, смотрите, мы сейчас с вами начинаем загоняться в нюансы. Приблизительно, окей, то, что вам будет стоить, к примеру, в Киеве $9,000, там это будет стоить $8,200, или наоборот, но прибавьте к этому билеты, прибавьте проживание. Поэтому, я вам скажу, в сумме порядок цен приблизительно одинаковый. То, что США — это авиационная держава номер 1, это раз, то, что там школа образования, будучи из-за того, что исторически она очень хорошая, а мы пока растем, мы пока в начальной стадии, да, мы используем их наработки, да, мы делаем, плюс с точки зрения, там, ну, это несравнимо развита сеть аэродромов, аэропортов, там интереснее летать, все, вот из-за этого.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У меня просто друг летал в Майами к родителям там жены, и по сути он все равно летал бы, и он начал учиться там. Я говорю: «Слушай, это же, наверное, дорого?». Он говорит: «Да нет». Он мне показал, во-первых, дидактические материалы, которые ему выдает его инструктор. Это вот такие вот распечатки под конкретный самолет учебников, чек-листов.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: То, что мы с вами говорим. Естественно, учебный материал там выше, потому что индустрии летных школ в США уже десятки лет, т.е. естественно она вышла немножко.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И у него учебник под конкретную Cessna, на которой он летает.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, тут, нет, тут вы немножко ошибаетесь, потому что вопрос в следующем. Есть учебники, есть знания общие, как правила дорожного движения. Вы не получаете правила дорожного движения, для мерседесов они одни, а для октавии они совсем другие, т.е. вы изучаете правила, и законы физики, которые действуют на мерседес и октавию, тоже одинаковые. То есть поэтому вы сначала изучаете общие законы, но естественно когда вы приходите в школу, вам дают учебник от октавии, потому что вы должны, вы еще ничего не понимаете, вы должны понимать, что кондиционер включается здесь, печка так, а ключ, ну, ключ, он в октавии, по-моему, здесь, а в порше он находится с этой стороны. Просто из-за этого вы должны это узнать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И я его спросил, сколько стоит час инструктора. Я думал, что это какая-то будет очень высокая цена, потому что в Америке цена часа любого специалиста, она выше, чем у нас, в большинстве случаев, начиная от юриста, заканчивая сантехником. Он мне назвал какую-то цену, которая меня как айтишника не удивила, по-моему, типа $70 в час.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Да, да, потому что я вам скажу, что…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть я думал, что это будет $150 или $200.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Не, ну, опять, смотрите, к чему говорю. Конечно, если вы придете к человеку, который будет летать с вами с type rating на Citation, ну, Cessna , час может быть там $2,500. Если мы говорим о летных школах, просто есть такой уникум, с которым мы столкнулись. Смотрите, для пилота, чтобы устроиться в авиакомпанию, есть магическая цифра, которая 1500 — это 1500 часов. То есть как только пилот набирает 1500 часов, он переходит вот тот рубеж, когда он становится интересен авиакомпаниям. То есть они могут приходить, к примеру, там даже в США, там, в Delta или United, «У меня 1501 час, вот я такой-то, такой-то, такой-то, вот мои все регалии», и он может устраиваться на работу и получать зарплату.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Летал на маленьком двухмоторным, прошел инструментарный.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Есть экспириенс.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И готов сдать CPL, да?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Неважно, он может получить все сразу же, CPL, инструментальный, ATPL, все, что угодно, может с базового сразу он получить, но есть магическая цифра. Как правило, когда пилотов становится дефицит, иногда авиакомпания набирает, там как-то пытается набивать это время, но вот 1500 часов — это магическая цифра, к которой стремятся все пилоты, т.е. и до цифры 1500 часов они готовы летать за еду, потому что его не возьмет авиакомпания и авиакомпании, допустим, в США, пилоты, как правило, достаточно высокооплачиваемая зарплата, ну, в год это десятки тысяч или даже сотни тысяч долларов в год могут зарабатывать пилоты самолетов.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, да, да. Десятки тысяч, наверное, нет, это мало для Америки.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, хорошо. Человек там может получать, допустим, ну, понятно, базовая зарплата может быть в районе даже $5000-7000, да, но в общем-то, смотрите, я не хочу сейчас обсуждать, это уже хорошие зарплаты, это высокооплачиваемый труд. До того, как у вас нету вот этой магической цифры 1500, вы не нужны никому, вы не нужны, и вы начинаете бегать, вам нужно где-то их набрать, эти 1500 часов. И один из элементов — это пойти инструктором в летную школу, потому что я начинаю с вами летать, я пишу эти часы, я же с вами летаю, я начинаю записывать эти часы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: При этом ученик оплачивает, по сути, в это время топливо.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Конечно, да, т.е. я летаю и еще мне за это платят зарплату. Поэтому, в общем-то, конкуренция попасть инструктором в летную школу достаточно высока, потому что люди готовы летать за копейки, за деньги, потому что им нужно стать, ну, как образно говоря, художником, для того чтобы сначала выставлять свои картины на аукционе, ему надо начинать рисовать с чего-то, хоть за что-то продать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это только в Америке или в Европе, у нас тоже такое есть?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Везде, везде, везде. То есть, вы послушайте, это мировая цифра 1500, к ней стремятся все, все коммерческие пилоты, и один из путей, все ищут пути, кто-то устраивается на какую-то работу, там, не знаю, на выброску парашютистов, кто-то куда-то на какие-то патрулирования, люди готовы летать за что угодно, т.е. кто-то, есть такие интересные варианты, что люди покупают, там, на 5-6 студентов покупают дешевенький самолет и начинают на нем долбить, долбить, долбить, потому что им нужно набить эти часы.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Сейчас в рамках вот этих карантинных ограничений и сложности, не знаю, с тем, что самолетов стало меньше, пассажирская авиация просела частично, да, там, сразу подорожала стоимость авиаперевозки грузов, там, мейлфорвардерами. Сейчас такое же количество людей стремятся стать коммерческими пилотами или авиакомпании тоже стали меньше набирать, сокращать?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Не системный рынок. Смотрите, у пилотов, вот основываясь на моем опыте, у них очень такая синусоида, вы поняли, которая идет. Они постоянно, то пилоты крайне востребованной профессии и зарплата на них просто вырастает, потому что это крайне высоквалифицированные люди, и более того, что еще и получить образование, ну, это дорого, получить весь этот пакет, это нужны инвестиции, дальше налетать эти 1500 часов, т.е. это достаточно, это не дешевое образование. Поэтому, с одной стороны, когда дефицит и большие перевозки, то зарплаты очень высокие. Конечно, когда вот в частности кризис, у нас был там когда-то кризис, связанный с 9/11, и сейчас ковидный кризис, конечно, это сыпется вниз и люди оказываются без работы, и плюс как такой специфичный момент, пилот очень узкоспециализированное направление, то есть профессия, но люди стремятся.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Но с другой стороны, из плюсов, это когда начинает авиакомпания из Ближнего Востока активно заливать деньгами, набирать пилотов, из Китая, ну, переманивать по зарплатам, я имею в виду?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: По-разному. Конечно, смотрите, не, ну, опять, допустим, если до кризиса, конечно, Юго-Восточная Азия, она была перегружена, то есть все пилоты уезжали туда, т.е. зарплата там $15,000 в месяц считалась нормальная, т.е. обычная зарплата, и человек, конечно, он уезжал летать в Китай, во Вьетнам или куда-то, потому что он получал…

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это в том числе с лоукостерами типа AirAsia?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Ну, мы уйдем в глобальной анализ мировой экономики и авиационной промышленности, но в частности, где это востребовано, т.е. где происходит, рынки по-разному. У нас тоже в Украине было такое, т.е. и сейчас, скажем так, опять была у нас просадка и пилоты были. Сейчас я смотрю, что уже как-то они все-таки востребованы, загружены и все. Когда-то у нас пилоты были дефицитом и зарплата у нас были, ну, крайне высокие, вполне соизмеримыми с зарплатами где-то.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вы где-то в интервью озвучивали, что от 50,000 гривен в месяц, от $2,000 долларов, если округлим, человек с таким достатком может уже начать летать. Или сейчас это уже поменялось?

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Я не помню. Я скажу так, смотрите.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что средний достаток каждый понимает как бы по-своему.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Средний достаток каждый понимает по-своему. Кто-то, да, кто сколько может. Допустим, если человек получает 50,000 гривен и у него затраты, и у него, грубо говоря, не остается. Если у вас останется, не знаю, $200 в месяц, вы можете прийти и час в месяц полетать. Возможно, вам часа будет достаточно. Кто-то может потратить больше. То есть, по сути, откровенно говоря, здесь есть разные бюджеты. Понятно, что у любого человека с более высоким бюджетом более развязаны, скажем так, больше возможностей, но никак не значит, что вот есть какой-то, там, я не скажу, что есть какой-то ценз, вот люди, только вот если у них там в декларации указана такая-то цифра. Посмотрите, какое количество в мире существует банкротов-миллиардеров, правильно?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, тут еще вопрос счастья, то есть можно владеть деньгами, но быть…

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Вы сейчас сказали в саму суть. И авиация в том числе, это тот момент, это кусочек, это то, что где вы можете ощутить кусочек счастья.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Спасибо вам большое, что выделили время между слетом.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Да, не за что, надеюсь, это было полезно и интересно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я думаю, что больше людей придет в небо, посмотрев это интервью, я очень на это надеюсь. Подписывайтесь на канал на YouTube «Записки Пилота». Может быть, еще плюс там 500 или 1000 человек придет к вам со временем. Надо, чтобы вы перевалили за 250 000 подписчиков и все больше людей узнавала о том, как это клево.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Это неважно уже, перевалим, не перевалим, ну, посмотрим.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Перевалите.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Так что да, приходите в небо. Ну, я, Владимир Васильев, прощаюсь с вами.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Спасибо большое.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Все, до свидания.

Подпишись, чтобы не пропустить свежие материалы

Новые статьи, видео, подкасты о performance-маркетинге, интернет-бизнесе
и продуктивности 3-4 раза в месяц. Уже 7871 подписчиков.

Сертификации

Google Analytics Individual Qualified
c 2009 г.

Facebook Marketing Partner Preferred
Таких всего ~7 в Украине

  • Bing Ads Accredited Professional 2015
  • HubSpot Email Marketing Certified 2020
  • HubSpot Inbound Certified Professional 2009
  • Reply.io Outbound Sales Mastery 2021
  • Яндекс.Директ Сертифицированный специалист 2016
  • Яндекс.Метрика Сертифицированный специалист 2016
  • Сертифицированный консультант Google Ads 2011

Клиенты

С 2008 года мы работали с 252 Клиентами и помогли им сделать интернет-маркетинг эффективнее и заработать больше.

Клиенты
О НАС

Почему мы выбрали Roman.ua?
Потому что в хорошем смысле они задроты.