09 ноября 2017  —  Конференция и выставка eCommerce 2017

Онлайн-курсы в записи с домашними заданиями и контрольными работами  — по email маркетингу, веб-аналитике.
Новый курс по бесплатному инструменту для a/b тестирования Google Optimize. Начни учиться уже завтра!

База знаний

ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН #10. Константин Макаров: как находить новые рынки и ниши?

10 выпуск подкаста ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН. В гостях — Константин Макаров, CEO в SendPulse.

О чем поговорили в выпуске:

  • [00:01:32] SendPulse — сервис автоматизации маркетинга.
  • [00:04:36] Сколько человек сейчас работает в компании и сколько зарабатываете в год?
  • [00:07:03] За счет чего тягаетесь на таком забитом рынке?
  • [00:09:31] Freemium пакет и Web Push для привлечения потенциальных клиентов.
  • [00:13:04] Насколько Web Push действительно хорошо работает на Open Rate и для какого типа сайтов, продуктов?
  • [00:17:40] Искусственный интеллект, который помогает поднять открытие рассылок.
  • [00:24:10] Как выбираете страны для выхода?
  • [00:26:02] Лайфхак — как за $200 получить более 500 ответов с исследованиями рынка.
  • [00:29:25] LinkedIn с точки зрения клика.
  • [00:30:06] Как вы локализуете продукты?
  • [00:31:20] Какую долю продаж дает вам контент-маркетинг и как он устроен у вас?
  • [00:33:05] Как это у вас устроено внутри? Сколько людей этим занимается? Какие роли? Есть какое-то распределение ролей?
  • [00:35:02] Где вы находите темы для контент-маркетинга?
  • [00:36:11] Кейсы значимого роста или падения продукта?
  • [00:42:53] Интернет-маркетинг от очаровательной блондинки.
  • [00:50:37] Куда идут платформы Marketing Automation?
  • [00:56:47] Кто определяет развитие продукта? Какая структура команды?
  • [00:59:41] Как бороться со спамерами?
  • [01:06:21] Как ты отдыхаешь?
  • [01:09:48] Америка или Европа?
  • [01:12:38] Переход на удаленное ведение бизнеса?

Слушай выпуск!

Подписывайся на подкаст ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН на SoundCloud и iTunes.
Ставь 5⭐️  на iTunes. Оставляй комментарии.

Бонус-материалы от гостя


Исследование «Эксперименты с открываемостью»


Расшифровка подкаста

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Всем привет. У нас десятый выпуск подкаста «ПРОДУКТИВНЫЙ РОМАН» и сегодня у меня в гостях Константин Макаров, который... наверное, ты сегодня специально приехал в Киев?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: По сути, да. У меня было еще одно мероприятие, но главный повод приехать в Киев была встреча с тобой, запуск.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень тебе благодарен. Из Чернигова, насколько я помню?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Приехал из Чернигова. Там у вас ты являешься CEO, Founder'ом компании SendPulse. Вы себя называете как Marketing Automation Platform, насколько я слышал в ваших выступлениях на The Next Web, по-моему, стартаперских. По сути, что делает ваш продукт?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, мы сервис автоматизации маркетинга. У нас есть несколько каналов коммуникации, которые предоставляем нашим пользователям. Основной канал коммуникации — это email, email-рассылка. Помимо этого есть транзакционное SMTP для отправки уведомлений, есть SMS направление, есть очень большое направление Web Push уведомлений, уведомлений на сайтах. Также сейчас мы... могу предварительно уже анонсировать, что у нас в ближайшее время появится еще одно направление — это Viber рассылка. И мы позволяем все эти каналы, которые я перечислил, между собой объединять, строить интересные цепочки сообщений. Например, если пользователь... у нас существует подписка его на Web Push уведомления, мы можем его связать с email адресом и можем позволить отправить ему на email сообщение, если оно не было прочитано, автоматически отправит Web Push уведомление. Если есть номер телефона, мы там может быть в Viber сообщение. Если Viber сообщение не было доставлено, может пойти SMS сообщение. И так далее. То есть такая многоканальная система, которая позволяет достучаться до пользователя. Плюс есть очень много всяких профессиональных инструментов необходимых, и персонализации, и сегментации, и цепочки сообщений, в общем, такой большой, крупный комбайн, который мы продолжаем развивать, и у нас очень большие планы на ближайшее время, вот, и чуть позже мы еще анонсируем некоторые направления, которых у наших конкурентов нет. Сейчас вот могу еще анонсировать то, что у нас появится Slack бот. Мы первыми из сервисов рассылки, кто его запустим. На данный момент есть Slack боты односторонние, по сути, которые определенные уведомления могут присылать пользователям в Slack каналы. У нас появится возможность общаться с Slack ботом, просить его вывести всю статистику, статистику по конкретной кампании, также позволим получать уведомления о новых подписчиках, о новых отписках, о жалобах на спам и так далее. Сами немножко уже пользуемся. Он сейчас в бета стадии и очень интересно получается.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: По сути, вы являетесь таким транспортным хабом, где email, push'и и другие форматы — это просто вариант донесения сообщения пользователю, а вы для бизнеса являетесь одной точкой, которую он подключает и получает возможность коммуницировать со своими клиентами, подписчиками и так далее?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, именно так, и многие клиенты нас за это именно любят и ценят. Те отзывы, которые мы получаем и на форумах, и в соц. сетях, и так далее, многие пишут, что очень удобно и очень классно, что всё можно делать в одном месте — не надо подключать множество сервисов, не надо их контролировать в разных местах, это действительно так.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И не надо свой роутинг, свою маршрутизацию продумывать, а это можно отдать вам и одно подключение.
Такой короткий вопрос. Сколько человек сейчас работает в компании и сколько зарабатываете в год?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: На данный момент, если посчитать все офисы, до 60 человек у нас примерно работает. У нас есть по сути два офиса в США. У нас работает Project Manager из Сан-Франциско. У нас отдел продаж в Нью-Йорке. Мы сейчас запустили в Бразилии бразильское направление. У нас там менеджер работает. Есть в Санкт-Петербурге офис небольшой. И основной офис и R&D находится в Чернигове, в Украине. На данный момент работает до 60 человек, но мы очень активно растем, нам очень много требуется кадров, но из-за того, что это город небольшой, Чернигов — провинция, есть определенные сложности с поиском квалифицированного персонала. Мы сейчас рассматриваем вопрос о том, чтобы открыть внутреннюю школу образовательную и бесплатно обучать людей, и лучших из них предлагать работу у нас.
Что касается выручки, мы не публичная компания, как и многие здесь, я слышал, так отвечают, мы не можем раскрывать свою выручку, вернее, мы, наверное, можем, но мы не очень хотим это делать. В целом, могу сказать, что мы очень быстро растем. Осенью у нас рост месяц к месяцу достигал 35% в продажах. Если посмотреть февраль к январю, у нас 25% был рост. И март к февралю у нас тоже запланирован 25% рост. Насколько я знаю, из крупных украинских сервисов, которые есть на рынке, у нас одна из самых высоких выручек. Не из сервисов рассылки, а глобально продуктовых решений.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну, смотри, у нас в первом выпуске вот был Дима Кудренко, которого ты хорошо знаешь, из eSputnik. Он называл, что они стремятся к годовому revenue, насколько я помню, около 1 миллиона долларов. Это у них вот прям в планах. У вас я в открытых источниках, конечно, нарыл, сколько вы называли на The Next Web — это было 1.4 миллиона annual revenue.

Примечание Романа: я ошибся, Дима Кудренко из eSputnik уже преодолел 1 миллион долларов США в год и в целях стоит 1 миллиард.
Приношу извинения Дмитрию за эту ошибку.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, на тот момент это было... по-моему, это был октябрь месяц или... да, наверное, октябрь или ноябрь месяц, но с тех пор мы почти удвоились.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Круто. Слушай, очень показательно и очень круто. У нас вот клуб, знаешь, тех, кто был уже раньше — это обычно или стремятся к миллиону, или уже перескочили и уже больше миллиона, да, и там совсем другие объемы.
Скажи, вообще для меня цифра выглядит достаточно внушительной, потому что мне всегда казалось, что этот рынок, он достаточно занят, т.е. там есть MailChimp, там есть другие игроки. Понятно, что там далеко не все есть, кто может делать и SMS, и push'и, и всё остальное. Как ты считаешь, за счет чего вы тягаетесь на таком забитом рынке, сформированном, можно даже сказать?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Рынок сформирован давно. Есть давно лидеры. Действительно, MailChimp, он лидер и в Украине, и в России, №1, по сути, анализируют не по выручке, потому что выручка — это закрытая информация, а анализируем мы в первую очередь по упоминаниям и количеству запросов в поисковых системах брендовых, вот. Они лидеры, но особенность то, что они перестали расти относительно других конкурентов, т.е. конкуренты в Украине и в России начинают их постепенно догонять, забирая долю. Как это удается делать нам? У нас очень удобный сервис. Это не простые слова. Это действительно так. Он очень прост. Это наша концепция. Мы стремимся делать всё так, максимально просто для пользователя, чтобы ему не нужна была помощь технической поддержки, документации и так далее. У нас комбайн, да, то, что мы говорили, многоканальность — это нам помогает. У нас очень удобная техническая поддержка, потому что мы предлагаем поддержку в онлайн режиме, в чатах, мы отвечаем на телефон, чего нет у крупных игроков, они это себе просто не могут позволить. У нас более демократическая ценовая политика. Мы дешевле, чем MailChimp. Мировые игроки, они не делают какие-то особые преференции или скидки для регионов. Мы более гибкие. Мы это можем себе позволить, для того, чтобы быстрее захватывать долю на каждом из рынков, вот, но, наверное, это основное.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я с тобой соглашусь, особенно MailChimp, мы являемся первыми MailChimp экспертами в Украине и вторыми была компания OWOX, и по-моему больше никто особо не стал MailChimp экспертами. MailChimp на больших объемах становится, откровенно говоря, дорогим, и ценообразование у них все-таки уже выстроено и под... в первую очередь, под американские компании. Я смотрю из года в год их отчеты. У них публичные отчеты, там, например, 4 миллиона клиентов. Понятно, что многие сидят на freemium пакете. У вас он, кстати, тоже есть, правильно?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, он у нас тоже большой, даже больше чем у MailChimp — это 2.5 тысячи подписчиков и лимит до 15 тысяч писем в месяц. Это что касается email рассылок. Для транзакционного SMTP мы предлагаем 12 тысяч писем бесплатно. У нас полностью бесплатен Web Push сервис. Мы одни из первых на рынке СНГ его запустили. Далее мы также сами достаточно успешно его продвигаем и на мировом рынке. Он бесплатный и с очень широким функционалом. У нас есть и сегментации, и персонализации, и возможность настраивать по разному виджет подписки, очень удобно и люди используют. Мы этот канал, это направление использовали в том числе для собственного продвижения, потому что, во-первых, это бесплатно, люди хотят пользоваться, они рекомендуют своим друзьям, знакомым. Во-вторых, сама технология подразумевает, если сайт на HTTP протоколе, подразумевает обязательную кастомную дополнительное окно подписки, в которое мы вставили свою ссылку о том, что это предоставлено SendPulse, и мы получили очень большое количество реферального трафика, откуда люди приходили не только на push-уведомления, а и просто на рассылки и так далее.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть получается, что push-технология, она частично для вас вот как freemium, который привлекает заявки, привлекает потенциальных клиентов?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, это один из драйверов роста, который мы получили, очень большой драйвер, мы его запустили в декабре 2015 года, ему чуть больше года, у нас сейчас подключено более 15 тысяч сайтов к нашей системе. Единственно, что сейчас есть нюанс, то, что Google требует и устойчив... упорно требует переходить на HTTPS протокол для сайтов, и в таком случае просто пропадает наша ссылка, предоставленная SendPulse на кастомном окне подписки.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Там какое-то техническое ограничение, да, получается при переходе?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Сама технология Web Push уведомлений, она работает только на HTTPS сайтах. А если сайт на HTTP, то мы предлагаем специальное решение. Когда человеку предлагается подписаться, ему в pop-up окне появляется страничка, где страница на нашем сабдомене на HTTPS протоколе, и вот на этой страничке мы уже пишем, что это предоставлено SendPulse, и вот за счет этого, за счет того, что если большой сайт, он может иметь десятки тысяч посетителей в день, примерно около 40-30%, когда видят окно предложение подписки на push, соглашаются, появляется окно, соответственно, очень неплохой трафик мы получаем.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Получается, что вы, чтобы сайт не заводил себе SSL сертификат и HTTPS, вы делали условный ну не white label, да, а вот как знаешь, как на процессинге ты заходишь и там может быть логотип, там, магазина, но при этом, там, процессинг — это компания такая-то?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да, именно так, т.е. мы упростили пользователю жизнь. На тот момент, когда мы запускали, чуть более года назад, это направление HTTPS сайтов было значительно меньше чем сейчас. Уже с тех пор некоторые наши многие пользователи перешли на HTTPS, и просто с точки зрения технологии им надо было перегенерить, получить новый код на сайт. И многие, мы уже сейчас видим по статистике, переключили свои сайты с HTTP на HTTPS.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. Скажи, вот нас слушают много, там, Product Owner'ов, людей, которые продвигают свои продукты, создают свои продукты, тем более, у тебя есть очень много опыта по тому, как работают email'ы и sms'ки. Вот, я честно скажу тебе, я подключал push'и на старте их появления, по-моему, был такой сервис GoRoost или как-то так.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Наверное, он тоже сейчас есть.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И я как-то не почувствовал от них эффекта, т.е. мне показалось, что процент открытий, кликов ниже чем в email-рассылке, возможность проконтролировать доставлено это сообщение или нет практически тогда не было, и я в итоге для себя где-то внутри решил, что да ну, зачем мне эти push'и, я лучше буду email'ы собирать, потому что при тех же затратах времени или усилий, мне лучше, чтобы человек появился в email'е. Что по вашему опыту? Насколько push'и действительно хорошо работают на Open Rate и для какого типа сайтов, продуктов они работают?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Вообще push'и, они значительно более эффективны, чем email-рассылки с точки зрения количества переходов, которые можно получить. Сейчас у нас в самой внутри системы есть отдельный dashboard, который показывает определенные числа открытий, доставки и переходов по push уведомлениям ежедневно. Сейчас средний уровень перехода по доставленным push'ам в районе 10%, т.е. каждое 10-ое push сообщение, оно нажимается, и пользователь переходит на сайт.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Что достаточно немало, потому что обычно в email-маркетинге у тебя 2.5-5%, где-то так.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да, абсолютно, поэтому значительно более эффективно. Когда мы только запускали, технология была нова, люди... интереснее было, они более... лучше относились к push уведомлениям, и коэффициент кликабельности доходил до 20%. Но здесь всё индивидуально. Кто-то шлет интересный контент. Если это, допустим, новостной сайт и какая-то топ новость выходит, ее надо своевременно доставить — это лучший способ ее доставить, потому что email рассылку могут прочитать в другое время в другом месте, оно может быть уже не актуально. Web Push идеально подходит для новостных сайтов. На новостных сайтов коэффициент переходов может быть значительно выше. Хорошо работает в принципе и для продуктовых компаний Web Push. Мы используем, например, внутри сервиса своего, если пользователь подписался на Web Push уведомления, мы ему присылаем информацию по факту доставки рассылки какой процент открытий, переходов спустя сутки, когда появляется новый подписчик, определенные другие информационные уведомления о том, что, допустим, подписка заканчивается, не забудьте продлить и так далее. Есть TemplateMonster, тоже компания с украинскими корнями, которая активно нас использует. Они очень успешно проводят акции, распродажи через Web Push уведомления. Я знаю еще одну продуктовую компанию, которая предоставляет shareware software, программное обеспечение с триальным периодом. После скачивания продуктов высылается через определенный период купон на скидку, который тоже помогает им конвертировать лучше лиды в продаже, вот, т.е. технология, она эффективна. Есть технологические особенности, например, то, что на Mac устройствах при отправке сообщения автоматически получает статус «доставлено», т.е. невозможно узнать доставлено сообщение на самом деле или нет, и живой этот подписчик или нет, но таких нет проблем на других платформах и с другими браузерами.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: По факту получается, что кроме новостных сайтов — это вариант отправлять нотификейшены, да, в основном, или уведомления о распродажах, да, что мы стартовали распродажу?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: При этом, не отказываясь от других каналов, насколько я понимаю?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Естественно. К тому же именно наш сервис позволяет использовать цепочки сообщений, когда, если пользователь не прочитал email сообщение, ему можно отправить Web Push и этим усилить, и есть возможность наоборот отправить Web Push, если не было перехода, еще доставить сообщение в почту.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень интересно. Я читал, и вы где-то это прям явно указываете на сайте как вашу фичу, о том, что у вас есть искусственный интеллект, который помогает поднять открытие рассылок, вы даже указывали где-то до 70%?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: До 70% это в комплексе. У нас действительно есть искусственный интеллект, при чем мы сейчас реализовали в двух интерпретациях это. Мы сейчас подключаем это по запросу пользователей, т.е. это не автоматически подключено всем. Наша система позволяет определить в какое время и через какой канал лучше всего доставить сообщение пользователю, когда он скорее всего в онлайне, когда он вероятнее всего и чаще всего читает почту, потому что есть еще поведенческие факторы, когда человек работает за компьютером целый день, но почту он читает утром и вечером, составляет какие-то для себя правила, и, определяя лучшее время, мы можем только благодаря времени увеличить до 20% открываемость рассылок. На данный момент наши конкуренты, они предлагают отправку в лучшее время, но для всего списка. Они знают, что вы находитесь в такой-то индустрии, подписчики ваши в таком-то регионе и они лучше получают, читают почту, если им отправить в 10 утра вторника, например. У нас решение, оно отправляет письма в течение 24 часов, исходя из анализа подписчика, но для того, чтобы получить эту информацию, мы должны собрать достаточно информации о поведении подписчика, соответственно, пользователь должен какое-то время использовать наш сервис для того, чтобы мы собрали информацию о его базе.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И в идеале, чтобы он был не только в базе одного клиента, а у нескольких, да?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да, причем... но есть понятие конфиденциальной информации и кто-то хочет делиться этой информацией с другими, кто-то не хочет, поэтому есть возможность в настройках выставить учитывать, определять лучшее время отправки с учетом только собственных или делиться со всеми, но тогда вы тоже можете использовать их информацию, в какое время лучше доставлять.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно. Я бы наоборот бы делал. Если вы хотите эту фичу, то делитесь с общим искусственным разумом. Если вы хотите сами определять, то тогда вы можете не делиться.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Просто здесь надо для себя просто понять, что лучше — поделиться, какие есть риски, либо просто какое-то время, в течение нескольких месяцев использовать нас, чтобы собрать информацию по своей базе. Оба варианта работают, но в случае, конечно, если это общая база, то информации значительно больше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я думаю, что да, потому что, ну, поделился ты — хорошо, даже твой конкурент использует вас же, да, но в итоге вы все равно можете отправить в условный вторник в 10 утра, что ты, что он, да, потому что на всех курсах по email-маркетингу все спрашивают: «А когда отправить?», мы говорим: «Обычно», даже на своих курсах, «Обычно лучше работает вторник, среда, четверг», но бывают разные исключения, бывают базы, на которых мы делаем воскресные распродажи, бывают базы, где ты делаешь вечерние распродажи, а не утренние, и на самом деле как бы так явно сказать, тем более, когда все начинают слать во вторник, тебе возможно уже и нет смысла слать во вторник.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, есть такие нюансы, и мы тоже делали исследование, особенно исследование, когда мы изучали тот массив информации, который у нас есть на подписчиков рассылки, которые мы делаем. Возникали очень интересные нюансы, связанные с тем, что как реагируют люди в русскоязычном сегменте на рассылки, в какое время лучше нажимают, переходят, и в какое в США, и так далее, и данные, они отличаются. У нас есть это исследование и на недавнем событии, мероприятии Mailing Day у нас был доклад на эту тему и мы предоставляли эту информацию, наш Александр Рысь, руководитель академии маркетинга, выступал. Скорее всего сможем поделиться презентацией.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как бонусом для наших подписчиков. На Roman.ua они смогут, как обычно, зайти, оставить свой email, если они еще не оставили, и получить это как бонус. Спасибо. Это круто.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы снова возвращаемся в студию. У меня в гостях по прежнему Константин Макаров, CEO, Founder компании SendPulse. Мы поговорили уже частично про ваш искусственный интеллект. Скажи, с технологической точки зрения вы пилили сами алгоритмы или вы использовали готовые наработки, я не знаю, условно вот у Амазона я знаю, например, есть алгоритмы коллаборативной выборки, да, которая там патенты прям лежат с 90-х годов, бери, используй, и вообще, что там под капотом, как работает вот этот вот искусственный интеллект, как хранятся данные, как вы настраивали алгоритм?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Мы пошли двумя путями.
Первый путь — мы реализовали статистический анализ, делали по той базе, которую мы собрали. Мы сейчас отправляем несколько сотен миллионов писем ежемесячно и соответственно наша база уникальных email адресов перевалила уже за миллиард. Мы применили методы статистического анализа и вывели какие-то определенные закономерности для себя, и дальше мы просто применили в зависимости от поведения пользователя эти методы.
Второй. Мы подключили еще профессиональную команду, которая занимается искусственным интеллектом, и эти ребята на профессиональном уровне нам реализовали второй вариант искусственного интеллекта, который самообучается, по мере поступления новой информации он делает выводы, правильно ли он сделал предположение о времени доставки или нет, и если он его сделал в предыдущий раз неправильно, он его корректирует для следующих разов. Поэтому вот у нас есть 2 решения, которые мы сейчас активно используем и предлагаем нашим пользователям, и сейчас мы анализируем, какой из них более эффективно, чтобы дальше продолжать его развивать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть, если я правильно тебя понял, если нет — скорректируй меня, вы взяли какой-то базовый, логичный алгоритм, который вот прям лежит на поверхности, и сейчас его сравниваете с умным алгоритмом от ребят из команды?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это очень правильный подход. Я, когда мы зимовали на Бали, общался с девочкой из Яндекса, которая мне назвала всё тот же подход. Она говорит: «Мы сначала берем прям самый логический и по опыту он занимает 20% времени и дает 80% результата, а потом пытаемся его доточить уже за счет умных алгоритмов», потому что базовый с ходу обычно хорошо работает, и на уровне Яндекса, на уровне больших данных действительно тебе вот этот вот небольшой прирост, он уже ощутим, а на уровне среднего и малого E-Commerce, ему уже базовый алгоритм уже хорошо.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, абсолютно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто. Вы выходите на много географических рынков — это Бразилия, это США, вот у вас сейчас появляется...

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Турцию мы сейчас запускаем, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как вы выбираете страны для выхода?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Я немножко предысторию расскажу. Всегда мы для себя считали, что американский рынок, он самый выгодный, он самый крупный, компания может получить значительно более высокую капитализацию, если она будет работать именно на этом рынке или нужно хотя бы 40-50% продаж там иметь, поэтому мы всегда были нацелены на покорение Америки, поэтому прошлой осенью мы участвовали в программе акселерации в Нью-Йорке, в течение 3.5 месяцев я и мой партнер по бизнесу, мы там находились, знакомились с менторами, общались с потенциальными клиентами, строили стратегию дальнейшего выхода на американский рынок, пока в один определенный момент один из менторов сказал: «Ребята, а почему вы так сфокусированы на Америке? Почему вы не рассматриваете другие страны? У вас хороший продукт. У вас хороший результат на ваших локальных рынках,» у нас есть хорошие продажи и в Европе, и в англоязычном сегменте, «выберите те рынки, которые чем-то схожи с теми рынками, на которых у вас самый лучший результат. Это будет означать, что скорее всего уровень развития рынка примерно той же стадии, такая же, похожая ситуация с конкуренцией, с количеством конкурентов, какие они продукты предлагают.» И мы действительно задумались о том, какие страны похожи по уровню развития, но при этом имеют хотя средний уровень ВВП на душу населения, т.е. страна должна быть платежеспособная, вот, и мы пришли к тому, что Бразилия — это очень большая страна, более 200 миллионов человек с уровнем ВВП близким к нашему. Мы проанализировали какое количество конкурентов, кто ключевые игроки, и приняли решения для себя развивать Бразилию. При этом мы еще, такой небольшой лайфхак, как мы искали country-менеджера для Бразилии, у них очень популярен LinkedIn и мы сделали платное объявление, которое стоило $200, в том, что мы ищем специалиста, который нам построил бы офис в Бразилии. На объявление откликнулось 1.5 тысячи соискателей.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: С ума сойти.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Получив резюме, мы не знали, что с этим делать и как дальше быть, но быстро пришли к решению, что самый простой способ отсеять — это им написать определенное несколько количество вопросов, на которые люди незамотивированные, они просто сразу отвалятся, кто-то коротко очень ответит, а кто-то проведет возможное исследование. И мы попросили проанализировать, какие продукты используют на данный момент люди в Бразилии, чем один лучше, чем другой хуже, и за счет того, что нам ответило более 500 человек, мы получили очень неплохой анализ рынка Бразилии — кто же конкуренты, что они делают, кто на слуху и что людям нравится. По итогу у нас был short list из 10. Пообщавшись с тремя в итоге по скайпу, мы приняли решение, партнер летал в Бразилию, в Сан-Паулу, там лично обсудили всё, познакомились, провели очень большое количество встреч, нам заранее сделали много introduction'ов, было очень полезно, вот, для того, чтобы появились партнеры локальные больше, вот, и Бразилия у нас развивается. Причем Бразилию только запуском одного сайта, локализации, мы увеличили в 2 раза наши продажи, т.е. резко выросли конверсии. После этого мы в феврале запустили локализацию самой панели, ну а сейчас мы начинаем активную маркетинговую... начинаем много рекламы пускать на бразильский сегмент, плюс начинаем то, что мы делаем обычно по контент-маркетингу — это большое количество статей, размещение статей у блоггеров, пытаемся договориться с influencer'ами о том, чтобы они о нас написали обзоры, ну и так далее, вот. А после этого мы обратили внимание на Турцию, то, что она тоже примерно похожа, тоже большое население, хороший ВВП на душу населения, географически это к тому же, недалеко летать на встречи, переговоры.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Единый часовой пояс.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да. То есть очень много плюсов и на данный момент мы сейчас на стадии выбора country-менеджера. У нас сейчас есть 2 топ кандидата. Один из кандидатов, он работал на одного крупного конкурента, и он его по сути запускал в этом регионе. Второй сейчас работает как аффилиат у другого немецкого сервиса и выводит его на турецкий рынок, поэтому нам 2 эти кандидата очень интересны и вот мы сейчас скорее всего скоро запустимся. Уже сейчас идет локализация и сайта, и панели.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень интересный кейс получается, как вы за $200 получили более 500 ответов с исследованиями рынка, из которых выбрали 10 человек, провели 3 собеседования и стартовали продажи, и это всё за $200.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Это очень дешевый рекрутинг, проба рынка и исследование вообще всего-всего. Большая часть наших специалистов говорят: «Вот, LinkedIn не работает, очень дорогая цена клика». Ваш кейс опровергает это.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Это с точки зрения именно вакансии, да. С точки зрения клика, мы для себя тоже делали тесты, там действительно не всё так радужно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, да, и плюс как бы есть перекосы по тому, какую минимальную цену клика LinkedIn хочет со своей аудитории, особенно если у вас рынок Бразилии. Если у вас рынок США, может быть, там, $2 или $1 за клик — это нормально.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Это очень хорошо, если 1-2 доллара за клик.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, да, т.е. там какой-то не очень прозрачный аукцион. Скажи, локализацию вы делаете обычно вручную или у вас уже есть какие-то наработки? Как вы локализируете продукты?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Мы используем сервис специальный, который позволяет нам наладить работу между нами и переводчиком, который это делает. Этот сервис автоматически через SVN и через Git может вытягивать обновленные константы, обновленные переменные, которые нужно перевести, уведомлять об этом пользователя-переводчика, и он это всё делает в панели. Автоматически мы можем в панели вернуть это всё дальше в сервис. Я вот точно не помню, как он называется на данный момент, но позже могу эту информацию выложить, потому что сервис действительно очень удобный для перевода, и вот мы его активно используем.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Мы из подобного, если это украинская разработка, то мы использовали Crowdin.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Вполне возможно, что это он.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть это наш тоже, украинские ребята запили, продают на весь мир. Если это другой, тоже можешь прислать мне, я дополню.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Скорее всего это Crowdin, мне кажется, и это очень отрадно, что это наш украинский сервис.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ну и ребята прям удобное сделали решение, особенно, когда у тебя много страниц, много модальных окон, которые появляются, пропадают, и тебе это всё нужно отслеживать. Скажи, по контент-маркетингу, уже не первый раз я это замечаю, и мы для себя это, как для агентства, активно используем, но мало кто это умеет делать. Какую долю продаж дает вам контент-маркетинг и как он устроен у вас?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Сложно оценить контент-маркетинг, его эффективность, потому что не везде мы в статьях можем вставить реферальную ссылку с какими-то параметрами и теми метками, для того, чтобы статья не выглядела переспамленной и пользователь знал, что это реклама. На самом деле мы считаем, что это один из ключевых каналов, потому что нам необходимо развивать свой бренд, нужно, чтобы он был заметен в сети, появлялся как можно чаще, и сейчас у нас есть на каждый месяц планы, какое количество статей у нас должно выходить в русскоязычном сегменте, в англоязычном сегменте, мы стараемся это выполнять, мы активно сотрудничаем с блоггерами. Если в русском сегменте есть биржи статей, биржи площадок, где можно кого-то найти, быстрее ускорить, то таких бирж, хороших и удобных, в англоязычном сегменте нет, и здесь приходится работать вручную. Мы очень много анализируем, где выходят статьи у наших топовых англоязычных конкурентов, мы смотрим, где они размещаются, составляем свою базу, далее сами перепроверяем, стоит ли на этом ресурсе размещаться или нет, и размещаемся. Мы заказываем как статьи напрямую у владельцев этих ресурсов, так и подключаем англоязычных копирайтеров, native'ов, которые пишут статьи под нас.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Как это у вас устроено внутри? Сколько людей этим занимается? Какие роли? Есть какое-то распределение ролей?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: На англоязычный сегмент у нас сейчас работает 2 человека. Один, он выполняет большую часть SEO направления, мы не берем ресурсы, которую имеют плохую репутацию, мы не берем ресурсы с низкой посещаемостью, потому что статья не нужна нам ради ссылки, она должна работать в комплексе, и чтобы люди читали, узнавали о нашем продукте, но и при этом какая-то SEO составляющая оставалась. И на русскоязычном сегменте у нас по сути работают 3 человека. Это 3 человека, все 3 — это копирайтеры, но у одного человека еще задача общаться при этом с площадками, договариваться о размещении. В русскоязычном сегменте мы больше стараемся с топовыми площадками работать. Мы научились под них писать статьи. Мы понимаем, что они любят, какие у них требования, и для нас нет проблемы разместиться при желании, плюс мы, например, ресурс Хабрахабр, мы покупаем там подписку и мы активно размещаем статьи, оттуда есть и переходы, но мы делаем это циклично, т.е. какой-то период мы размещаем, потому ставим паузу и потом опять. Самая большая проблема — это создавать качественный контент в большом количестве, поэтому мы всегда в поиске копирайтеров, мы готовы сотрудничать и с удаленными, и в офисе мы постоянно набираем, обучаем, и контент-маркетинг — это одно из самых важных направлений для нас.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы снова в студии, хотя мы отсюда никуда и не девались. Поговорили про контент-маркетинг. В принципе тоже вижу достаточно правильный подход по поводу того, что как минимум один человек больше занимается договоренностями, потому что по нашему опыту люди, которые хорошо пишут, они не очень любят взаимодействовать с другими людьми. Где вы находите темы для контент-маркетинга, откуда вы берете, вот, о чем написать на условном хабре или о чем написать на, там, Cossa (www.cossa.ru), vc (www.vc.ru) и так далее, чтобы и публикация хорошо зашла, и знаешь, как сейчас в рунете очень любят обвинять в продажности СМИ, на западе ты пишешь статью и там приходят десятки человек, говорят: «Спасибо, очень клево, я узнал что-то новое», у нас приходят и говорят: «Реклама, реклама, реклама».

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, так и есть. У нас есть руководитель отдела, который составляет контент-план на месяц. Они вместе с копирайтером обговаривают, какие темы можно раскрыть, обговаривают, что нам важно, т.е. мы пишем не только для чужих ресурсов, но и для собственного блога, и мы вместе с SEO специалистом выбираем тематики, которые полезно нам раскрыть на нашем ресурсе. Плюс мы раскрываем, пишем те статьи, которые могут больше подсказать пользователю, как можно эффективно использовать те инструменты, которые есть в нашем сервисе, и такие статьи естественно подходят больше только исключительно для нашего блога, для нашего ресурса, вот. Составляется план на месяц, далее все действуют согласно ему.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Я понял. скажи, вот у тебя большой опыт, мы вначале не так коснулись, но я вашим продуктом пользовался еще когда-то далеко, наверное, в 2008 году, еще вначале своей карьеры, когда была такая компания, как AtomPark, ePochta, мы покупали софт, это кстати было, наверное, чуть ли не первый опыт, когда я прям легально купил софт на компанию и мы отправляли рассылку, т.е. вот тогда это был софт, который с твоими SMTP серверами позволяет отправлять рассылку, менеджерить отписки, находить в интернете открытые email ящики, там были какие-то парсеры, и вот у тебя такой большой опыт, скажи, какие ты помнишь кейсы значимого роста или падения продукта, или метрик продукта после изменений, да, т.е. что после того, как вы что-то меняли в продукте, росло, падало, какие вот кейсы ты можешь вспомнить?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Мы сейчас говорим о продукте 2008 года или вот сейчас?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Whatever. Whatever, т.е. любой кейс, который ты вспомнишь, там, ценообразование поменяли, фичу по другому завернули, запрограммировали какую-то вещь и всё начало расти или наоборот падать, выкатили новый дизайн сайтов, вот Ваня рассказывал в прошлый раз, новый дизайн store'а и всё попадало в продажах, т.е. ну некритично к привязке сейчас к SendPulse или ePochta или AtomPark.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: У меня сейчас в голову приходят 2 очень хороших кейса. Один не связан с SendPulse, он связан с AtomPark, в котором я раньше работал. Как раз вот история. Слушал один из твоих подкастов и там рассказывается, что вот сайт, он очень ужасный, древний и какой-то невозможный, и люди решили обновить, и в итоге потом всё обвалилось, потому что у людей есть привычка к чему-то и они привыкли, что вот это должно работать вот так то, и, когда что-то новое появляется, им это неудобно. У нас обратный кейс. Вот был сайт, он не был основным, он был второстепенным для продаж, но он был очень древний с точки зрения дизайна, интерфейса и так далее, и когда его обновили, осовременили, продажи на нем выросли в 3 раза. Но это был вот как раз где-то 2008, может, 2009 год, когда был очень большой прогресс в развитии сайтов, их дизайне и так далее, и всё очень быстро менялось, вот. Сейчас это всё более плавно с моей точки зрения происходит, уже есть какие-то стандарты, как-то принято и что-то нового, глобального, сильно не изменяется. Меняются какие-то подходы к оформлению, размещению информации, но всё красиво, всё стильно и так далее. И вот такой кейс, что действительно старый сайт с убогим, некрасивым дизайном был виной низким продажам. После его обновления, когда контент в принципе остался тот же, просто по другому оформлен, с другими шапками, с другим header'ом, принес значительные результаты.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: То есть вы не кардинально поменяли контент, что появилась новая информация, там, убеждение стало лучше?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Форма подачи поменялась...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Интересно.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: ...предоставления информации и просто современно. Не было ощущения, что этот сайт забросили в 2008 году, и он не работает, он не развивается. С моей точки зрения, скорее всего, люди увидели, что вот это современный, это новый продукт, и начали его более охотней покупать, чем когда они видели, вот продукт вроде хороший, а может ребята уже не существуют, бывает же такое.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Может не поддерживают, да, больше. Особенно это получается в продаже software, где нужно понимать, что выкатывают новые обновления.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, с точки зрения программного обеспечения важно, что оно существует, что есть техническая поддержка, есть новые версии, баги фиксятся и так далее. Это один из кейсов. Второй кейс, который был с SendPulse. Опять же, по-моему, в декабре 2015 года мы решили изменить размер бесплатного тарифного плана. На тот момент у нас было 200 подписчиков и 2000 писем в месяц. Мы решили его сделать больше и сделать одним из самых больших на рынке, и решили его сделать 2500 подписчиков. И мы просто для себя провели анализ по нашей базе продаж, какой процент прибыли нам приносят подписчики... клиенты, у которых количество подписчиков от 200 до 2.5 тысяч, т.е. если мы формально делаем это бесплатно, а сколько мы потеряем денег. В итоге оказалось, что это всего 4% от нашей прибыли. Соответственно поняли, что мы можем рискнуть таким количеством. Мы это сделали и в итоге... это невозможно измерить эффект от этого решения, но сейчас нас очень рекомендуют все пользователи в соц. сетях и лично, потому что у нас очень большой, бесплатный тарифный план. В обзорах нас всегда указывают, о том, что мы одно из лучших решений в этом плане, и это вот дает такие неосягаемые, те вещи, которые нельзя подсчитать, но которые действительно важны и помогают. Это помогло нам с количеством ссылок, помогло с рекомендациями. Мы довольны, что написали.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И с формальным сравнением, да, наверное?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, и я еще вспомнил, кстати, еще третий кейс. Вот в декабре 2015 года, у нас все на декабрь почему-то пришло этого года, мы запустили Web Push направление и его мы запустили платным. В зависимости от количества подписчиков это тарифицировалось, причем схема с точки зрения Web Push это вообще идеально, потому что у тебя количество подписчиков всё время растет, люди приходят на сайт, новые подписываются, каждый месяц ты получаешь всё больше и больше денег с каждого сайта, но так как технология была новая, было понятно, что появится очень огромное количество стартапов, которые будут заточены именно под Web Push, и они будут делать какие-то интересные вещи, штуки, фичи, и будет очень сложно гоняться за ними с точки зрения Web Push. Мы понимали, что мы потом будем одни из многих, которые там может быть даже не будут иметь самый большой функционал и нас перестанут выбирать. Мы поняли, что нам лучше не конкурировать. Мы предоставим этот сервис полностью бесплатно и будем вот опять же за счет crowd, за счет людей, рекомендаций, это принесет нам больше пользы, чем финансовая выгода. Хотя за 2 месяца, тогда, когда мы запустили, за 2 месяца мы начали генерить около 5% выручки за счет Web Push, но после этого мы сразу приняли решение отказаться.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И в долгосрочной, наверное, генерили бы больше? Потому что там практически никто не знает, как отписаться.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, так и есть.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи, я помню, может быть, я сейчас путаю, но по-моему у вас был еще, вот, опять же туда, в 2008 год, у вас был прям персонаж в блоге, Ольга, блондинка такая, от имени которой велся блог, по-моему, ePochta, если я не ошибаюсь.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да. Ольга-блондинка в итоге стала моей супругой, т.е. то не вымышленный персонаж. Сейчас моя супруга, она этим уже не занимается, конечно, вот, но она была, да, блогером, она вела блог, фирма, конечно, компании помогала и в продвижении, и так далее, и мы решили... был интернет-маркетинг от очаровательной блондинки.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, да, я вот что-то такое помню.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, и он был очень популярный, он был один из самых популярных блогов в рунете, в русскоязычном сегменте, и в том числе очень хорошо помогал узнаваемости бренда, узнаваемости продуктов, и это какой-то был такой пик славы у ePochta на тот момент, когда этот блок в том числе велся. И образ красивой, симпатичной девушки...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Которая при этом еще и в теме.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, он очень хорошо играл и очень запоминалось.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, я помню этот блог, и я где-то на него ссылался, или он на меня. В общем, если Ольга будет, а я думаю, она будет слушать этот подкаст, мы передаем ей привет.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, обязательно передам, чтобы она послушала, ей будет очень приятно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Представляешь, 10 лет прошло, наверное, уже или около того, а до сих пор. Просто, я думал, что как бы, там, знаешь, наемный сотрудник или виртуальный персонаж, а с этим всегда есть определенные риски, сотрудник уходит и всё, и он, там, построил свое имя, а у тебя осталось имя компании, а помнят то все живого человека.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Ты не единственный, кто вспомнил, на самом деле, периодически вспоминают, спрашивают.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Ты стратегически подошел. Ты вот, там... вот застолбил имя Оли и так уже так, что серьезно, с двумя детьми.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да, теперь она моя супруга, у нас двое очаровательных детей, 2-х и 5-ти лет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто. Очень интересные кейсы. И мне нравятся, что, знаешь, вот есть многие компании, которые выходят на уровень и на нем останавливаются, да, т.е. у вас было решение от AtomPark, ePochta, которое в свое время, оно было интересным, но если вы на этом застряли, то всё, ну вы бы... условно, вы бы скатились в сервис для всяких там спамеров или людей, которые имеют настроить свой SMTP сервер, да, что часто одно и тоже. Ну, потому что у вас тогда, когда зарождалось это всё, понятно, что использовали белые компании, но по мере появления веб-сервисов, то белым компаниям уже заниматься SMTP, прогревом его, отслеживать доставляемость, отписки, всё это у себя на своей стороне делать, ну, уже становилось, знаешь, так, тяжеловато, да.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, сложно было конкурировать, поэтому нужно было как-то эволюционировать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Бодаться с провайдерами. Я помню, провайдер в какое-то время нас блокировал, что у вас слишком много исходящих. Мы подбирали этот вот порог, сколько писем в час отправлять. Оно все равно отправлялось полдня.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, это на самом деле не самое удачное, удобное решение в наше время, если есть белые списки, белые рассылки, легальные, так сказать, там, где это не является спамом. Онлайн решения, они значительно более удобны. Они закрывают огромное количество нюансов, которые просто невозможно сделать самостоятельно и быть таким же эффективным.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Скажи, каково это было вот принимать решение, что ты переключаешь свой фокус с вроде бы того, что уже приносит деньги, в совсем неизведанное, т.е. никто тогда SendPulse, когда вы стартовали, не знал, и репутацию… и вы не взяли никакое не имя, т.е. репутацию надо было нарабатывать почти с нуля?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Это как-то эволюционно пришло. Было понимание, что вот мы до чего-то, до какого-то уровня доросли и дальше очень сложно, дальше сложно развиваться, расти теми темпами, которыми мы привыкли. И видя, как рынок меняется, куда email-маркетинг двигается, было очевидно, что нужно запускать отдельное решение, отдельный сервис. У нас в AtomPark и ePochta было множество продуктов. И когда мы запустили Email Service Provider — это был один из 20 продуктов, на который мы не фокусировались, он жил себе, у него была отдельная страница, отдельный раздел, отдельный блок в личном кабинете, вот, и всё. Дальше мы поняли, что надо что-то делать, надо что-то меняться и приняли стратегическое решение, которое было очень верным. Вот. То есть мы полностью разделили команду, мы не просто разделили, сделали бренд какой-то или так далее, команды полностью разделились, стали две компании, которые теперь независимы друг от друга. Компании, которые полностью отделены и с точки зрения финансов, и юридически, и кадров, в общем, две разные компании, которые по сути друг другу уже есть конкуренты, и так и движемся.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И ты с AtomPark и с ePochta уже вышел из операционного или полностью вышел?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Полностью вышел. Я просто остался совладельцем компании.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Совладельцем.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: У нас есть человек, который вырос в коллективе, в компании, который знал все нюансы, все моменты, и которому мы смогли просто в определенный момент делегировать полномочия. Отдали ему полностью управление компанией.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И он стал генеральным директором.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, CEO компании.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень интересно. Как сейчас развивается сервис, т.е. он растет или замерз вот на тех объемах?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Про AtomPark, да?

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Он растет, но это минимально, это проценты, единичные проценты, месяц к месяцу, в год это десять, чуть больше 10% в год, это не то, что есть интересно, не то, что правильно для таких решений, для сервисов, потому что SendPulse, он 300% в год растет и план у нас на этот год тоже 300%, и здесь по крайней мере видна перспектива, если ты понимаешь куда двигаться, что для этого сделать. А с точки зрения программного обеспечения, всё меньше его потребляют пользователи, если оно не является каким-то специфическим, которое необходимо для нормальной работы компьютера, для каких-то повседневных рабочих вещей, вроде редакторов документов, Word, там, Excel, и всего остального. Всё больше сервисов переходят в онлайн режим, где проще, удобней, Slack общение, Trello и всё остальное.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, да, мы активно используем Slack, и я просто прихожу, знаешь, с какой-то встречи, в Slack сообщение, в Skype сообщение, в Facebook сообщение, на почте сообщение уже.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, вот надо еще какое-то решение, которое это всё будет у себя собирать.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В Telegram, в Viber, я уже части людей говорю, не пишите мне в Viber, пишите мне в Telegram, каналов много становится и информационный перегруз просто космический.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы возвращаемся в студию. Очень интересным опытом ты поделился, как вы переходили. Еще у вас вообще там была я уже в этом интервью не буду вспоминать, компания по мониторингу за компьютерами сотрудников на рынок США, потом была AtomPark, ePochta, сейчас SendPulse. Какие планы на будущее? Куда ты видишь, если не говорить конкретно про фичи, да, куда идут платформы Marketing Automation? В какую сторону вы планируете смотреть через 2 года, делать?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Мы сейчас продолжаем наращивать количество каналов, по которым мы позволяем коммуницировать с подписчиками, мы для себя считаем это важным моментом, потому что в определенный момент... мы не знаем email будет популярны через 10 лет или 15, может прийти какая-то ему замена. Все говорят: «Email-маркетинг может умереть или не может?» Пока не умирает, пока только становится более эффективным, более востребовательным, но что может появиться через год, какое решение и какой продукт, который станет мега популярным, никто не знает. Поэтому мы пытаемся не завязываться только на одном канале коммуникаций. Умрет email, у нас останутся другие каналы, которыми мы сможем помогать пользователям контактировать. Глобально... Например, вот такая вещь. Недавно MailChimp запустил Facebook рекламу. Мы это решение год назад тестировали у себя, т.е. еще когда MailChimp может быть тоже только планировал это внедрить, мы уже у себя это тестировали, мы хотели внедрить это решение для открутки показа рекламы тем подписчикам, которые не прочитали письмо, но по нашим анализам, то, что мы сделали, те цифры, которые получили, это получалось очень дорого, т.е. стоимость клика была несопоставима со стоимость прочтения письма в обычной рассылке, вот, поэтому мы для себя это поставили на паузу, вот сейчас увидели, что MailChimp сделал нечто подобное. Вполне возможно, что мы все-таки добавим Facebook, как еще один канал коммуникации, который позволит делать еще более разветвленные цепочки сообщений. В целом, если говорить глобально, куда движется сервис, мы для себя решили... У нас очень успешно получается работать с малым и средним бизнесом — это основная масса наших клиентов, но при этом появляется всё больше Medium, Medium Plus клиентов, и у них уже немножко другие требования к продукту, требования к функционалу, и мы сейчас пошли путем того, что мы наращиваем тот функционал, который необходим более крупному бизнесу, вот, он связан и с вопросом интеграции, и взаимодействие систем.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У вас, по-моему, даже выведено где-то на сайт пункт меню Zapier, если я не ошибаюсь, прям интеграция через Zapier.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, Zapier стал очень популярным в том числе, и Zapier, он универсален, он помогает мигрировать любое решение, всё зависит от того, какое количество zap'ов вы просто поддерживаете. Для себя мы тоже ключевым считаем интеграции с различными CRM, CMS системами. Мы сейчас запустили... мы готовы сотрудничать с любыми разработчиками-интеграторами, предлагая им разработать интеграцию нашего сервиса с их системами, которые они поддерживают, при этом заплатить не только разработку этого решения, но и на основе affiliate системы, партнерской программы, выплачивать им комиссию за тех пользователей, которые будут ее использовать, тем самым у них будут средства на поддержание.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Звучит очень, очень разумно и очень интересно. Если нас слушают ребята сейчас, которые пилят какие-то интеграции под CRM-системы или у которых есть штат программистов, которые могут разобраться, как сделать эту интеграцию и они не загружены, то вот вам вариант. Во-первых, вы как-то окупаете, наверное, свою себестоимость разработки, да, там. Во-вторых, вы можете уже в долгосрочной уже получить какой-то поток revenue share с партнером, который могут пользоваться.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Пока ты рассказывал про Facebook, я могу, наверное, уже это сказать, прошел где-то год, как раз вот да, это где-то было год назад, мы зимовали на Бали и как раз вот сейчас у нас мы записываемся в марте, где-то февраль—март мы уже начали путешествовать по Азии, я помню, мы были в Камбодже и MailChimp договорился со мной, и, наверное, не только со мной, по поводу глубинного интервью, их UX специалист прислала мне письмо, что вот вы являетесь активным пользователем, нам было бы интересно вам позадавать вопросы по вот такому-то аккаунту. И они как раз расспрашивали, как мы используем рекламу на Facebook, какие у нас есть боли, сложности, и в итоге вот они выкатили этот продукт. И они снова меня приглашали на интервью, я, конечно, не могу, наверное, пока еще называть по какому поводу я им давал feedback по использованию сервиса, но мне прям понравилось, т.е. они глубоко задавали вопросы, очень слушающая девочка, которая такая «Да, это звучит логично. Да, это звучит правильно», которая вообще пытается полностью тебя... вот, знаешь, как есть правила ведения брейнштормов, так и тут, вот, любую идею просто не зарезать на корню, уточнить, выяснить, вот за час она из меня выпытывала много таких наблюдений, болей и сложностей, и прикольно, что они их внедряют.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Мы в принципе делаем тоже самое, только мы делаем это при личных встречах. Когда встречаемся с нашими клиентами, мы спрашиваем, что они используют, если они используют наших конкурентов, что им нравится, что не нравится, чего не хватает, и на основании этого принимаем решение, что нам лучше в первую очередь поменять в продукте, добавить, сделать. Мы в принципе не делаем индивидуальное решение под каждого конкретного клиента, вот, если он придет, скажет «Я большой, хороший и красивый, сделайте мне этот функционал». Если мы поймем, что он очень узкий, специализированный, мы не будем этого делать, потому что мы не можем разрываться на всех, и у нас подход такой, что мы делаем то, что может максимально использовать всеми нашими пользователями.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, это вечная боль, как выбрать тот функционал, который будут использовать, а не который ты запилишь, а его не будут использовать. Расскажи, как у вас это устроено. У вас есть отдельные product owner'ы или сейчас эта замкнута функция на тебе? Вот, как с точки зрения развития продукта, кто определяет его, какая структура команды?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: По сути это завязано на мне и на моем партнере. Когда мы были в Нью-Йорке, в нью-йоркском акселераторе, мы встречались очень много с крупным американским бизнесом и понимали, какие продукты там популярны, что используют, чего им не хватает, какая стоимость. Для Америки, например, стоимость продукта практически не имеет значения, потому что средняя зарплата человека-специалиста — это 100-120-150 тысяч долларов в год. Соответственно, заплатить им за решение 100 долларов или 200, ну, это такая песчинка, соринка в глазу, это не ключевое. Есть нюансы, когда продукты стоят 9-10 тысяч долларов, лицензия, тогда, в таком случае, если ты предложишь то же самое, но за 500, за 1000, тогда у тебя есть все-таки шанс заинтересовать, вот. И в целом, встречаясь там, мы очень много поняли и построили для себя картину бизнеса — с кем удобно работать, с кем неудобно. Удобно работать с очень крупным бизнесом, потому что они с одной стороны долго принимают решение, но если они его приняли, они вас интегрируют, они вас используют и им очень сложно отказаться от вас, потому что очень большая внутри бюрократия, это самый классный клиент. Если ты уже его подписал, время его жизни будет очень высоко. Если это малый бизнес — сегодня он существует, завтра его нет, сегодня у него есть время сделать email рассылку, завтра его нет, очень нестабильный клиент, который постоянно приходит, уходит, с ним больше сложностей, тратится больше времени и усилий на его привлечение. И есть непонятный сегмент medium бизнеса, который и готов платить больше, чем малый бизнес, но не готов платить настолько много, сколько платит большой бизнес, но при этом у него всегда очень много всяких требований и пожеланий. И если научиться правильно работать вот с этим сегментом, в котором не очень все любят работать, то тоже есть очень большие перспективы для роста компании.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, ты знаешь, вот этот инсайд про малый бизнес, я сталкивался, даже ребята зарабатывают на инфобизнесе, да, т.е. email-рассылка — это у них прям канал основной, там, чуть ли не основной продаж вместе с соц. сетями, и они такие: «Ой, нам MailChimp не нравится, мы завтыкали где-то пополнить карточку, они нам не дают ничего сделать, пока мы не оплатили следующий период, какие они плохие». Я такой: «Блин, ребята, это ваш рабочий инструмент. А если вы завтра забудете интернет оплатить или офис, вам тоже самое будет».

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, это очень специфические клиенты, и у нас так как большой, бесплатный тарифный план, мы тоже понимаем...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, как вы боретесь с вот этими людьми, которые приходят и пытаются через вас проспамить?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Вот это самая наша большая боль. Не то, что это боль, это то, на чем мы сейчас сконцентрированы. Это борьба и поиск, своевременное определение пользователя со спамными базами рассылки. Есть определенные критерии, когда мы можем определить спам это рассылка или нет на этапе создания самой рассылки. Когда пользователь загружает нам базу, мы можем посмотреть какой процент адресов, которые имеют стандартный вид, admin, support и так далее, т.е. есть вероятность, что они были собраны в сети, и у нас есть определенный процент, который является для нас сигналом. Есть... У нас в базе хранится количество несуществующих адресов, те адреса, которые существуют, мы можем сразу на этапе загрузки определить адрес существует или нет, если он не существующий с нашей точки зрения, мы опять же понимаем, что это спамер, ну и по факту рассылки можем понять, какое количество жалоб, какое количество обращений мы получили по поводу этой рассылки, какой процент несуществующих адресов и дальше уже принимаем решение работать с человеком или нет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И мы снова в студии. Возвращаясь к вопросу наших людей, которые пытаются залить разные базы разного качества. Скажи, рекомендуете ли вы, как некоторые другие игроки рынка, прогонять некоторые базы через сервис email валидации, когда третья сторона говорит, что на эти имейлы даже не пытайтесь отправлять, эти имейлы плохие, а вот это вот ваш нормальный кусочек.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: На самом деле мы такое не рекомендуем, потому что это опять же способ обмануть нас, предоставив плохую базу, по которой есть невалидные адреса, и сделать рассылку, т.е. нам лучше определить вовремя. В процессе отправки мы можем увидеть, когда рассылка уходит, сразу какой процент по ней идет невалидов. Если он высокий...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Bounce'ов.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, bounce'ов, мы в самом процессе отправки можем ее заблокировать, не отправляя до конца. Если пройдет валидацию, то скорее всего процент их будет ниже, он будет ниже порога, рассылка вся уйдет, но зато после этого мы получим массовое количество репортов на спам, поэтому мы персонально клиентам это не рекомендуем. Если индивидуально сегмент обращается, мы знаем, что это действительно какой-то хороший...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Белый бизнес.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, белый бизнес, интернет-магазин или что-то такое, где реально хорошая база, но она может быть немножко устаревшая, тогда мы можем порекомендовать, но опять же без указания кого конкретно мы рекомендуем, но сказать: «Если вы хотите с нами работать, лучше это все-таки сделать».

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, для белых бизнесов я тебе скажу, что надо, потому что мы часто внедряем клиентам и сервисы массовой отправки и вот то, что вы называете SMTP, MailChimp называет это Mandrill'ом, да, т.е. персональные письма «Спасибо за заказ» и так далее, тоже мы говорим клиенту: «Внедряем кусочками, смотрим». У клиента много доменов, много баз, он внедряет всё, Mandrill начинает жаловаться на то, что у него всё плохо, потому что оказывается, что это люди подписались 6 лет назад и никто никогда не проверял, какие там bounce'ы, отписки, нужны людям эти уведомления, да, там, на изменение цены, на какой-то там товар или появление новых товаров в каталоге или не нужно, и вот, там, шарахают просто рассылку по шестилетней базе.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да, и в таком случае мы будем вынуждены отказаться от дальнейшего сотрудничества, потому что вы можете попытаться это объяснить нам, но это уже какой-то человеческий фактор, это уже насколько мы понимаем ваш бизнес, что это действительно так вот случайно, потому что база старая. На самом деле, если сделать рассылку, то обычно после первой рассылки очень много людей отваливается и ты уже понимаешь, что ты уже не будешь повторно слать на эти невалиды, потому что ты их уже получил, сервис повторно не будет слать на несуществующие адреса, тот, кто был категорично против тебя настроен, он уже отпишется, он нажмет репорт спам, мы получим какие-то FBL сообщения, уведомления от почтовых сервисов о том, что человек нажал кнопку Спам, и с каждой последующей рассылкой, если не будут появляться новые адреса, результаты будут всё лучше и лучше.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Будет такая самоочистка системы.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да, т.е. для белых бизнесов мы вот готовы этот критерий чуть-чуть повысить, количество bounce'ов добавить.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потерпеть вот эти первые рассылки.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, первые рассылки, да, но в любом случае мы боремся со спамом, мы блокируем спамеров, спамеры очень любят открывать несколько аккаунтов, чтобы обойти лимиты на количество отправленных писем. Для этого мы используем Elasticsearch. Система сама анализирует содержимое писем и находит братьев сходных. Некоторое спамеры тоже поняли, что у нас эта система есть. Они пытаются нас обмануть. Они добавляют больше пробелов, меняют буквы, например, с русскую на латинскую меняют, букву «о» на ноль и так далее, и вот у нас вот эта вечная борьба, как определить спамная регистрация или нет, как найти спамеров и так далее. Для чего у нас есть отдельный отдел, который занимается... там отдельные люди работают, которые постоянно улучшают алгоритмы, как это определять, как их ловить, как ловить регистрации с одних IP адресов, как ловить отправку с одних IP адресов.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И как по дороге хорошего нормального клиента не обидеть и просаппортить.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, для нас самое важное это иметь хорошую доставляемость писем, делать доставку для пользователей максимально, чтобы они получали самый высокий результат от наших рассылок, и нам невыгодно, неинтересно работать со спамерами, который этот результат нам будут постоянно снижать, от чего будут страдать хорошие клиенты и просто разбегаться к конкурентам.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Конечно, конечно. Я тебе скажу, что когда возникают проблемы, ты понимаешь, насколько крупная компания, типа, MailChimp, они могут просто забанить и дальше не вникать, потому что ну как бы на их объемах просто каждый раз вникать белый ты, не белый, особенно еще и на не ключевом рынке, и не с самыми большими чеками, просто нету времени и сил у них.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, да, абсолютно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: У нас была такие ситуации, когда клиенты тоже заводили несколько аккаунтов, пытались обмануть или просто происходила какая-то техническая ошибка или грязную базу выгрузили программисты. Программисты заводили базу, тестировали там всё, и на время теста нагенерировали 100 несуществующих имейлов, а на объемах базы это ощутимый уже порог. Давай, наверное, уже пойдем ближе к такому нерабочему режиму. Где ты берешь свои силы, где ты черпаешь свое время отдыха и как ты отдыхаешь?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Ну на самом деле я получаю удовольствие от работы. Мне нравится работать, мне нравится что-то делать, придумывать, решать задачи для сервиса и я работаю очень много, я работаю дома, я работаю на работе, но тем не менее я пытаюсь как-то все равно находить компромисс со своей совестью, находить компромисс и время для своей семьи. У меня двое прекрасных детей. Мы много времени проводим вместе. Стараюсь максимально им уделять времени, по мере возможности, но иногда возникают форс-мажоры, когда даже дома мне приходится работать, и с этим ничего не поделаешь.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: На футбол часто ходишь? Я смотрел в соц. сетях, что ты любитель футбола.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, я любитель футбола.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И где-то я читал в интервью, что ты даже играл когда-то раньше.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, раньше играл, но это не была профессиональная игра, это было больше как любитель, но я получал от этого удовольствие. А так, я люблю футбол. Часто приезжаю в Киев смотреть и сборную, и «Динамо Киев». В этом году наконец-то есть предпосылки, что Черниговская команда выйдет в Высшую лигу, Черниговская «Десна», сейчас в нее вкладывают и в инфраструктуру, и футболистов покупают, и что-то может получиться, и мне... сколько лет независимости ни одна черниговская команда не играла в Высшей Лиге украинского футбола, и поэтому есть большие надежды, что наконец-то со следующего года там будет представлен и мой родной город.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И ты за «Десну» болел и до этого, да, до того как она выходила?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, естественно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Потому что все болельщики, я знаю, делятся, там, вот, как я, глорихантеры — это люди, которые приходят на самые показательные матчи, да, там, или смотрят, когда «ПСЖ» против...

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: «Барселоны».

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: «Барселоны». Я такой посмотрел. Ну, красота, конечно. Как они закатали, прям так в касание, прям такая импровизация. А вот есть люди, которые всю жизнь болеют за ФК «Десну» и для них, наверное, для тебя, это прям целый праздник, что она выходит или вышла.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, когда будучи еще школьниками я ходил с друзьями смотреть. Сейчас, когда появляется время, тоже стараюсь иногда ходить. Но если выйдут в Вышку, я буду уже, конечно, стараться максимум посещать матчи.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень круто. Что по спорту, по путешествиям, насколько часто ты уделяешь этому время?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Люблю путешествовать, но т.к. есть двое маленьких детей, сейчас такой lazy отдых — это в основном поездка на пляжи, пляжный отдых, семейный. Чуть-чуть подрастем и обязательно будем ездить по Европе и по другим странам. Пока не сильно получается ходить по достопримечательностям, рассматривать места.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Устают, да?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Два года ребенку. Он еще спит днем. Ему надо обязательно поспать. Если не поспит, день будет ужасен, поэтому...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В общем, надо или бабушку с собой брать, да?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, в последней поездке мы всегда берем с собой бабушку, чтобы хоть как-то самим тоже отдохнуть. Без этого никак. Но вот дети растут. По старшему мы понимаем, что в 3-4 года уже начинается... ей уже интересно самой ходить, что-то смотреть. У нее больше сил есть ходить целый день что-то делать, поэтому вот в скором времени планируем поменять пляжный отдых на более такой интересный.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: И насколько я видел, тебе понравилась Америка, да, т.е. вы один раз туда слетали, потом сразу вклинили себе пару планов присутствовать на конференциях американских.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Ну за осень, я большую часть времени осенью я провел в Америке, но при этом летал раз шесть туда обратно, потому что были мероприятия и в Европе, мы ездили на Web Summit, который нам ужасно понравился, в Лиссабоне.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Угу. Это не тот, который в Турции был, потому что я был на каком-то саммите в Турции, я вообще не понял, что я там делал.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Он до этого был в Дублине, в Ирландии.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Вот еще раньше, еще раньше, в Стамбуле.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: А сейчас он переехал в Португалию. Очень круто. 50 тысяч человек. Мы были со стендом. Очень много лидов собрали. Интерес был большой. Очень понравилось. Еще участвовали в Польше в мероприятии, в Финляндии в мероприятии, поэтому были постоянно и поездки, но в целом Штаты, я не могу сказать, что они мне понравились. Нью-Йорк мне очень не понравился, потому что там сложно жить с детьми. В самом Нью-Йорке жить практически невозможно. Надо жить в пригороде. Если жить в пригороде, то это час-полтора минимум добираться на работу и столько же обратно, что не очень комфортно. Красивая, конечно, провинция американская в Нью-Джерси в деревушке, где живут спокойно, красиво, размеренная жизнь, красивая трава, везде выстрижена, везде порядок, всё чисто, хорошо, но очень скучно, вот, поэтому я не могу сказать, нравится она, не нравится Америка, далеко отсюда, далеко от друзей, родственников, поэтому я бы скорее, мне больше привлекательней Европа, чем Америка.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Больше Европа такая старая, устаканенная.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, Швейцария, Германия, Австрия, вот, тоже очень всё красиво, аккуратно и цены не так кусаются. Ну, в Швейцарии дорого, конечно.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: В Швейцарии да. В Швейцарии на окраине Цюриха 10 евро шаурма стоит — это вот я помню у меня был там layover.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Да, в Швейцарии, да, очень дорого было. Вот Австрия мне очень понравилась.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Да, Австрия соглашусь с тобой, особенно Австрия, которая ближе туда к Инсбруку, там, где горы, там, где реки.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Я сейчас в этом году в Инсбруке был.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Нас друзья пригласили к себе в свадебное путешествие. Нам очень понравилось, т.е. там есть и где побегать, есть где и в ледяное озеро ноги помочить, там, прям ледяное озеро с горы стекает, вода холодная, вся инфраструктура, ты выходишь, ногами по разным поверхностям проходишься, там, камешки, вдоль, поперек деревяшки, ну прям, там, Motorikpark это называется. Ты приходишь и ты там занимаешься, и равновесие, и какая-то нагрузка, и какая-то активация силы организма, и это просто в австрийском селе.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Там очень красивые деревушки. Там и еда у них вкусная, и сервис хороший. Австрия понравилась очень, да.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Когда дети пойдут в школу, думаешь о том, как... поскольку у вас все-таки SaaS, да, можно как-то строить это удаленно или жить в других местах, думаешь ли ты об этом?

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Я пока размышляю об этом. У меня две альтернативы по сути есть. В Чернигове не так много хороших школ, поэтому я задумываюсь о том, что возможно отдать ребенка в киевскую школу, либо вторая альтернатива — это действительно уехать за границу, но мне нравится здесь, мне здесь комфортно жить. Есть, конечно, много нюансов, которые отталкивают, которые не нравятся, но пытаюсь у себя в голове найти этому какие-то объяснения разумные и почему мне все-таки здесь стоит остаться, и пока эти выводы мои все-таки...

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Перевешивают.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Перевешивают, да, чем желание уехать, хотя у меня и друзья уехали и тоже довольны. В Голландию, например, одни уехали. Мы в гости скоро поедем. Но в целом пока здесь. Пока Украина. И все-таки хоть у нас и IT-бизнес, и можно удаленно работать, но это все равно немножко другое. Стоит все равно присутствовать или какую-то часть времени хотя бы проводить с командой для того, чтобы понимать, лучше чувствовать, что внутри происходит, и вопросы намного лучше решаются, чем в скайп звонках, конференциях и так далее, поэтому пока тут, а дальше жизнь покажет.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: А дальше посмотрим. Круто. Спасибо тебе большое за интервью. Я думаю, что наши слушатели смогут вытащить для себя новые подходы, инсайты, попробовать те же push'и. Может быть, и я кстати после этого интервью снова попробую вернуться к этому каналу.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Кстати, по поводу push'ей. Появилась новая возможность в Chrome отправлять не маленькие картиночки, а большие картинки вставлять. Это мы как раз должны вот-вот выложить в системе, и они, другая больше картинка, она более привлекает и можно больше информации, контента на ней разместить, соответственно, можно дополнительный процент эффективности добавить.

РОМАН РЫБАЛЬЧЕНКО: Очень интересно, поэтому те, кто нас слушает, пробуйте, применяйте. Если у вас будут вопросы после этого подкаста, приходите или в социальных сетях или на страницах Roman.ua под подкастом. Мы приложим обязательно бонус — исследование о том, в какое время, как лучше отправлять это всё. И до новых встреч. Всем спасибо. Пока, пока.

КОНСТАНТИН МАКАРОВ: Спасибо. Пока.

Понравился материал?
Рубрики записи: Подкасты: Продуктивный Роман   Теги записи: , , ,

Автор: Роман Рыбальченко

Будь в курсе! Подпишись и получай анонсы мероприятий, бесплатные материалы и полезные советы. 6 371 человек — уже подписались.
  • Имя
    Имя и Фамилия*
    Email*
    Телефон
    Компания
    Должность
    Комментарий
    Интерес
    GA Client-id
    IP
    USER_AGENT
    first_utm_term
    first_utm_source
    first_utm_medium
    first_utm_content
    first_utm_campaign
    current_utm_term
    current_utm_source
    current_utm_medium
    current_utm_content
    current_utm_campaign
    User Details